Случится ли на Дальнем Востоке очередная большая губернаторская «чистка»?

Усреднённый портрет российского губернатора в ХХI веке представило РБК в конце минувшего года, изучив биографии 183 избранных и назначенных за последние 18 лет глав субъектов Российской Федерации. Cредний, назначенный в 2017 году, губернатор — это 46-летний федеральный чиновник, приехавший из Москвы. EastRussia попробовало приложить выводы исследования к положению дел в Дальневосточном федеральном округе, где из губернаторов в последний «губернаторопад» сентября-октября сменился пока лишь один — в Приморье, но в целом губернаторский корпус обновился на 100 % за последние 10 лет, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Сохранит ли Дальний Восток губернаторскую элитарность

ОДИННАДЦАТЬ ОТСТАВОК ЗА 10 ЛЕТ

Из дальневосточных губернаторов самым опытным на данный момент является чукотский Роман Копин – он стал врио главы автономного округа в 2008 году, после того, как его предшественник Роман Абрамович принял решение уйти в отставку с губернаторского поста, но не из органов власти Чукотки (в октябре 2008 господин Абрамович избрался спикером окружного парламента). Вторым по длительности нахождения в губернаторском кресле является хабаровский Вячеслав Шпорт – он стал преемником Виктора Ишаева, переместившегося на должность министра по развитию Дальнего Востока – полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе, в 2009 году. При этом полпреда господин Шпорт пересидел: Виктор Ишаев ушёл в отставку в 2013, ему на смену в округ был назначен нынешний полпред Юрий Трутнев.

В 2010 году президент Якутии Вячеслав Штыров ушел в отставку «по личным причинам», оставив вместо себя главой республики председателя республиканского правительства Егора Борисова (сам господин Штыров позднее стал сенатором от региона). Точно такой же путь прошёл губернатор Еврейской автономной области Николай Волков, возглавлявший субъект с 1991 года: уйдя в отставку в 2010 году, он затем стал сенатором, а ему на смену пришел градоначальник областного центра Биробиджана Александр Винников. В 2011 камчатский губернатор Алексей Кузьмицкий был отправлен в досрочную отставку и заменён на главного федерального инспектора по полуострову Владимира Илюхина. В феврале 2012 в отставку с повышением, на должность замглавы Минрегиона, ушёл приморский губернатор Сергей Дарькин, которого сменил ректор Дальневосточного федерального университета Владимир Миклушевский. Таким образом, шесть глав дальневосточных субъектов получили полномочия за президентский срок Дмитрия Медведева (2008-2012 годы).

Третий срок Владимира Путина (2012-2018) пока что ознаменовался пятью отставками и назначениями в дальневосточном губернаторском корпусе. В 2013 ушёл в отставку из-за истечения срока полномочий магаданский губернатор Николай Дудов, оставив кресло главе областного центра Владимиру Печёному. В 2015 состоялось сразу три назначения: Александр Левинталь перебрался из кабинета первого зампреда правительства Хабаровского края в Биробиджан, в губернаторский кабинет Еврейской автономной области, освобождённый Александром Винниковым. А Олег Кожемяко переехал на Сахалин, на место арестованного Александра Хорошавина, оставив Амурскую область Александру Козлову. Наконец, в октябре 2017 Владимир Путин принял досрочную отставку Владимира Миклушевского, назначив врио губернатора Приморья Андрея Тарасенко.

Хронология назначений губернаторов на Дальний Восток свидетельствует, во-первых, о том, что губернаторский корпус в регионе за минувшие 10 лет обновился на 100 %: на востоке страны не осталось ни одного главы субъекта, занимающего этот пост дольше, чем с 2008 года. Во-вторых, губернаторов на Дальнем Востоке меняли очень ритмично: в среднем по одному в год, а некоторые годы (например, 2014) обходились без отставок вовсе. Ситуация 2015 года, спровоцированная арестом Александра Хорошавина, была форс-мажором, и без неё Кремль вполне мог бы обойтись заменой губернатора только в Еврейской автономии.

В-третьих, дальневосточные губернаторы на момент своего назначения за последние 10 лет имели чуть ли не вдвое отличающихся возраст: от 34 лет (Роман Копин и Александр Козлов) до 63 лет (Владимир Печёный). Впрочем, обе крайности представляют собой примеры двух диаметрально противоположных моделей вхождения во власть: либо после старшего наставника, как на Чукотке и в Приамурье, либо в качестве единственного политического тяжеловеса в регионе, второго по значимости политика после губернатора (пример Владимира Печёного).

Средний возраст губернаторов в Дальневосточном федеральном округе на дату их назначения врио за последние 10 лет, по подсчетам EastRussia – 50 лет. Средний возраст действующих губернаторов, включая врио главы Приморья, – 55,3 года. РБК подсчитало, что средний возраст новых глав регионов по стране упал с 55 лет в 2013 году до 46 в 2017. Но это пока — явно не про Дальний Восток.

