Обыкновенные боги утреннего эфира работают на Приморском радио

сквер и Дом радио by .
История Владивостока, несмотря на свою непродолжительность, богата событиями, в том числе знаковыми, определившими дальнейшее развитие нашего края. К их числу безусловно относится и вклад приморцев в создание радиовещательной сети на Дальнем Востоке и в целом в стране. Краевой центр Приморья стал здесь первопроходцем. О том, с чего всё начиналось, чьими стараниями и трудами радио вошло в нашу жизнь в рамках проекта «Приморье и приморцы: устремлённые в будущее», выполняемого при поддержке администрации Приморского края, рассказывает еженедельник «Аргументы недели. Приморье», информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Радио на Дальнем Востоке появилось почти 100 лет назад – первую радиостанцию начали строить соседи, хабаровчане ещё в год окончания гражданской войны. Но завершить его им в силу разных причин не удалось. А вот во Владивостоке, рассказывает историк Алексей Волынец,нашлись энтузиасты, которые в феврале 1924 года создали общество «Пролетарское радио». Это было второе в молодой советской стране объединение радиолюбителей — первое зарегистрировали в Москве двумя месяцами ранее, в самом конце 1923 года. Третьим стал Ленинград, где подобное общество появилось в мае 1924 – к этому времени «Пролетарское радио» Владивостока насчитывало уже более 700 участников.

«Радиофикация имеет чрезвычайно важное значение и вот почему: в Приморской губернии имеются населённые места, с которыми наш губернский центр в течение нескольких месяцев не имеет никакой связи…», — говорилось в письме из Владивостока, опубликованном в столичном журнале «Радио всем» в январе 1925. К этому времени «Пролетарское радио» объединяло уже свыше 2 тысяч приморцев, которые смогли собрать 45 тысяч рублей для покупки радиопередатчика. Его приобрели в Англии у фирмы «Маркони». А помещение — две маленькие комнаты в одноэтажном доме на Верхнепортовой (сохранившемся и по сей день)— бесплатно предоставило военное ведомство. «Большую помощь в строительстве радиостанции оказал Степан Петрович Коханов, в то время работавший начальником телефонной станции Владивостока, и молодые энергичные любители радио — студенты Политехнического института Черепнин, Симонов, мотористы военной радиотелеграфной станции с Русского острова Пиляй и Глебов», — вспоминал позднее один из руководителей «Пролетарского радио» Павел Волгин. Ещё один из участников, матрос Д. Пиляй так рассказывал об этом: «На Эгершельде, в маленьком неприспособленном домике мы монтировали первую в Приморье радиостанцию мощностью в полтора киловатта. 25 декабря 1925 года я вместе с Черепниным и Глебовым провёл первую пробную радиопередачу. Вместе с голосом и музыкой в эфир шло много постороннего шума…». Радиостанция стала первой, построенной руками и на средства энтузиастов радиодела. 23 декабря 1925 года Владивостокская вещательная станция была официально зарегистрирована, она стала седьмой в стране и первой на советском Дальнем Востоке. Станция получила свои позывные — РВ17. Первая радиопередача состоялась 1 января 1926 года, в 8 часов вечера в эфире прозвучали слова: «Товарищи, внимание! Говорит Владивостокская радиостанция». Её слушателями стали несколько сотен любителей, имевших самодельные приёмники, а также горожане – на улицах Владивостока установили 12 репродукторов. Слушали радио и в рабочих клубах, причём не только краевого центра, но и Уссурийска, Сучана, Артёма и Гродеково, для которых заранее купили два десятка радиоприёмников. Первая радиопередача была короткой — оркестр Владивостокской пехотной школы исполнил «Интернационал», затем звучала скрипичная музыка и соло на балалайке. Как оказалось, трансляцию из Владивостока услышали в Харбине и Токио…
Первые радиопередачи шли вечерами всего три раза в неделю. В основном передавали политновости и музыку. Профессиональных дикторов не было, тексты читывали сами радиолюбители, городские музыканты играли для радио бесплатно.

