И десяти лет после саммита АТЭС не хватило улучшить жизнь на Дальнем Востоке

начинается Россия   20191228_1 by .
Среди памятных дат наступившего 2022 года отметим десятилетие проведения во Владивостоке встречи глав государств и правительств стран-лидеров экономик Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, АТЭС. Форум работал на острове Русский с 2 по 9 сентября 2012 года, он стал первым и пока единственным саммитом АТЭС, который проходил в нашей стране. С тех немало воды утекло, но жизнь дальневосточников это практически не изменило, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Как уверяли дальневосточников, это историческое событие даст мощный толчок ускоренному развитию всей территории притихоокеанской России. Не менее оптимистичные прогнозы звучали и после запуска Восточного экономического форума, впервые проведённого через три года после саммита АТЭС, в 2015 году. Уже участникам второго ВЭФ рассказывали о появившихся историях успеха программы опережающего развития Дальнего Востока, а ещё через год стали уверять, что бизнес оценил инвестиционный климат макрорегиона: на Восточном экономическом форуме 2017 года было подписано 217 соглашений на общую сумму 2,5 триллиона рублей. Как подчёркивал тогдашний глава Минвостокразвития Александр Галушка, в 2017 году тенденции опережающего развития Дальневосточного федерального округа стали ещё более зримыми и нарастающими: «Впервые зафиксирован рост инвестиций в основной капитал. Макрорегион — абсолютный лидер по прямым иностранным инвестициям на душу населения. Двадцать шесть процентов иностранных инвестиций в Россию приходится на Дальневосточный федеральный округ».
А декан факультета мировой политики и экономики Высшей школы экономики Сергей Караганов выражал уверенность, что «маховик экономического развития Дальнего Востока раскручивается», и реальные мощные результаты будут получены уже через полтора года инвестиционного цикла: «Это три-четыре года, – отмечал он в своём интервью пятилетней давности. – Сейчас определённые изменения на Дальнем Востоке происходят, но отток жителей пока не остановлен. Хотя в некоторых регионах — на Чукотке, в Якутии — начался прирост населения, что уже неплохо. Тем не менее всё только начинается».
Только, похоже, и спустя десять лет после саммита АТЭС, и спустя семь лет после первого ВЭФ всё по-прежнему только начинается…

АТЭС и ВЭФ: итоги пятилеток

Даже спустя десять лет второй саммит АТЭС Владивостоку пока не светит, то есть ждать новых грандиозных строек и преобразований не стоит. Но зато мы получили ежегодный Восточный экономический форум, учреждённый Указом Президента Российской Федерации В.В. Путина от 19 мая 2015 года в целях содействия развитию экономики Дальнего Востока и расширения международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По итогам последнего, шестого форума, прошедшего в 2021 году, заместитель председателя правительства и полпред президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев отметил, что развитие Дальнего Востока в целом высокорентабельный процесс: «Дотации Дальнему Востоку уже окупились: мы вложили восемьдесят миллиардов рублей, а в бюджет поступило налогов с учётом преференций от организаций в объёме ста двадцати трёх миллиардов рублей. То есть бюджет уже получил прямую выгоду от развития Дальнего Востока. Эту работу надо продолжать и расширять. Необходимо больше думать о создании условий для вложения средств в строительство новых предприятий, развитие отраслей».

Марина by Anton Balashov.

Марина Баринова


Только дальневосточники не сильно разделяют оптимизм полпреда. Вот что на днях написала на своей странице в социальных сетях общественный деятель, член Русского географического общества Марина Баринова:

- Глупость чиновников не знает границ: ни одного объяснения тому, как мероприятия, коим они посвящают себя без устали, могут содействовать тому, чтобы люди хотели здесь жить, я не обнаруживаю. А то, что нас, приморцев, с каждым годом этого века всё меньше и меньше – настораживает, когда знаешь, кто именно покидает наш край…
Вот бы им, готовящим очередной ВЭФ, определить его повесткой дня тройку тем:
1) Результаты предыдущих пяти ВЭФов в показателях качества жизни дальневосточников.
2) Сравнительный анализ бюджетных затрат на «Дальневосточный гектар» и доходной части бюджета Приморского края за период реализации «Дальневосточного гектара».
3) Почему во Владивостоке цены на квартиры – одни из самых дорогих в России? Кому и что надо сделать, чтобы изменить ситуацию?
271989342_4917819078274730_4121555314662090316_n by .

P.S. По мотивам песни про девушек, которые бывают разными
«ВЭФ»ы бывают разные -
Показушные и заразные:
Им всем одинаково хочется
Чем-нибудь заморочиться.
Вот и предлагаю остановиться в заморочках (от слова морок) и сфокусироваться на главном. А главное – люди и их жизнедеятельности.

Научный взгляд на проблему

Ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения Российской Академии наук (ТИГ ДВО РАН) кандидат экономических наук Юрий Авдеев в четвёртом номере журнала «Таможенная политика на Дальнем Востоке России» за 2021год выступил со статьёй «Современные тренды стратегического разбалансирования в развитии Дальнего Востока». В ней автор анализирует практику проведения Восточного экономического форума, а также перспективы развития Владивостока.
Aвдеев декбр2019 222 by .

