Юридическая помощь

Как в Якутии собираются легально зарабатывать на мамонтах

Мамонт

Порядка миллиарда рублей зарабатывают контрабандисты на продаже останков мамонтов, найденных в Якутии. На арктических территориях, по оценкам чиновников, можно отыскать порядка 500 тыс. т костей древних животных. Пока их добыча контролируется слабо: по меньшей мере четверть оборота приходится на теневой рынок. Из-за этого теряет и бюджет, и жители Севера, и ученые, информирует «Тихоокеанская Россия».

Нелегалы торопят

Проект Якутии о легализации сбора бивней мамонта обсуждают в Госдуме
Прописать в законодательстве правила сбора останков мамонтов необходимо в самое ближайшее время, заявил 26 июня глава комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. Проект соответствующего законопроекта разработали в Якутии, где сосредоточено свыше 80% так называемой мамонтовой фауны. Сейчас документ изучают в Минприроды и Роснедрах.

Парламентарии дальневосточной республики предлагают регулировать добычу мамонтовых останков не в рамках закона «О недрах», как это происходит сейчас, а создать отдельный документ — «О рациональном пользовании ресурсами мамонтовой фауны — особым природным ресурсом России». «Согласен с коллегами, что нужно предоставлять участки коммерческого сбора мамонтовой кости», — сказал председатель профильного комитета Госдумы.

Он добавил, что необходимо централизовать весь сбыт и наладить экспертизу добытых останков, чтобы на рынок не уходили представляющие ценность для науки экспонаты. Николаев поторопил с принятием законопроекта, обсуждение которого тянется по меньшей мере десяток лет: «Они (черные копатели. — Прим. iz.ru) не дремлют, добывают и вывозят, а мы обсуждаем».

В год в Якутии добывается порядка 100 т бивня мамонта. Около 30%, по данным властей региона, приходится на теневой рынок. По другим оценкам, доля контрабанды достигает и 50%. И бизнес это довольно прибыльный: 50 кг бивня мамонта на официальном рынке стоит порядка $15 тыс., на черном рынке его цена может вырасти вдвое.

Экс-глава Якутии Егор Борисов подчеркивал, что эта сфера становится всё более криминальной. «Мамонтовая фауна стала достаточно котируемой отраслью, потому что в мировой практике объявлен мораторий на добычу слоновой кости», — объяснял он. Речь идет о частичном запрете на торговлю слоновой костью из-за сокращения популяции слонов в Азии и Африке, который ООН ввела в 2002 году.

В якутском парламенте обращали внимание и на другую проблему. При двукратном росте выдачи лицензий на промышленной сбор бивней мамонта никаких налогов с этой деятельности региональный бюджет не получает.

Бивень под курткой

По оценкам якутских ученых, каждый год незаконная добыча костей древних животных приносит дельцам свыше 1 млрд рублей. За последнее десятилетие искатели разрушили семь кладбищ с останками древних животных. «Масштаб вандализма, проявляемого по отношению к природе Арктики, ее уникальным памятникам — палеонтологическим, геологическим, археологическим — участниками незаконной самодеятельной добычи бивней мамонтов, огромен», — говорил в интервью ТАСС археолог, руководитель Яно-Индигирской экспедиции Института истории материальной культуры РАН Владимир Питулько.

В феврале якутская фирма по поддельным документам пыталась вывезти из России (предположительно, в Китай, куда уходит большинство останков) свыше 4,5 т бивней мамонта — это рекордная партия, задержанная погрануправлением ФСБ в Приморском крае. В контейнерах оказалось больше 650 фрагментов останков, из них 14 экземпляров — ценности уровня музейного экспоната. Общую сумму контрабандного груза оценили более чем в 340 млн рублей.

В марте прошлого года житель Амурской области пытался на границе с Китаем спрятать под верхней одеждой фрагмент мамонтовой кости весом 10 кг и стоимостью свыше 400 тыс. рублей. Злоумышленника поймали, а суд назначил ему наказание в три года условно.

Самая громкая история произошла в 2010 году. Тогда двое россиян наладили крупнейший канал по вывозу из России бивней, скупленных у черных копателей. За несколько лет мужчины продали за рубеж свыше 100 т останков, заработав порядка $50 млн. Поймали их на таможенном посту под Выборгом, когда они везли партию в 2,8 т на $1 млн. В конечном счете по 72 эпизодам контрабанды их приговорили к восьми годам условно.

Контрабандисты в поисках наживы наносят серьезный вред экологии арктической территории. Чтобы быстрее найти останки, они используют тепловые и водные пушки, что разрушает не только берега, но и вечную мерзлоту. Помимо того, что незаконный промысел вредит природе, он еще и лишает ученых ценнейших для изучения экземпляров останков древних животных. «Республика теряет свою монополию на научные исследования уникальных ископаемых объектов и доход от экспонирования их на коммерческих выставках», — заявлял первый замминистра образования и науки Якутии Михаил Присяжный.

