Когда теперь ждать демографического взрыва на Дальнем Востоке

переезжайте by .
Дорогу, как известно, осилит идущий. Вот только куда ведёт та дорога, по которой наша страна движется последние уже три десятка лет? Вопрос, согласитесь, не праздный, ибо неверно выбранное направление грозит увести совсем в иную сторону от желаемой цели или вовсе завести в опасный тупик. Хорошо бы найти проводника, способного анализировать пройденное и предупреждать о возможных сложностях, опасностях на пути. «Нужна экспертная аналитика», отмечали «Тихоокеанская Россия» и еженедельник «Аргументы неделi. Приморье» в своих публикациях апреля, приглашая к разговору о проблемах социально-экономического развития страны в целом и её тихоокеанской окраины в особенности, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

На этот призыв откликнулись ведущий научный сотрудник лаборатории социальной и медицинской географии Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения Российской Академии наук кандидат экономических наук Юрий Алексеевич Авдеев, основатель, совладелец и президент группы компаний DNS, обладатель степени МВА Высшей школы бизнеса МГУ Дмитрий Юрьевич Алексеев, председатель регионального отделения «Партии Роста» в Приморском крае Кирилл Олегович Батанов, профессор кафедры математики и моделирования Владивостокского государственного университета экономики и сервиса (ВГУЭС) доктор экономических наук Владимир Николаевич Ембулаев, главный научный сотрудник лаборатории морской экотоксикологии Тихоокеанского океанологического института имени В.И. Ильичёва ДВО РАН доктор биологических наук, профессор Владимир Александрович Раков, заместитель председателя комитета Законодательного Собрания Приморского края по региональной политике и законности Артём Анатольевич Самсонов.
IMG_20210408_222 by .

«Нужна экспертная аналитика»

Зачин к разговору сделал Юрий Авдеев своим выступлением опять же на страницах еженедельника «Аргументы неделi. Приморье», в котором он отмечал, что «в поисках национальной идеи Россия блуждает уже столько, сколько Моисей водил свой народ по пустыне. Сменился не один поводырь и не одно поколение, но найти искомое… пока не удаётся. И не потому, что нет идей».

Идеи, продвигаемые Юрием Авдеевым и настойчиво предлагаемые им вниманию властей края и всего макрорегиона, схематично можно свести к трём темам, в которых наша страна пока ещё может претендовать на лидерство – исследование космоса, исследование Мирового океана, русская культура. Он также обратил внимание собравшихся на три наиболее острые проблемы Дальнего Востока: демографическую, непродуманность (несуразность) пространственной организации и отсутствие стратегии развития региона, впрочем, как и всей страны.

«С 1926 по 1941 год население России увеличилось на десять миллионов человек, а за послевоенный период, до 1991 года, — на пятьдесят миллионов человек. Тогда как «достижением» гайдаровских реформ стало сокращение численности населения на тринадцать миллионов человек за счёт превышения смертности над рождаемостью только за период с 1993 по 2002 год. Убыль населения продолжается. Благодаря возвращению Крыма и притоку из Донбасса численность сохраняется на уровне ста сорока шести миллионов человек. Но, судя по прогнозам, до 2035 года сокращение будет продолжаться. Что касается Дальнего Востока, то с 1926 по 1991 год численность его населения возросла в три раза (ежегодный прирост составлял около восьмидесяти пяти тысяч человек в год), а в последующие годы Дальний Восток ежегодно терял примерно по восемьдесят три тысячи человек. Чукотка потеряла две трети населения, Магадан — половину, Приморский край — более четырёхсот тысяч человек, а это ни много ни мало население Уссурийска, Находки и Арсеньева вместе взятых. Демографические проблемы России известны: за тридцать лет страна потеряла четыре и четыре десятых процента населения. Но для Дальнего Востока ситуация близка к катастрофической — сокращение близко к двадцати пяти процентам!»

Сложный демографический период

На критичность проблемы, как показало дальнейшее развитие событий, обратил внимание и глава государства, выступая со своим президентским посланием парламенту – Федеральному Собранию:
«Судьба России, её историческая перспектива зависит от того, сколько нас будет (хочу содержательную часть начать именно с демографии), зависит от того, сколько детей родится в российских семьях через год, через пять, десять лет, какими они вырастут, кем станут, что сделают для развития страны и какие ценности будут для них опорой в жизни. …Сегодня нас почти сто сорок семь миллионов человек. Но мы вступили в сложный, очень сложный демографический период», – подчеркнул Владимир Путин.