«Поводом для написания статьи послужили разногласия в позициях ответственных лиц по поводу развития Дальнего Востока, – поясняет Юрий Авдеев. – Девиз VI Восточного экономического форума, прошедшего в сентябре 2021 года во Владивостоке, — «Новые возможности Дальнего Востока в меняющемся мире». Документ, вокруг которого, казалось бы, должны были строиться рассуждения и о «новых возможностях», и о «меняющемся мире», — Национальная программа развития Дальнего Востока на период до 2024 года и на перспективу до2035 года. Но о ней на ВЭФ даже не вспомнили. Почему? В 2013 году президент сформулировал: «Дальний Восток — приоритет до конца столетия». На пленарном заседании ВЭФ глава государства настойчиво призывал его услышать: развитие Дальневосточного региона — «перспектива развития нашей страны не на десятилетия, а на столетия вперёд». Но впечатление такое, что ни разработчики программы, ни те, кто отвечает за её реализацию, президента не слышат. Самообладание и выдержка, которые демонстрирует глава государства, могут иссякнуть: бодрые рапорты подчиненных — «пролетаем мимо семнадцатого этажа, полёт проходит нормально» — его всё с большей очевидностью не устраивают. Его не слышат полномочный представитель, министры, руководители субъектов Федерации. Возможно, именно поэтому утверждённая годом ранее Национальная программа не стала стратегическим документом, при помощи которого можно было бы выстраивать системно-тактические задачи. Дискуссия между полпредом, министрами и градоначальником по поводу перспектив Владивостока показала, что у каждого из них — своё видение будущего. Президент ведёт поиск новых инструментов взаимодействия со странами АТР, а назначенные им люди предлагают множество частных задач, не вписывающихся в заданный контекст.

Повестка Восточного форума
В сложившейся сегодня ситуации площадка ВЭФ может потерять актуальность. Осеннее мероприятие во Владивостоке всё больше похоже на «ярмарку тщеславия». Тогда как миссия форума — в том, чтобы последовательно демонстрировать «поворот России на Восток», предлагать новые формы взаимодействия и предъявлять миру не намерения ускоренного развития Дальнего Востока, а реальное ускорение.
С Европой и в целом с Западом диалог не получается, а вот с Азией у России есть реальный шанс найти общий язык. Там хотят разговаривать, коммуникации выстраиваются и на уровне бизнес-сообщества, и на уровне первых лиц государств. Миссия Восточного экономического форума — формирование понимания будущего миропорядка, поиск принципиально новых механизмов интеграционного взаимодействия. Вряд ли здесь уместна демонстрация успехов в освоении дальневосточного гектара. Что может быть альтернативой товарно-денежным отношениям, конкуренции, безработице, военному противостоянию, бесконтрольной эмиссии доллара? Вопросы, на которые пока ответов нет.

Ведущая роль в формировании повестки форумов должна принадлежать Российской Академии наук. Правда, ещё вопрос, насколько глубоко сегодня институты ДВО РАН погружены в тему будущего Дальнего Востока или насколько эффективно используется потенциал ДВФУ и других вузов. Насколько региональное сообщество готово взять на себя функцию формирования повестки ВЭФ — тоже вопрос. Но и в ретроспективе (от Москвитина до Муравьёва-Амурского и Невельского), и в новейшей истории — от решения об открытии Владивостока и проекта «Большой Владивосток» до идеи проведения саммита АТЭС и ВЭФ— всё это инициативы, родившиеся здесь и продвигавшиеся отсюда. Потому важно, чтобы региональное сообщество участвовало в обсуждении повестки ВЭФ, и не от форума до форума, а с помощью постоянно действующей площадки. Если создать при полпреде центр, обеспечивающий стратегическое видение региона, или, например, Институт Восточной политики, — это избавит Минвостокразвития России от не свойственной ему работы. Необходима такая интеллектуальная среда, где нетривиальные, нестандартные решения были бы нормой, чего невозможно добиться от министерских структур, где довлеют «деньги» и«как бы чего не вышло». Картина будущего не появилась, а когда нет общего понимания, куда и зачем мы идём, у немногочисленных «буйных» энтузиазм иссякает, руки опускаются, они покидают родные места в поисках понимания и благополучия вдали от дома…

Не Спутник, а Мировой город
Иллюстрацией стратегически невыверенных идей стали заявления министра по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексея Чекункова в преддверии VI ВЭФ. Он обнародовал проект строительства города-спутника Владивостока. Было представлено так, будто вопрос уже решён, всё согласовано, осталось только реализовать, хотя идея оказалась сюрпризом даже для коллег и начальства. В представлении министра «Владивосток должен стать третьим самым привлекательным городом в России по всем параметрам после Москвы и Санкт-Петербурга… Если объединить Владивосток с Артёмом, построить там новый город-спутник и привлечь ещё около трёхсот тысяч человек в эту агломерацию, у нас появится первый город-миллионник на Дальнем Востоке». Кого будем удивлять миллионником, когда в радиусе 1000 километров от Владивостока живёт больше 300 миллионов человек? И почему вдруг «Спутник»?

