Юридическая помощь

Что и как рассказывать школьникам о коррупции

против by .
Все мы родом из детства, заметил Экзюпери. А детство практически каждого обязательно связано со школой, во многом именно здесь закладываются наши правила поведения в обществе, принципы и нормы социализации. В основном они остаются неизменными (например, мойте руки перед едой или те, что некоторые острословы называют консервами приличия, библейские заповеди), но бывает и так, что в силу разного рода обстоятельств претерпевают трансформацию. Понятно, что из любых правил бывают исключения, и всё же есть основополагающие, требующие строгого соблюдения и безусловного сохранения. Согласитесь, что к таковым относятся и неприятие сребролюбия, стяжательства, мздоимства, коррупции… Еженедельник «Аргументы недели. Приморье» не раз обращался к теме взяток и взяточничества, и в этом году в рамках проекта «Порядок без корысти», выполняемого при поддержке администрации Приморского края, издание продолжает знакомить читателей с этой архиважной проблемой, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

На этот раз с помощью ректора Приморского краевого института развития образования Елены Алексеевны Григорьевой попробуем разобраться в том, что и как надо рассказывать о коррупции школьникам и как образовательная система края подходит к этой теме.

Последнее исследование социологов Левада-Центра, посвящённое уровню коррупционности российского общества и наличия так называемых неформальных платежах в образовании и медицине, показало что больше половины наших сограждан (55 процентов) сталкиваются с той или иной формой коррупции, но при этом они не слишком осуждают такое положение. Можно даже сказать, что народ смирился с коррупцией и пытается извлечь из неё те или иные выгоды для себя. Например, треть опрошенных пожаловалась на коррупцию в вузах. Однако свойские отношения в дошкольных образовательных учреждениях и школах волнуют граждан куда меньше – на такую проблему указали лишь пятнадцать процентов участников социологического опроса.

Столь низкую озабоченность поборами в детских садах и школах социологи связывают с тем, что именно в этих учреждениях проявления неформальных отношений зачастую наиболее одобряются людьми, тогда как ситуация с коррупцией в высшей школех сложнее. «В массовом сознании россиян с начала 1990-х годов в отношении высшего образования утвердилась идея, что теперь всё платное. Появление частных вузов, появление платных мест в государственных вузах, разнообразные формы взимания платы за поступление – от формально законных до откровенно незаконных – всё это покрывалось единым представлением о том, что теперь для того, чтобы твой ребёнок учился, нужны большие деньги», – рассказывает руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра Алексей Левинсон.

А как оцениваю коррупцию наши дети? С таким вопросом обращаемся к ректору Приморского краевого института развития образования.

10сетбр2014  99 by .
- Елена Алексеевна, коррупцию даже власти признают одной из наиболее острых социально-экономических проблем современной России. Скажите, пожалуйста, как наши юные сограждане оценивают уровень коррупционной составляющей в стране, в крае? Отрицательно, безразлично, с сочувствием? Есть ли такие данные?

- Специальных системных исследований, направленных на изучение отношения школьников к коррупции в нашей стране, насколько мне известно, в Приморском крае не проводилось. Между тем, прямые и косвенные факты свидетельствуют о том, что коррупция расценивается молодыми людьми, как крайне негативное явление нашей жизни. По мнению юных жителей Приморья, коррупция является серьёзным тормозом экономического и социального развития современной России.

- Елена Алексеевна, многим из наших читателей и жителей Приморья памятны организованные в прошлом году несистемной оппозицией выступления, направленные против взяточничества. Так, минувшей осенью на антикоррупционном митинге во Владивостоке с участием Навального среди его активных сторонников в основном преобладали молодые люди – студенты и даже школьники. На ваш взгляд, это такое проявление юношеского максимализма или более серьёзного отношения молодёжи к жизни и проблеме мздоимства и стяжательства в частности?