Но выступление президента со своим посланием, напомним, состоялось спустя без малого две недели после. В разговоре наших экспертов было ещё раз подчёркнуто, что региону необходим стратегический план развития территории.

Сколько нас Или что в Приморье с демографией
В начале текущего года население всех территорий Приморского края сократилось. За пределы региона выехало больше человек, чем въехало, как сообщают в Территориальном органе Федеральной службы государственной статистики по Приморскому краю, Приморскстате.
В начале первого квартала текущего года в крае проживали примерно 1 877 800 граждан. Большая часть — 1 453 400 человека — населяли города Приморья, а на селе жили ещё 424 400 человек.
За этот период во всех муниципалитетах края фиксировалась убыль населения, которая объясняется несколькими факторами.
Первым из них в Приморскстате отмечают превышение смертности над рождаемостью — в течение первых двух месяцев 2021 года на территории Приморья умерло в 2,1 раза больше человек, чем родилось.
Ситуацию не смог исправить даже миграционный приток. За январь–февраль 2021 в край приехали 2 119 россиян из других регионов страны и 999 иностранцев. Для сравнения, в прошлом году эти же показатели за аналогичный период были на 13 процентов и 28 процентов больше соответственно.
При этом в начале года из края уехали в другие регионы Российской Федерации 2 684 гражданина нашей страны, а ещё 1 541 человек отправился за границу. В сравнении с 202о первый показатель вырос на два процента, а второй — на восемнадцать процентов.
«Миграционный отток составил 1 107 человек», — подвели итог в Приморскстате.

Отречёмся и отряхнём…

«Для Дальнего Востока было поручение президента — разработать Национальную программу. То, что в конечном счёте через два года было подписано председателем правительства, иначе как формально выполненным поручением назвать трудно. Теперь эту программу задвинули куда подальше, даже президент о ней не вспоминает. И всё потому, что, по ленинскому определению, тот, кто берётся за частные задачи, не решив общую, каждый раз будет обречен на худшие шатания. Что, собственно, с нами и происходит. Казалось бы, почему Приморский край, при всех своих преимуществах, даже не в середине, а ближе к аутсайдерам по социально-экономическим показателям? Но мы не ответили на главные вопросы: зачем России Дальний Восток, какую роль в нём играет Приморский край, какова миссия Владивостока? Интуитивное понимание того, что «дикий» капитализм не обеспечивает решение социальных проблем, вроде как есть, но вслух сказать, что мы встроились в систему, которая катится в пропасть, не получается. При этом тщательно обходим упоминание о коммунизме», – заметил Юрий Авдеев.

На это Дмитрий Алексеев возразил, что «Капитал» Маркса сегодня не работает. В ситуации, когда вокруг вакуум, хочется на что-то опереться, а опереться не на что…
«Для того чтобы регион развивался, единственным и основным условием должно быть желание людей здесь жить. Можно строить стену, чтобы не сбежали, или подкупать население. Но всё будет сводиться к тому, что люди либо выдумают способ, как из-за стены сбежать, либо будут стремиться к быстрой наживе, но рано или поздно сбегут все равно. И в последние годы мы видим, какой идёт отток населения в центр России. Чтобы население оставалось на Дальнем Востоке добровольно, должно быть хорошее соотношение между возможностью заработать и комфортом жизни. Ведь у Владивостока мощный потенциал для реализации проектов и амбиций. У нас есть логистика, у нас есть море, у нас есть порты, у нас рядом Азия. Средняя зарплата во Владивостоке по сравнению с общероссийской нормальная. Но есть огромная проблема – жильё. В центре Владивостока стоимость квадратного метра давно вышла на московский ценник. Потому что ничего не строится. Для этого нужна согласованная работа бизнеса и государства. У нас дорого жить. То, что в Центральной России стоит, скажем, сто рублей, во Владивостоке – сто двадцать. Цены – начиная с продуктов и заканчивая коммуналкой – не в пользу Владивостока», – отметил Дмитрий Алексеев.

Лишние люди – дальневосточники

По мнению Кирилла Батанова, государству, чтобы выполнить задачу по использованию Дальнего Востока, для этого дополнительного населения не нужно, можно обойтись только вахтовиками. «То есть мы все здесь лишние люди», – подчеркнул эксперт.

