Пчеловодство в Приморье – отрасль системообразующая

ОНК и пчёлы  09077bbf6abd6c211913f17c78dacd7c by .
Цветущий май в этом году дарит надежду приморским пчеловодам на сохранение и дальнейшее развитие их такого нужного людям и полезного дела. В самом начале месяца пришло сообщение о том, что губернатор утвердил согласованный с Рослесхозом новый лесной план Приморского края. Документ запрещает в «зонах покоя» вести промышленную заготовку липы, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

А на встрече с пчеловодами во время своей рабочей поездки в Уссурийский городской округ Олег Кожемяко обсудил с ними состояние и перспективы развития отрасли. «Важно сохранить пчеловодство, как системообразующую отрасль. Липа – основной медонос, который формирует занятость для многих жителей края, проживающих в сельской местности», – подчеркнул глава исполнительной власти Приморья.

Приморский край издавна славился сбором меда, который по своим вкусовым и целебным свойствам имел всемирную славу и поступал на продажу во многие страны. Славу ему создавали разные виды липы, отмечает заслуженный работник высшей школы Российской Федерации доктор сельскохозяйственных наук, профессор Геннадий Гуков.

«В Уссурийской тайге произрастает четыре вида лип – липа Таке, амурская, маньчжурская и на юге Приморья – липа корейская. Все они хорошие медоносы, их используют для получения товарного мёда и заготовки кормов для пчёл на зимне-весенний период. В советский период липу не рубили… Лесной кодекс 2006 года, наряду со многими ляпсусами, разрешил рубить липу, тем самым создались условия для подрыва такой отрасли, как пчеловодство. С просьбой или требованием запретить на Дальнем Востоке рубку липы общественность и WWF обратились в министерство природных ресурсов, которому поручено курировать и лесные проблемы России. Ответ известен – древесина липы пользуется большим спросом за рубежом», – сетует профессор Гуков.

Между тем, Приморский край занимает лидирующее положение по производству мёда среди территорий Дальневосточного федерального округа. По оценкам специалистов, его объём отличается от других субъектов в разы – доля нашего края составляет почти шестьдесят процентов от всего дальневосточного мёда. Более того, по объёмам произведённого мёда Приморье входит в пятёрку общероссийских лидеров. И большую часть – 85 процентов медосбора даёт именно липа.

Проблема сохранения липы в Уссурийской тайге, запрета её вырубки давняя и острая, не находящая своего разрешения на протяжении многих лет. Как неоднократно подчёркивали в Союзе пчеловодов Приморского края, если не изменить положение, мы просто останемся без липового мёда. Совсем.

«Соответственно, потеряют источник дохода порядка семи тысяч человек, которые сегодня занимаются пчеловодством в нашем крае. Возможно не все знают, но у нас до сих пор медопродуктивны деревья, с которых собирали нектар ещё первые поселенцы, ведь, что бы ни утверждали лесопромышленники, липа медоносит до двухсот пятидесяти лет, это научные данные. Кроме того, согласно последним исследованиям, пчела влияет и на опыление диких растений в тайге. То есть, есть пчёлы — тайга растёт, не будет пчёл — лесу грозит упадок», – отмечает председатель Союза пчеловодов Приморского края Рамиль Еникеев.

Между тем, государственная программа Приморского края «Развитие лесного хозяйства в Приморском крае» на 2013 — 2020 годы одной из приоритетных целей ставит развитие рынка экологических товаров и услуг. На обеспечение населения качественной, экологически безопасной сельскохозяйственной продукцией нацелена и государственная программа Приморского края «Развитие сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. Повышение уровня жизни сельского населения Приморского края» на 2013 — 2020 годы.

Реальные подвижки в деле сохранения липы начали происходить в текущем году.

Новый лесной план Приморского края, согласованный с Федеральным агентством лесного хозяйства (Рослесхозом) и утверждённый губернатором, определяет так называемые «зоны покоя», в которых запрещено вести промышленную заготовку липы. Как рассказал директор краевого департамента лесного хозяйства Валентин Карпенко, лесной план разрабатывался в течение 2018 года. В апреле текущего года глава края Олег Кожемяко просил заместителя председателя правительства Алексея Гордеева помочь и ускорить согласование данного документа.
«Лесной план был согласован Рослесхозом двадцать четвёртого апреля. Документом ограничена рубка липы на площади один и две десятых миллиона гектаров, что составляет более десяти процентов лесного фонда Приморского края. Теперь арендаторы лесных участков не смогут в обозначенных «зонах покоя» вести промышленную заготовку липы», – подчёркивает директор департамента.