- Думаю, что в данном случае юношеский максимализм стал фактором серьёзного и осознанного отношения к проблеме борьбы с коррупцией. Очевидное социальное неравенство и отсутствие перспектив – в работе и вопросах достойной оплаты труда, в обеспеченности жильём, социальными гарантиями – прекрасно осознаются молодыми людьми. Поверьте, они способны достаточно объективно оценивать социальную жизнь и юношеский максимализм здесь не помеха.

- Знаете, многим памятно выступление министра образования и науки Ольги Васильевой на деловом завтраке в Торгово-промышленной палате, случившееся ещё в начале прошлого года. Тогда она говорила о планах ввести в нашей школе изучение феномена «русской взятки». А федеральный образовательный стандарт предлагали дополнить требованием формировать у школьников «антикоррупционное мировозрение»… Что-то с тех пор изменилось?

- Сегодня с термином «коррупция» школьники знакомятся уже в старших классах. Здесь большую роль играют такие предметы, как обществознание, история, литература. Однако специального предмета, где бы изучали феномен «русской взятки», конечно же, в школе нет. Но есть вполне конкретные задачи антикоррупционного воспитания и просвещения. Во-первых, нужно дать общее представление об этом явлении, причинах и социально опасных и вредных последствиях коррупции. Во-вторых, научить распознавать коррупцию, а также сформировать комплекс знаний о коррупциогенных ситуациях. В-третьих, сформировать стандарты поведения в соответствии с правовыми и морально-этическими нормами. Важнейшим условием решения воспитательных задач в сфере антикоррупционного воспитания является отсутствие в самой школе коррупционного поведения.
В начальной школе задачи антикоррупционного воспитания решаются через становление в ребёнке ценностных координат: честность, справедливость, доверие и прочих прописных истин.

- А с какого возраста, на Ваш взгляд, следует начинать говорить с детьми о коррупции – с начальной школы, средней, в старших классах?

- Осознанный, предметный и продуктивный разговор об этом явлении можно вести только в старшей школе, но формировать ценностную базу личности нужно ещё с дошкольного возраста.

- Елена Алексеевна, а готовы ли учителя к разговору о коррупции со школьниками? Обучают ли у нас этому будущих педагогов?

- К сожалению, не все педагоги готовы предметно говорить о методах борьбы с коррупцией в нашей повседневной жизни. Наиболее подготовленными являются учителя истории и обществознания, поскольку эта тематика встречается в данных учебных курсах. У нас, в Приморском краевом институте развития образования в течение нескольких лет был реализован проект по повышению квалификации педагогов по данной проблематике. В рамках этого проекта подготовлены и изданы два методических пособия – это «Коррупция: от общественного осуждения к общественному противодействию» и «Школа: учим противодействовать коррупции». В настоящее время в программах повышения квалификации для руководителей образовательных организаций, учителей предметников рассматриваются вопросы антикоррупционного воспитания.

- Благодарим, Елена Алексеевна за беседу!

Между тем, социологи полагают, что «право на бесплатное образование» и «право на бесплатную охрану здоровья» почитались и почитаются нашими согражданами как права прирожденные и неотъемлемые. Исследования, проводившиеся с начала 1990-х годов, когда начались либеральные реформы во многих областях жизни, показали, что переход к рыночным отношениям россияне встретили с настороженностью. Но когда элементы рынка, то есть платные услуги стали появляться в учреждениях образования и здравоохранения, это вызвало в массах очень резкую негативную реакцию», – рассказывает Алексей Левинсон. Платность же, пришедшая с реформами 90-х, есть, согласно этой идее, нарушение исходного и справедливого порядка вещей. Виноватым в этой несправедливости граждане считают в первую очередь государство. «Во взаимоотношениях с государством по части здравоохранения и образования россиянин априорно считает государство, отобравшее два главных бесплатных блага, неправым. Идя на неформальную плату, на взятку работнику образования или здравоохранения, этот субъект может считать, что на это нарушение закона его толкнуло государство, которое само совершило дело неправое, создав эту ситуацию платности», – подчеркивает руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра. То есть, отметил он, взятка по-прежнему оценивается негативно, но вина за это снимается с взяткодателя и переносится на систему.