С ним согласился Дмитрий Алексеев: «Объективно на всём Дальнем Востоке с приемлемой погодой можно жить только во Владивостоке и на юге Сахалина. В Хабаровске можно, но негуманно. Если в Приморье температуры примерно на уровне Москвы, то в Хабаровском крае существенно холоднее, чем на Аляске. А на Аляске живут только вахтовым методом. …Поворот на Восток закончился пшиком. Что в итоге? Дорогу на Находку строит Рогозин, культурный центр – Тимченко, большекаменскую «Звезду» – Сечин, завод удобрений в Находке – Газпром…»

Происходящее на Дальнем Востоке, в Приморье, во Владивостоке, есть результат сменившейся экономической парадигмы, и все усилия, направленные на изменение демографической ситуации в регионе, не смогут изменить тенденцию при сохранении сырьевой экономики, подчеркнул Юрий Авдеев, заметив, что он уже достаточно долго пытается обратить на это внимание. Он согласился с тем, что даже оставшиеся дальневосточники оказываются «лишними» людьми.
«Все новации в виде территорий опережающего развития и Свободного порта Владивосток привлекательны набором преференций, когда с резидентов не спрашивают за комплексное развитие. Больше того, даже в пределах отдельного ТОР (например, Надеждинского), где говорят о сотне зарегистрированных резидентов, нет никакой связности, и рассчитывать на синергетический эффект от их взаимодействия не приходится. Инвестору важно извлечь и вывезти сырьё за рубеж, вкладываясь по минимуму в инфраструктуру территории. А «дальневосточный гектар» – эта идея не прошла бы и в девятнадцатом веке, поскольку, во-первых, гектар — это не товарное производство; во-вторых, эти гектары удалены от немногочисленных скоплений населения, то есть от потенциальных рынков; в-третьих, отсутствует инфраструктура, что затрудняет их освоение; в-четвёртых, что, пожалуй, самое важное, — при убывающем населении региона распылять его по территории — значит снижать и без того низкий уровень производительности труда, пытаться из горожан сделать «новых» крестьян. Первоначальный замысел бесплатного гектара как стимула для переезда на Дальний Восток со временем превратился в пшик», – заметил Юрий Авдеев.

Уникальная природная составляющая

Кирилл Батанов напомнил про пока ещё имеющиеся в достатке природные ресурсы – лес, море позволяют развивать в крае туризм, который, как он убеждён, может стать альтернативой размещению в Приморье опасных производств.
IMG_20210408_333 by .

Тему сохранения уникальной природы юга Дальнего Востока продолжил Владимир Раков. Он с сожалением отметил, что, излишне уповая на всемогущество рыночных механизмов, мы поспешили отказаться от многих полезных черт советского периода нашей истории.
«Сегодня нет, к сожалению, плановой экономики, но пятилетки позволяли намечать цели и выполнять их. Ожидания, что рынок всё расставит по своим местам, уже привели к серьёзным природным потерям. Мы потеряли залив Находку, Козьмино, бухту Врангеля, богатую в прошлом гребешком, трепангом… Теперь мы можем потерять залив Восток и Уссурийский залив…»

Понятно, что Дальний Восток надо развивать экономически и индустриально, но делать это следует не в ущерб природе региона, тем более что она весьма уязвима. Иначе есть опасность получить индустриальную пустыню, второй Детройт, который из процветающей «столицы автомобилей» превратился в город-призрак с десятками тысяч заброшенных домов, улицами, превратившимися в «городские прерии», с продолжающим сокращаться населением…