Принципиально важно сохранить название — «Владивосток», а в новых границах — «Большой Владивосток». «Миссия» и «деньги», «владеть Востоком» и «Дальневосточный квартал» — такова разница подходов.
Национальная задача — Мировой город на востоке России. Если не переосмыслить происходящие процессы на внешнем контуре, не осознать геостратегическое положение Владивостока, не отойти от рутины текущих проблем, не приступить к формированию долгосрочных планов, то такое вялотекущее развитие может привести к утрате огромной территории по мере неостановимого сокращения численности населения. К востоку от Красноярска нет ни одного города-миллионника, а это — половина территории России. Политика поворота на Восток, активизация интеграционных связей со странами АТР, обязательства достичь уровня жизни на Дальнем Востоке выше среднероссийских показателей — всё это требует непросто мечтать о городе с миллионом жителей, а сформулировать цель: создать город, отвечающий параметрам Мирового города.

Хабаровск — исторически, географически, по инфраструктурным объектам, транспортным коммуникациям — центр Дальневосточного федерального округа, столица Дальнего Востока. Здесь должен быть управленческий орган, отвечающий за социально-экономическое развитие федерального округа, здесь осуществляется согласование деятельности 11 субъектов Федерации. Это важная задача, которую здесь, а не в Москве должно решать Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики.

У Владивостока — иная функция: это центр взаимодействия России со странами АТР, Восточная, Тихоокеанская столица России. Здесь иной состав объектов, они обеспечивают деятельность международных учреждений (подразделения штаб-квартиры АТЭС, представительства ШОС и т. д.). Принципиально важно, чтобы именно здесь был орган принятия политических и экономических решений в части взаимодействия России со странами АТР.
За редким исключением, двухчасовой транспортной доступностью охвачено практически всё южное Приморье. Может, стоит сосредоточиться на том, чтобы не сокращалась численность живущих на этой территории, а поселения отвечали потребностями населения? Территорию южного Приморья в составе 13 муниципалитетов следует рассматривать в качестве полигона, на котором отрабатываются и внедряются самые эффективные управленческие решения. Распространив режимы территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), Свободного порта Владивосток (СПВ) и Дальневосточного гектара на эту территорию, можно будет оперативно вносить изменения. Предстоит принять на уровне федерального закона Стратегию социально-экономического развития южного Приморья до 2050 года с перспективой до2100 года. Базовым разделом стратегии должно стать наделение территории статусом субъекта Федерации. Необходимо ускоренное развитие портовой инфраструктуры, наращивание мощностей железнодорожного хозяйства, развитие транспортной инфраструктуры, включающей межгородские линии наземного или надземного метро. Должна быть принята промышленная политика, сочетающая интересы крупного и малого бизнеса. Один из принципиально важных вопросов связан с реализацией демографической и миграционной политики. Территория по мере роста привлекательности потребует разработки особого миграционного режима, который устранит препятствия, сдерживающие получение российского гражданства соотечественниками», отмечает в своей статье Юрий Авдеев.

Зарубежный взгляд
Любопытный способ развития российского Дальнего Востока обнародовал на днях в беседе с корреспондентом ТАСС политик, возглавляющий южнокорейскую Партию революционных дивидендов. Кандидат в президенты Республики Корея Хо Ён Гён в случае прихода к власти намерен предложит России взять у неё в долгосрочную аренду часть дальневосточных территорий, что станет первым шагом к созданию совместной зоны экономического процветания в Северо-Восточной Азии. Речь идёт о Сахалине, Приамурье, Хабаровске, Магадане, Камчатке и Чукотке, где, по его мнению, «проживает много корейцев».
«Нам необходимо арендовать у России эти районы, создав пояс экономического развития по направлению Пусан – Владивосток», – считает Хо Ён Гён. По его словам, в этих местах, которые по своей площади многократно превышают территорию Южной Кореи, «можно будет производить различную сельскохозяйственную продукцию, включая сою и пшеницу», что «будет выгодно обеим странам и укрепит двусторонние отношения». Он также высказался за возведение на российском Дальнем Востоке атомной электростанции, чтобы вырабатываемое АЭС электричество поставлялось бы на Корейский полуостров.
«Если мы будем развивать восток России, она получит большую прибыль и экономические преимущества. Мы сможем превратить эту местность в развитый регион, который станет жизненно важным», – считает южнокорейский политик.
По словам политика, в случае его избрания президентом и реализации изложенной выше программы и ряда реформ, ВВП Республики Корея за пять последующих лет вырастет почти в два раза, достигнув примерно 900 миллиардов долларов. Это позволит государству выплачивать каждому совершеннолетнему гражданину страны безусловный ежемесячный доход в размере полутора миллиона вон (или 1250 долларов в пересчёте на американскую валюту). Хо Ён Гён в целях экономии бюджета также обещает в три раза сократить число депутатов парламента, сделать высшие государственные должности неоплачиваемыми и расформировать ряд ведомств, включая министерство по делам семьи и гендерного равенства.

Подписывайтесь на «Тихоокеанскую Россию» в «Яндекс.Дзене» и Telegram

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>