Обозреватель «Известий» Наталия Портякова — о том, почему США и Китай говорят на разных языках

США и Китай

На прошлой неделе вице-премьер КНР Лю Хэ вновь прилетел в Вашингтон на очередной раунд переговоров по теме затяжной торговой войны, в которой Вашингтон и Пекин пребывают уже почти год. Новая встреча проходит лишь через несколько дней после того, как в Пекине побывали высокопоставленные американские переговорщики — глава минфина Стивен Мнучин и представитель США на торговых переговорах Роберт Лайтхайзер. Итоги того раунда переговоров обе стороны в целом оценили позитивно — Пекин отрапортовал о некоем «новом прогрессе», а глава Белого дома сообщил, что переговоры «идут очень хорошо».

И дабы сохранить благоприятную атмосферу, которая, кстати, подбодрила и мировые финансовые рынки, Пекин в качестве жеста доброй воли объявил: он готов и дальше повременить с повышением пошлин на американские автомобили и комплектующие, раз уж и США пока притормозили с введением повышенных тарифов на $200 млрд китайского экспорта.

Еще одним экивоком в сторону США, формально с торговой темой не связанным, но интерпретированным СМИ именно как реверанс Китая на фоне идущих переговоров, стало решение Пекина внести фентанил и производные этого препарата в список подлежащих контролю нелекарственных веществ. Американские власти неоднократно требовали от правительства КНР ограничить оборот этого сильного опиоидного синтетического анальгетика, утверждая, что из-за его контрабанды из Китая в США ежегодно умирают десятки тысяч человек.

На этом хорошие новости, собственно, кончаются. И начинаются многочисленные сложности, включая лингвистические и культурные трудности, которые, как это ни комично, также сильно осложняют весь ход переговоров США и Китая.

Если верить утечкам в прессу, в феврале переговорщики «наверху» с глазу на глаз согласовали все детали, касающиеся темы интеллектуальной собственности (США требуют от КНР усилить защиту прав в этой сфере и очень четко прописать механизм исполнения). Но потом китайцы направили в США версию, казалось бы, уже согласованных договоренностей с кучей перечеркнутых абзацев, заменив сильные формулировки на куда более обтекаемые и менее резкие.

«Игра в слова» в том же стиле продолжалась и на прошлой неделе. И с учетом того, что черновик соглашения занимает в англоязычной версии 120 страниц, решать смысловые разночтения в двух языках — а дьявол, как известно, в деталях — сторонам придется еще очень долго.

Пока Вашингтон подчеркивает, что спешить США некуда. Дональд Трамп в привычной манере заявляет, что ему нужна только «отличная сделка» и ради нее он готов подождать. Схожие посылы идут и из Пекина.

Но сколько бы терпения ни демонстрировали и те и другие, ни завтра, ни через год Пекин не сможет всерьез согласиться на одно из главных требований США: разрешить американцам, по сути, проводить на территории Китая инспекции, чтобы иметь возможность проверять, действительно ли Пекин выполняет то, что обещал. При этом Вашингтон настаивает: в случае неисполнения Китаем взятых на себя обещаний на деле США должны иметь право вновь вводить повышенные тарифы на китайский импорт, отказывая в праве ответного удара самим китайцам.

Представить себе, что Китай — далеко не последняя экономика мира, да еще и страна с растущим национальным самосознанием — когда-либо позволит себе настолько потерять лицо, крайне сложно. Особенно с учетом нынешнего геополитического контекста, в котором развивается торговый конфликт двух держав, как бы США ни пытались подчеркнуть, что политические и экономические баталии — вещи разрозненные.

А контекст нынешних отношений США и Китая таков, что, помахивая маленькой оливковой ветвью одной рукой, в другой американцы держат увесистую фигу. Начав в прошлом году с крайне раздражающих Пекин операций по обеспечению свободы мореходства в Южно-Китайском море, в этом США продолжили те же демонстративные проходы кораблей уже в Тайваньском проливе — причем на ежемесячной основе. И в минувшее воскресенье Китай ответил, направив в пролив два своих истребителя, которые при этом пересекли так называемую серединную линию, на 10 минут оказавшись в воздушном пространстве, подконтрольном Тайбэю. Действия Пекина были расценены как ответная реакция на военно-морские учения США в проливе.

Ничего хорошего не сулит и вероятная поставка на Тайвань 60 американских истребителей F-16, первая такая сделка между Вашингтоном и Тайбэем с 1992 года, на которую администрация Трампа, как утверждается, вот-вот даст зеленый свет.

Наконец, нельзя забывать и про настоящую травлю, которую США устроили китайской технологической компании Huawei — мировому лидеру телекоммуникационного оборудования 5G. Будто позабыв о том, как сами США использовали собственное телекоммуникационное оборудование для слежки в союзных странах, о чем несколько лет назад детально поведал миру Эдвард Сноуден, Вашингтон устроил охоту на ведьм, навесив на Huawei ярлык главного инструмента шпионажа китайских властей.

Впрочем, хоть Пекин и не раз прямо обвинял Вашингтон в желании подавить глобальный подъем КНР, воспользовавшись торговым дисбалансом как предлогом начать войну, пока он действительно старается отделять — по крайней мере в публичной сфере — торговлю от политики. Это значит, что в будущем с обеих сторон продолжат звучать неконкретные заявления в позитивной тональности и фразы о том, что на хорошую сделку нужно время. Но на структурный сдвиг в трениях двух держав рассчитывать при этом было бы наивно.

Автор — обозреватель «Известий»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>