Между прочим, напомнил, Юрий Авдеев, население Владивостока на первое января 1991 года составляло 677,7 тысячи человек, ежегодный прирост составлял 8,3 тысячи (3,6 тысячи за счёт естественного прироста, 4,7 — за счет миграции). В промышленности было занято 103,7 тысячи человек, на транспорте и в связи — 68,8 тысячи, в строительстве — 38,4, в науке — 22,6. В городе было шестьдесят (!) промышленных предприятий. Сегодня на тех предприятиях, которые ещё сохранились, едва ли насчитывается десять тысяч занятых, или чуть больше двадцати пяти процентов от того, что было тридцать лет назад. «Куда девались почти полторы тысячи работников фабрики «Заря» и более полутора тысяч работавших на фарфоровом заводе? – поинтересовался Ю.А. Авдеев. – Если посмотреть по Приморскому краю, в районном центре Тернее было около десяти предприятий, а сегодня осталась одна лишь пекарня… Люди уезжают, при этом важно, что уезжают наиболее активные, профессионально подготовленные, квалифицированные специалисты, уезжают часто семьями, увозят детей, здесь же остаются люди более старших возрастов, что становится дополнительным бременем для экономики региона. В конечном счёте это отражается на уровне и качестве жизни населения, что нередко становится объяснением того, почему люди отсюда уезжают. Мне возразят: создаются десятки тысяч новых рабочих мест в ТОР, свободных портах. Но тогда почему же люди продолжают отсюда уезжать?»

Владимир Ембулаев в ответ на этот вопрос заметил: причина в том, что из всех планов по развитию макрорегиона упускают человека, тогда как главное – для человека.

Ждём демографического взрыва

Вряд ли нынешних депутатов, как, впрочем, и чиновников во власти будоражит идея реально изменить положение тех, кто живёт от зарплаты до зарплаты, заметил на это Юрий Авдеев.

Но нашего эксперта поправил глава государства.
«Сегодня в нашем обществе чётко обозначился запрос на перемены. Люди хотят развития и сами стремятся двигаться вперёд в профессии, знаниях, в достижении благополучия, готовы брать на себя ответственность за конкретные дела. Зачастую они лучше знают, что, почему и как надо менять там, где они живут, работают, – в городах, районах, сёлах, по всей стране», – подчеркнул президент России в своём послании парламенту страны.

Напомним, что значительную часть своего послания 2021 года Владимир Путин посвятил вопросам демографии. А сразу после первомайского праздника президент поручил кабинету министров разработать подходы для формирования в стране целостной системы мер поддержки семей с детьми (а также педагогов, регионов, здоровья населения и развитии туризма). Насколько эффективными окажутся предпринятые меры, мы сможем проверить уже спустя девять месяцев, в начале следующего, 2022 года.

Но вот Юрий Авдеев замечает, что «есть показатель, без учёта которого всякое стимулирование рождаемости — деньги на ветер. Каждому должно быть понятно, что если сто женщин рожают семьдесят девочек, то в следующем поколении, когда они достигнут детородного возраста, при любых обстоятельствах они не смогут обеспечить прирост населения! А именно так характеризуется сегодня ситуация в большинстве субъектов федерации Дальнего Востока». По его мнению, России нужна программа не сбережения, а приумножения народа, в первую очередь за счёт собирания соотечественников по всему миру.

КСТАТИ
Как добиться развития Дальнего Востока знают в ЛДПР?..

Лидер Либерально-Демократической партии России (ЛДПР) выступил с идеей отменить налогообложение на Дальнем Востоке. Правда, Владимир Жириновский предложил ввести такое новшество не для всех граждан, живущих на притихоокеанской территории страны. Также он выступил, как сообщается, с идеей изменить схему управления макрорегионом.
Рассуждая о действующих сегодня на Дальнем Востоке мерах финансовой поддержки, политик указал на их неэффективность.
«Меры недостаточны. Льготы, другое, третье — но нужно там бум создать строительный, поотменить налоги вообще все», — заявил руководитель фракция Либерально-демократической партии России в нижней палате российского парламента.
Как заметил Жириновский, от налогов освобождать стоит лишь тех, кто проживает на Дальнем Востоке и расходует полученную прибыль, не выезжая за пределы Дальневосточного федерального округа.
«Все остальные гуляющие на выезд, не нужны», — подчеркнул Владимир Жириновский.
Он также высказался о необходимости создать в управленческом аппарате макрорегиона новую руководящую должность — «начальник Дальнего Востока».
Порядка десяти лет назад Владимир Жириновский уже делал схожие предложения в ходе своей поездки в восточные районы страны.
Между тем, в последние дни представители высших эшелонов власти государственной власти страны стали делиться своими идеями о реформировании Дальневосточного федерального округа.
Так, в конце апреля заместитель председателя правительства Марат Хуснуллин предложил объединить две дальневосточные территории в рамках всероссийский ликвидации «ненужных» субъектов Российской Федерации, напоминает «Восток-Медиа».

Подписывайтесь на «Тихоокеанскую Россию» Instagram и Telegram

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>