А по результатам масштабного опроса, проведённого Приморским научно-исследовательским центром социологии, в нашем крае дошкольные учреждения и школы занимают последние места в списке организаций, где, по мнению населения, проблемные вопросы решаются с помощью взятки. Это подтверждает и тот факт, что на сегодняшний день в Приморье нет уголовных дел, возбужденных по подозрению в преступлениях коррупционной направленности в отношении рядовых сотрудников образовательных учреждений — воспитателей, учителей, других педагогов. Тем не менее, внимание к этой сфере остаётся особенным, поскольку во многом противостояние коррупции в образовательной сфере напрямую влияет на благополучие детей и подростков, учителей и родителей.

Но вот год назад, в апреле 2017 года сотрудники ФСБ и МВД в одном из муниципалитетов Приморья начали следствие против чиновника из городской администрации по фактам создания масштабной коррупционной схемы в сфере образования.

Рассказывая о прошлогодних событиях, депутат Законодательного Собрания Приморского края Владимир Хмелёв отмечал, что новостью о том, что произошло в образовательной системе Партизанского городского округа был ошарашен весь город. Всё случилось после массового обращения к нему работников школ и детских садов.

«По мнению директоров школ, начальник отдела образования Партизанска создала тотальную систему коррупцию и убедила их самих в том, что ничего невозможно сделать. Куда бы они ни обращались — в правоохранительные органы, органы власти — ничего нельзя было сделать. Они были напуганы и обратились ко мне, чтобы обратиться выше. Две недели проходили встречи, чтобы убедить их: надо сделать шаг вперёд, смело, обращаться в местную прокуратуру… Но они категорически отказывались! Почему? Страх сковал их настолько, что они предполагали, что возможна их физическая ликвидация. Когда я пришёл на совещание директоров школ и детских садов, руководитель мне сказала, что руки у вас коротки! И я видел по лицам людей, прямо там сидящих, что они раздавлены мыслью, что я ничего не смогу сделать!»

Изменить положение дел помогла огласка фактов коррупции.

«Я предполагал, что если пойти по линии запросов, то всё может сойти на нет! Было такое ощущение! Поэтому я решил пойти на такой опасный для меня шаг, – признался депутат. – Я опасался, что свидетели могут замолчать и отказаться. И тогда всё это получится клевета и ложь в отношении сейчас обвиняемой. Но они меня заверили, что уже не отступят, и поэтому я так смело действовал. Ведь чем сложны преступления в сфере коррупции? Доказательства! Их, как правило, очень мало и недостаточно. Но в данном случае они были! Были и свидетели, которые могли документально доказать, что они совершали под давлением чиновника от образования».

В итоге ситуация изменилась коренным образом. «Коренным! Люди поняли, что правда есть, что можно работать честно. Ведь директора школ сейчас говорят: для нас самих это колоссальный урок в жизни. Гражданского мужества не хватило, чтобы пресечь это сразу на корню. А ведь одна единственная директор детского сада, которая сказала: «Если с меня продолжать будете тянуть деньги, вам это боком выйдет!» И… её не трогали! Она проявила мужество, а остальные молчали! Теперь они говорят, что они вынесли для себя много в жизни уроков о том, что мы смалодушничали, во что это превратилось!», – подчеркнул Владимир Хмелёв.

«После бесплатной советской медицины и образования выбор платной модели приводит к большим политическим потерям. В результате мы получили гибридную медицину и гибридное образование. Ну и коррупцию как обязательное приложение ко всему, что существует по нечётким правилам», – авторитетно замечает на страницах «Независимой газеты» профессор Академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) Татьяна Илларионова.

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>