ZAзапрет by .
Лесной план предусматривает запрет вырубки липы в 11 лесничествах: Арсеньевском (152 422 гектара), Владивостокском (8 534 гектара), Верхне-Перевальнинском (99 027 гектаров), Дальнереченском (117 945 гектаров), Кавалеровском (98 401 гектар), Рощинском (146 498 гектаров), Сергеевском (26 152 гектаров), Спасском (111 054 гектара), Тернейском (150 130 гектаров), Уссурийском (133 811 гектаров) и Чугуевском (167 091 гектар).
И это только начало – Олег Кожемяко поручил продолжить работу в деле сохранения основного медоноса.

На минувшей неделе, 18 мая губернатор встречался с активом Союза пчеловодов Приморского края региона.
«Олег Николаевич сделал доклад о последних решениях исполнительной власти в области защиты главного медоноса края – липы. Расширение «зон покоя», утверждённое в новом Лесном плане, – действительно, серьёзное дело. Предшествовала ему почти пятимесячная работа администрации края, муниципальных образований, лесничеств и Союза пчеловодов. Данные по указанным одному и двум десятым миллиона гектаров собирались вместе, в районах проверялись пчеловодами совместно с лесниками, затем доказывались в Москве, их не утверждали, потребовалось вмешательство губернатора, и только после этого они были приняты.

Основная причина конфликта интересов лесопромышленников и пчеловодов, на мой взгляд, финансовая. В 2018 году было выдано разрешение на вырубку ста семидесяти «кубов» липы, через таможню же прошло девятьсот «кубов»!!! А теперь цена вопроса – государство получило за разрешение вырубки всего лишь двадцать пять миллионов рублей, а доход небольшой кучки лесопромышленников составил сто двадцать пять миллионов долларов США!!! Есть за что побороться. И меня не удивляет то, что тексты заключений вышеупомянутых федеральных министерств о не поддержке запрета вырубки липы иногда практически полностью совпадают с текстами выступлений наших лесопромышленников. А мнения пчеловодов там даже не указаны.

И проблема эта, мы считаем, федерального уровня. Аналогичная ситуация в Республике Башкортостан, Кировской области, других регионах страны.

Вообще же, по мнению учёных и пчеловодов (нас поддерживает также и Общероссийский народный фронт), самым оптимальным вариантом, при котором мы считали бы, что вопрос о сохранности наших эндемичных видов липы решён, – это включение их в «Перечень запрещённых к заготовке пород (видов) деревьев и кустарников». Данный перечень определяется Рослесхозом, но только после согласования с рядом федеральных ведомств. Самое главное, что эту позицию поддерживает и Олег Кожемяко. Изначально, при вступлении в должность губернатора, он и планировал внести данные виды липы в «Перечень». Но не так просто было решить этот вопрос. Проблема обсуждалась с новым руководителем Министерства природных ресурсов, от имени губернатора Приморья была отправлена телеграмма на имя вице-премьера Гордеева с просьбой помочь в решении данного вопроса, от Союза пчеловодов мы обращались в Администрацию Президента Российской Федерации. Но своё «НЕТ» запрету вырубки липы сказали Минэкономразвития, Минпромторг и, как ни странно, Минвостокразвития. Не отступая от своей окончательной цели – полного запрета вырубки липы, пока будут вестись переговоры на федеральном уровне, было принято решение максимально возможными способами сохранить липу инструментами местного уровня. Одним из таких переходных инструментов и является выделение указанных «зон покоя», а также ограничение экспорта древесины липы.

Тут хочется отметить и ещё один момент: нынешний глава края, Олег Кожемяко сам был в юности пчеловодом и знаком со всеми тонкостями нашего дела, знает, что без липы пчеловодство в Приморье просто не будет существовать. Только за последние неполные шесть месяцев руководитель края встречался с активом Союза пчеловодов уже трижды! В этом же году в Приморье, в одном из немногих регионов страны, благодаря Олегу Кожемяко у нас появился свой официальный праздник – День пчеловода Приморского края, который станет отмечаться в последнюю субботу августа. А на нашей последней встрече, учитывая всю важность отрасли для края, учитывая, что пчеловодство в Приморье находится на стыке зон ответственности нескольких ведомств, мы попросили губернатора стать прямым куратором приморского пчеловодства.
Поэтому, как ни крути, за последние полгода со стороны администрации края в области пчеловодства сделано реально больше, чем за предыдущие три десятка лет. Мы очень плодотворно взаимодействуем с Департаментом сельского хозяйства и продовольствия Приморского края, возглавляет который Андрей Александрович Бронц.