РЕГИОН НЕ ДЛЯ ВАРЯГОВ. ИЛИ?

Самая интересная особенность Дальнего Востока: нигде, кроме Приморского края, в 2008-2017 годах не становился врио губернатора «варяг» из Москвы. А ведь именно таков, согласно выводам РБК, средний портрет российского губернатора последних лет: это федеральный посланник из столицы. «Если общее число «варягов» (как федеральных, так и из других регионов) среди новых губернаторов в президентство Медведева составляло 48 %, то в третий президентский срок Путина это число выросло до 64 %», — говорится в исследовании агентства. Кремль, подчеркивают опрошенные РБК политологи, предпочитает назначать губернаторов из Москвы для того, чтобы местные элиты не превращались в кланы. А также из-за того, что действующие губернаторы за период нахождения у власти выдавливают из политического поля потенциальных соперников, поэтому из местных кадров губернаторов выбрать сложно.

Такое положение, впрочем, нетипично для Дальнего Востока. Как сохраняющие свои полномочия, так и уже потерявшие их главы дальневосточных субъектов Роман Копин (Чукотка), Вячеслав Шпорт (Хабаровский край), Егор Борисов (Якутия), Александр Винников (Еврейская автономная область), Владимир Печёный (Магаданская область), Александр Козлов (Амурская область) пришли к губернаторским должностям из аппаратов региональных правительств или муниципалитетов региона. В одних случаях их «привели за руку» в региональные чиновники сами губернаторы – с учётом скорой будущей смены, как это случилось с Вячеславом Шпортом и Александром Козловым, или задолго до неё, как с Егором Борисовым. В других случаях — в субъектах просто не нашлось более достойных кандидатов.

«Варяги» не федерального уровня для своих нынешних субъектов среди действующих губернаторов также есть. Но Александр Левинталь (Еврейская автономия), хоть он и не трудился на руководящих постах в области, родился там и чиновничью карьеру успешно строил в соседнем Хабаровске. Владимир Илюхин (Камчатка) работал на должностях главного федерального инспектора в нескольких субъектах Дальневосточного федерального округа, но перед назначением исполнял эти обязанности на родной для себя Камчатке. Случай Олега Кожемяко, успевшего побывать губернатором уже трёх регионов на Дальнем Востоке и сенатором от ещё одного, достаточно уникален, но и его недальневосточником не назовёшь. Наконец, даже Владимир Миклушевский (Приморье), иногда называемый первым «варягом» в Дальневосточном федеральном округе как экс-замминистра образования, в 2010-2012 годах всё же работал ректором Дальневосточного федерального университета.

Из назначения Андрея Тарасенко можно сделать по крайней мере один вывод.
Такой кадровый ход – это либо новый тренд, который затем постепенно распространится на весь Дальний Восток, либо своего рода «приморская аномалия» – из-за традиционной сложности управления регионом. Второй вариант пока выглядит более правдоподобным, поскольку до сих пор федеральные группы влияния не разворачивали борьбы по поводу губернаторских кандидатур – за исключением всё того же Приморского края.

Если же справедливо первое утверждение, то Дальневосточный федеральный округ в ближайшие годы неизбежно ожидает большая губернаторская «чистка»: ни один из действующих местных губернаторов полноценным представителем воли Центра, максимально независимым от региональных элит, считаться не может. В таком случае «рекрутов» на губернаторские позиции следует искать, во-первых, в аппарате дальневосточного полпреда президента Юрия Трутнева, который привёл за собой в макрорегион немало выходцев из Москвы, уже имеющих опыт работы на Дальнем Востоке. Во-вторых, губернаторские кадры для Дальнего Востока могут поставить федеральное правительство и обе палаты парламента, Совет Федерации и Государственная Дума – у депутатов последней есть связи с регионами, но нет зависимости от них.

Про третий же источник — местные кадры, пока что являвшийся на Дальнем Востоке основным, в случае радикальной смены модели подбора губернаторов регионам придётся забыть, – кроме, пожалуй, Якутии и Чукотки. Ведь в первой по-прежнему сильны национальные традиции, а во второй – позиции Романа Абрамовича.

Примечание редакции. В тексте анализируются биографии действующих губернаторов , размещённые на официальных ресурсах органов власти: Владимира Печёного (Магаданская область), Романа Копина (Чукотский автономный округ), Владимира Илюхина (Камчатский край), Егора Борисова (Республика Якутия), Александра Левинталя (Еврейская автономная область), Вячеслава Шпорта (Хабаровский край), Олега Кожемяко (Сахалинская область), Александра Козлова (Амурская область), Андрея Тарасенко (Приморский край), а также данные открытых источников.

Дмитрий Щербаков
ИА «Восток России»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>