Обозреватель «Известий» Наталия Портякова — о том, как Япония и Китай дозрели до необходимости нормализации отношений

Абэ

25 октября японский премьер Синдзо Абэ прибывает с визитом в Китай. Визит не дежурный. Он приурочен к 40-летию подписания странами договора о мире и дружбе и призван нормализовать отношения двух азиатских соседей. А реальной дружбы, несмотря на договор о ней, между Токио и Пекином в действительности никогда не наблюдалось, особенно в последнее десятилетие. Если в Россию лидеры Японии и Китая Синдзо Абэ и Си Цзиньпин приезжали с завидной регулярностью, то друг с другом они пересекались куда реже, и то на международных мероприятиях. Последний визит японского премьера в Китай прошел в далеком 2011 году, а председатель КНР бывал в Японии последний раз еще в 2010-м.

Во многом водоразделом для китайско-японских отношений стал 2012 год. Тогда японское правительство выкупило у частного владельца ряд островов Дяоюйдао, или Сенкаку в японской версии, в Восточно-Китайском море. Как известно, острова по факту контролируются японцами, но Китай считает их своими исконными территориями. Вспыхнувший из-за этого конфликт двух стран привел к крупным выступлениям по всему Китаю с сжиганием японских флагов, японских автомашин и погромами магазинов японских марок.

С тех пор страсти, конечно, улеглись, но ни о какой нормализации речи всё равно не шло. Помимо территориальных споров и традиционных исторических трений, оставшихся еще со времен японского колониального господства в Азии, недоверие Китая к соседу, бесспорно, подпитывалось. В том числе и традиционным военным альянсом Страны восходящего солнца с США на фоне наметившегося курса Вашингтона на оспаривание китайских позиций в регионе и в мире. К слову, политическая прохладца в отношениях сказалась и на экономических связях: если в 2011 году Япония была для Китая крупнейшим инвестором, то сейчас по объему иностранных инвестиций в экономику КНР она занимает лишь пятую строчку.

Перелом наступил примерно год назад. В сентябре прошлого года Синдзо Абэ неожиданно появился на приеме, устроенном китайским посольством в Японии в честь 45-й годовщины нормализации дипломатических отношений между Токио и Пекином. Последние 15 лет такие торжества японские премьеры игнорировали. Тогда Абэ провозгласил курс на нормализацию отношений с Китаем, пригласил Си Цзиньпина в Японию и добавил, что и сам будет рад побывать в КНР. А также отметил: без укрепления связей Токио и Пекина мир и стабильность в Северо-Восточной Азии немыслимы.

Но если год назад основным мотивом к налаживанию мостов с Китаем для Токио была угроза со стороны КНДР, то уже в начале этого года невольным «виновником» усиления настроя японского руководства на нормализацию отношений двух стран оказались США.

Сначала Вашингтон вышел из Транстихоокеанского партнерства, что для Токио, активного сторонника этой сделки, стало настоящим ударом. Затем Японии, как и европейским союзникам США по НАТО, заявили: стране надо взять на себя больше расходов на собственную безопасность, которую обеспечивают США. Потом были повышенные тарифы на экспорт стали и алюминий и отложенная пока угроза роста пошлин на экспорт японских автомобилей в США.

Даже по проблеме КНДР у союзников наметился некий раскол: взывая к поддержке Японии в вопросе максимального давления на Пхеньян и безоговорочно ее получая (что Токио, впрочем, было совсем несложно), сейчас США, похоже, позабыли учесть тревоги союзника. По крайней мере японцев явно обижает, что, обговаривая с КНДР вопросы о запрете межконтинентальных ракет, американцы умалчивают о ракетах средней дальности — то есть тех, которые могут ударить по Японии.

Как показал недавний опрос Pew Research, в 2018 году лишь трое из десяти японцев были убеждены в правильности международной линии Дональда Трампа (уверенность японцев в его предшественнике Бараке Обаме была несоизмеримо выше).

Отношения же Китая и США, и так отличавшиеся крайним недоверием все последние годы, сейчас можно охарактеризовать одним словом — война, пусть только и торговая.

За последнее время произошло много того, что говорит о более конструктивном подходе Японии и Китая по отношению друг к другу и готовности обеих стран отложить негатив на потом, сконцентрировавшись на общих задачах. Весной, вслед за визитом в Японию премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна, первого за пять лет, стороны договорились о прямой линии коммуникаций во избежание случайных инцидентов между военными кораблями и авиацией. Затем в прессе появились сообщения о намерении Токио и Пекина сотрудничать по проекту железнодорожного сообщения в Таиланде, что стало знаком смены прежде негативных настроений в Японии в отношении китайского проекта «Один пояс — один путь».

Даже отношение народов друг к другу заметно улучшилось: проводимый с 2005 года ежегодный опрос китайской China International Publishing Group и японской компании Genron показал, что положительно к Японии сейчас относятся свыше 42% китайцев (в 2013 году их было всего 5,2%). Уверенно растет и число китайцев, верящих в скорое потепление отношений Пекина с Токио. В Японии, правда, симпатизирующих Китаю не так много — всего 13%, но ранее таковых было еще меньше.

«Япония и Китай — неразрывная пара. Мирное развитие Китая означает большие возможности для нашей нации», — говорил Синдзо Абэ в 2014 году, затевая предыдущую, неудавшуюся попытку нормализовать отношения с Поднебесной. Нынешняя попытка, невзирая на остающийся ком двусторонних противоречий, обещает стать более успешной. Судя по всему, к 2018 году обе страны дозрели до осознания, что отстаивать собственные интересы и свободную торговлю второй и третьей экономикам мира сподручнее сообща.

Автор — обозреватель «Известий»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>