Руководитель отдела по изучению мамонтовой фауны Академии наук республики Альберт Протопопов оценивает финансовые потери от контрабанды в 1,5 млрд рублей ежегодно, научные потери неисчислимы в деньгах. «Охотники за бивнями выбрасывают кости, скелет и другие ценные для науки артефакты. А сколько можно было сделать научных открытий, если бы эти данные были изучены», — сетует ученый.

Мамонты = нефть

С 1991 по 2002 год промышленный сбор бивней на арктической территории Якутии не лицензировался. До этого вся отрасль была завязана на Национальном мамонтовом фонде, который регулировал и сбор, и переработку этих ресурсов. С 2003 года начали выдавать лицензии. Получить ее могут родовые общины, индивидуальные предприниматели и юридические лица. Изначально они выдавались на год, с 2016-го срок увеличили до пяти лет. Единственное условие — собирать можно лишь те останки, что находятся на поверхности. За выдачу лицензий отвечают профильные органы власти региона совместно с филиалом Федерального агентства по недропользованию.

По данным министерства промышленности и геологии республики, на конец 2017 года действовали 509 лицензий, из них только две — на сбор останков для научных целей, остальные для реализации товара. Бум на получение лицензий произошел в 2016-м, когда увеличили их срок действия. Тогда их выдали более 430 (для сравнения, в прошлом году — 78). За получение лицензии нужно заплатить госпошлину в 7,5 тыс. рублей — в сравнении с суммами, которые можно заработать на продаже бивней, смешные цифры. Впрочем, штрафы за незаконную добычу еще меньше — 3 тыс. рублей.

Якутские власти, общественники и ученые больше десяти лет говорят о том, что для регулирования сферы нужен отдельный федеральный закон. Регионального оказалось недостаточно, такой опыт в республике уже был: в 2005 году президент Якутии Вячеслав Штыров подписал закон о регулировании отрасли, но спустя два года его действие приостановила прокуратура.

Добычу и оборот мамонтовых останков будет регулировать отдельный федеральный закон
Пять лет назад депутат из республики Федот Тумусов внес на рассмотрение Госдумы законопроект, признающий останки мамонтов полезным ископаемым наравне с нефтью и газом. Парламентарий по сути предлагал признать кладбища останков месторождениями и взимать с собирателей налог на добычу полезных ископаемых. Профильный комитет Госдумы нашел в законопроекте противоречия Конституции и отправил на доработку.

В ближайшее время на рассмотрении нижней палаты парламента окажется очередной законопроект, регулирующий добычу останков. С коммерческой стороны региональные власти уже начали действовать, чтобы навести порядок. В начале года министр инвестиционного развития и предпринимательства Якутии Антон Сафронов заявил, что чиновники договорились с китайскими партнерами о создании единого оператора по сбору, переработке и экспорту бивней мамонта.

Один из вариантов — построить в рамках якутской территории опережающего развития (ТОР) «Кангалассы» логистическо-производственный комплекс. Его стоимость оценивается в 1,3 млрд рублей. По словам Сафронова, создание единого оператора поможет наладить порядок в ценообразовании. «Сейчас цена на минимуме. На рынке огромное число продавцов, в том числе со стороны теневого бизнеса, что приводит к демпингу стоимости экспортируемого товара», — объяснял он.

Семейный бизнес

Российско-китайский проект, по словам министра, позволит увеличить объемы добычи останков древних животных, а значит, и создать по меньшей мере 2 тыс. сезонных рабочих мест. Добычей костей мамонтов сейчас и так занимаются целые села. На Севере, где рабочих мест мало, а цены из-за сложностей логистики в разы превышают столичные, сбор останков — самый быстрый способ заработать.

«Всё побережье моря Лаптевых на севере Якутии уже давно поделено между общинами, которые на протяжении нескольких десятков лет собирают мамонтовые бивни, и просто так попасть туда невозможно. Нужно иметь связи, — говорит охотник за мамонтовыми бивнями Александр Попов. — Люди работают целыми бригадами по 15–20 человек».

Подготовка такой экспедиции требует больших денежных вложений — по меньшей мере полмиллиона рублей. Для этого местным жителям порой приходится закладывать всё нажитое трудом имущество, в том числе недвижимость. Предугадать успех невозможно: может произойти и так, что искатели уйдут ни с чем после двух месяцев похода в тяжелых условиях.

Большинство местных жителей работает без лицензий. Надзорные органы в первую очередь борются с перекупщиками, которые налаживают нелегальные каналы вывоза бивней за рубеж. В год контрабандисты в среднем вывозят из России не меньше 60 т ценного товара — иначе говоря, работы у них и так невпроворот.

Екатерина Кориненко, «Известия»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>