2019 – Год театра: с чего начиналась история сценического искусства в Приморье

Народный дом by .
Она началась с создания во Владивостоке в 1885 году «Кружка любителей драматических искусств», информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Заметное оживление театральной жизни, как пишет ведущий научный сотрудник Центра истории культуры и межкультурных коммуникаций Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН кандидат филологических наук Лидия Фетисова, наблюдалось в 1899 году, причём не только в крупных культурных центрах.

«Газета «Приамурские ведомости» отметила постановку самодеятельными артистами Никольска-Уссурийского пьесы В. Крылова «Сорванец». Поскольку 1899-й прошёл по всей империи под знаком 100-летия со дня рождения А.С. Пушкина, в театре Галецкого был организован музыкально-литературный вечер, посвящённый этой дате. Кстати, тогда и возникла мысль о строительстве во Владивостоке Пушкинского народного дома. Реализовать её удалось в 1907 году, – пишет Л.Е Фетисова в многотиражном издании ДВО РАН «Дальневосточный учёный». – С этого времени Народный дом стал постоянно предоставлять свою сцену любителям драматического искусства. Правда, качество постановок не отвечало высоким запросам, но вполне соответствовало непритязательным вкусам большинства посетителей таких спектаклей. Например, зимой 1913 года газета «Дальний Восток» сообщала: «Сегодня вечером на сцене Народного дома любителями драматического искусства под режиссёрством А.Н. Соломина идёт «Генеральша Матрёна», 4-актная комедия Крылова. Завтра драм Вильде в 5 действиях «Преступница». После спектакля состоятся танцы».
Цеховые объединения любителей сыграли важную роль в становлении театрального искусства Приморья. Как известно, Пушкинский театр был создан собранием приказчиков. Военное и Морское собрания Хабаровска и Владивостока оказывали большое влияние на общественную жизнь, поскольку офицерская среда состояла из людей высокообразованных, обученных не только военным наукам, но также музыке, живописи, владевших литературным слогом. Соответствующее образование имели и их жёны, также внёсшие немалый вклад в развитие культуры восточной окраины империи. Силами офицеров и членов их семей были организованы солдатские театры во Владивостоке, а также Благовещенске и Хабаровске.
В развитии театрального дела очень велика была роль просвещённого купечества. В 1885 году первую профессиональную сцену открыл во Владивостоке купец И.И. Галецкий. Первое каменное здание театра «Тихий океан» на 775 мест построил в 1899 году купец А.А. Иванов. Вначале играли преимущественно оперно-опереточные труппы, но ставились и драматические спектакли, в том числе классического репертуара. В частности, весной 1901 года шли «Дядя Ваня» А.П. Чехова, «Власть тьмы» Л.Н. Толстого, «Лес» А.Н. Островского, собирающие много зрителей.
Подлинным актёрским и режиссёрским дарованием обладала Маргарита Михайловна Янковская – жена Ю.М. Янковского и дочь владивостокского купца первой гильдии, крупного судовладельца и известного китаеведа М. Г. Шевелёва. «Книголюб, сама немножко поэтесса, театралка, она сама устраивала спектакли, ставила пьесы в зале и на природе, в лесу,отбирала таланты среди молодёжи. Первой отметила талант своей кузины Катерины Ивановны Корнаковой, ставшей женой Алексея Дикого и одной из любимец Станиславского. Великолепная рассказчица, мама дружила с Бальмонтом и Арсеньевым, гостившими у нас на полуострове, японским профессором филологом Моичи Ямагучи, со многоими виднвми артистами; любовь к театру, поэзии, литературе она насаждала и прививала молодёжи в своём окружении постоянно», – так писал о своей матери В.Ю. Янковский.
Приведённая цитата наводит на размышления относительно роли искусства в повседневной жизни человека. Просветительская миссия интеллигенции не вызывает сомнений. Однако, думается, главной движущей силой в условиях вынужденной культурной изоляции являлась естественная потребность человека в создании вокруг себя стабильного духовного пространства. Данная потребность неодинаково реализовывалась в общественном и семейном быту разных групп населения, так как определялась ориентацией либо на народные традиции, либо на профессиональное искусство, но побудительные мотивы этой деятельности имели общие истоки.
Тот, кто не сумел развить свой творческий потенциал, оказывался в состоянии «культурного вакуума», что гибельно влияло на духовно-нравственный облик в целом. Не случайно В.П. Матвеев писал: «Пьянство, картёж и сплетня – вот три кита, на которых держалось тогдашнее местное, даже «высшее общество».
Правда, далеко не все «обыватели» были ориентированы на высокое искусство. Городские низы отдавали предпочтение незамысловатым музыкальным водевилям, охотно посещали цирковые представления. Они же составляли основную аудиторию на выступлениях китайских уличных артистов: «Собравши вокруг себя небольшую толпу, китайские фокусники с шутками и прибаутками проделывают различные фокусы: ударяют божка деревянной палочкой и подносят его к уху, чтобы бог подсказал; проделывают фокусы с шариками, которые то исчезают из-под чашек, перевёрнутых вверх дном, то снова появляются; заставляют проделывать фокусы мышей и свинок; заставляют плясать обезьяну или медведя; перевёртываются через голову на обеих руках… нагибаются назад через спину так, чтобы достать зубами брошенную кем-либо на землю монету…»
Со временем изменились и вкусы сельских жителей. Распространение грамотности и усиление светской направленности образования способствовали нивелированию локальных традиций, вели к пересмотру прежних культурных ценностей, прежде всего в молодёжной среде. Усвоение профессиональных музыкально-литературных и театральных видов искусства давало молодёжи невиданную ранее возможность вносить праздничную атмосферу в культуру повседневности. Драматические кружки создавались силами местной интеллигенции, главным образом учительства. Они пользовались огромным успехом. Старшее поколение составляло зрительскую аудиторию. Естественно, больше возможностей для реализации своего творческого потенциала в любительском искусстве, не связанном с хозяйственным циклом, имела мужская часть населения.
В 1920-е годы постановка самодеятельных спектаклей приобрела небывалый размах. В сельской глубинке пьесы теперь ставились не только учителями, но и руководителями изб-читален. Дело заключалось не только в особых театральных пристрастиях «избачей»: это была одна из статей дохода. Средства, полученные от платных спектаклей, тратились затем на подписку газет, приобретение книг, плакатов, культинвентаря. В те годы, как и в предыдущий период, сельскую самодеятельность страны отличал молодёжный характер, но в сёлах Суражевка и Бессарабия Шкотовского района Владивостокского округа в драмкружке играли исключительно степенные крестьяне. Девушки охотно посещали спектакли, но не решались принимать участия в пьесах, опасаясь за свою репутацию (особенно в случае «негативной» роли, поскольку восприятие крестьян не разграничивало действующее лицо и исполнителя).
Так, на рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий театрально-игровая составляющая повседневной культуры всё ещё имела многоуровневую структуру. Вместе с тем, уже ясно просматривалась тенденция к профессионализации театрального искусства, которая и определяла его развитие на протяжении всего ХХ века.

Лидия ФЕТИСОВА,
Ведущий научный сотрудник Центра истории культуры и межкультурных коммуникаций Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, кандидат филологических наук

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>