IMG-20190419-WA0007 Pамиль by .
Возможно, со стороны всё это может показаться слишком оптимистичным, но на данный момент это действительно так. И опросы пчеловодов показывают, что у многих появилась надежда на окончательную победу. Слишком много нам всего до этого обещали и только сейчас мы начали наблюдать конкретику», – подчёркивает председатель Союза пчеловодов Приморского края Рамиль Еникеев.

Приморский таёжный мёд, как подчёркивают специалисты, уникальный, аналогов ему в мире нет. Его особенность по достоинству оценили первые переселенцы, которые и привезли в Уссурийский край первые улья. Со временем на территории края появилось 190 тысяч пчелосемей, были созданы отдельные совхозы, занятые производством мёда. Но в критичные девяностые годы прошлого столетия всё рухнуло. Сейчас ситуация постепенно выправляется, считает заведующий лабораторией пчеловодства Федерального научного центра агробиотехнологий Дальнего Востока им. А. К. Чайки (бывший Приморский научно-исследовательский институт сельского хозяйства – прим. ред.) кандидат сельскохозяйственных наук Максим Шаров.

IMG_23781 пчёлы by .
«Для сельского населения пчеловодство – один из важных источников доходов. Чтобы создать одну пасеку, надо пять миллионов, но отдача начнётся в этом же году. И буквально окупаемость составит при наших приморских условиях три года. И уже через три года начнётся прибыль. Наш приморский мёд соответствует мировым стандартам по такому показателю, как монофлерность – сбор с одной дикорастущей культуры, – рассказывает Максим Шаров, – у нас такой культурой является липа, и мы можем получать до ста процентов содержания одной липы в продукте – это ценится покупателями. Приморский мёд имеет преимущества по своему микробиологическому составу, содержанию витаминов, по экологической чистоте, у нас отсутствуют большие промышленные предприятия в местах произрастания липы. Единственный ущерб, который наносится пчеловодству – это уничтожение липы».

Пчеловоды края производят больше десяти видов мёда, например, такой редкий, диморфантовый. И уникальность приморского мёда оценена по достоинству. Правда, пока законодательство и практика работы заготовителя лесных даров, переработчиков и, в конечном итоге, экспортёров недревесных продуктов леса, расходятся с главной целью — развитием этой отрасли, считает координатор проектов Амурского филиала WWF России Евгений Лепешкин. Потому в конце прошлого года в ходе международного форума «Таёжные промыслы – основа развития лесных территорий» была создана Дальневосточная Ассоциация пчеловодов, которая призвана помочь в решении основных проблемы этой сферы природопользования.

«Пчеловодство помогает сохранить лес и биоразнообразие. И мы рады видеть, что сотрудничество между испанским Каталонским научно-исследовательским центром лесов и Приморьем принесло значительные результаты — в первую очередь, обмен опытом оказался полезен для организации здесь, в Приморье, первого на Дальнем Востоке Союза пчеловодов, а сейчас и Ассоциации дальневосточных пчеловодов. Работая вместе, мы узнали, что есть такой уникальный край, с таким природным и человеческим богатством. Было полезно также для нас увидеть, что есть общие проблемы у всех пчеловодов мира — и как решать эти проблемы. Например, сокращение популяций пчёл, болезни пчёл, а также старение пчеловодов — по большей части немолодых уже людей. Это очень полезно — общаться между разными странами по одному вопросу, обмениваться мнениями, трудностями и искать пути сотрудничества. Для меня поездки в Приморский край всегда были особенными, и я вижу, как с каждым годом растёт мотивация у людей: чтобы вместе работать по преодолению проблем, по организации своих усилий в Союз пчеловодов. Мне понравилась открытость людей в Приморье. Несмотря на то, что мы говорим на разных языках, я всегда чувствовала, что люди желают общаться и преодолевать языковые сложности, и есть мотивация к росту», – подчеркнула координатор проектов по международному сотрудничеству Каталонского научно- исследовательского центра лесов Марта Ровира.

Сергей СЕМЁНОВ

Похожие записи


«Черниговские родники» вновь порадуют Приморье: Один комментарий

  1. Статья полезная и нужная. Посмотрел, на сайте присутсвуют и другие полезные статьи. Огромное спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>