Но радиовещание очень скоро стало государственным делом. К середине 30-х годов распространением информации в эфире во Владивостоке уже занимались профессионалы. Кстати, в разные годы с краевым радио сотрудничали писатели Всеволод Иванов и Александр Фадеев, исследователь Дальнего Востока Владимир Арсеньев… В 1938 году у радийщиков Владивостока появляется собственный дом, его специально построили на юго-западном склоне Орлиной сопки, чуть выше Суйфунского рынка, (современный Дом радио также расположен на этом месте, только рынок стал сквером Суханова, а Суйфунская – улицей Уборевича, здесь сегодня работают государственная телерадиокомпания «Владивосток» и ряд коммерческих радиостанций). Он имел три вещательные студии и считался одним из самых прекрасно оборудованных радиоцентров страны. К тому времени радио Владивостока выходило в эфир ежедневно по 13 часов, из которых 10 часов приходилось на собственное вещание, а три — на трансляции радиопередач из Москвы. Приморье быстро стало и одним из самых радиофицированных районов СССР. К началу 1940-х годов здесь насчитывалось уже более 31 тысячи радиорепродукторов, в том числе 11 тысяч — во Владивостоке.

строят by .

Строят новый Дом Радио


Радио быстро завоевало популярность у приморцев, оно прочно вошло в нашу жизнь, для людей старшего возраста стало непременным атрибутом и будней и праздников, для жителей таёжной глубинки – нередко просто единственным средством связи с миром, повседневным собеседником, источником новостей, хорошего настроения. Особенно ценят слушатели своё, Приморское радио. Совсем недавно, 7 мая отмечался профессиональный праздник – День радио. Казалось бы, не самый популярный в народе, но поздравлять с ним журналистов и специалистов, готовящих к выпуску новости и передачи, приморцы начали ещё заранее. Со всего края звонили в прямой эфир, благодарили и даже признавались в любви. Чаще других добрые слова звучали в адрес ведущей радиопрограмм Юлии Бояшовой.

Бояшова (patrikeeva)_yuliya by .

Ю.Н. Бояшова


Мы попросили Юлию Николаевну рассказать о Приморском радио и тех людях, чьими трудами и талантами завоёвано людское признание.

«Мой роман с радио длится уже 18 лет. Ещё студенткой журфака ДВГУ я пришла в телерадиокомитет и попросилась на работу. Почему радио? Когда приехала из Дальнегорска учиться во Владивосток, на первом курсе у меня появились друзья из технического университета, где была радиостанция «Студенческая волна», на которой я немного попрактиковалась говорить в микрофон, читать новости. Очень понравился этот процесс и работа в маленькой уютной студии, хотя сама слушать себя не могла – голос не нравился страшно. Но было немало и тех, кто уверенно говорил, что голос у меня красивый и надо стремиться именно на радио. Это вдохновляло. Так я выбрала радио, где попала в дружный женский коллектив Службы новостей.

Фото 4 by .

Юлия Бояшова, руководитель Службы новостей Наталья Соловьёва, журналист Редакции информации Дмитрий Пустовойтов


Меня передали в добрые руки замечательного человека и великолепного журналиста – Натальи Владимировны Соловьёвой (Хисамутдиновой). Меня научили подбирать новости для выпусков; понимать, что важно, а что нет; превращать огромные и часто непонятные тексты в небольшие заметки; грамотно их выстраивать и главное — делать новости действительно интересными. Умная, внимательная к работе и к нам, ответственная, очень грамотная, а ещё легкая, улыбчивая, позитивная и отзывчивая – это Наталья Владимировна. Она порхала по Дому радио, успевая делать огромное количество работы, в том числе и свои программы.
Особый трепет вызывал коллектив «Тихого океана» – эту программу я слушала с детства, самыми трогательными были приветы и поздравления для родных в море. И вот случилось чудо: я познакомилась с людьми, которые работали над созданием «Тихого океана», узнала, как рождается эта легендарная передача. Тогда в редакции «Тихого» работали журналисты Тамара Ясенкова, Анатолий Матвиенко, звукорежиссёры Наталья Нестреляева и Раиса Николаева
Наши звукооператоры умели делать невероятное. Они монтировали программы и интервью на огромных плёночных магнитофонах. До сих пор не понимаю, как это можно было делать: отрезать плёнку именно в том месте, где требуется убрать, например, ненужную букву? Но звукооператоры Лидия Пегаева, Любовь Белокриницкая, Марина Борисенко, Марина Евсеенко, Людмила Краева с лёгкостью творили чудеса. Тогда, кстати, слушателям называли не только журналиста и звукорежиссёра, но ещё и всех звукооператоров, которые помогли подготовить эфир.
Мой тонкий голосок старшие коллеги иногда называли «пионерская зорька». Конечно, на фоне таких мэтров эфира, как Нина Мирончик, Галина Мялк, Ирина Князева, Алексей Хортов, Андрей Радаев, я звучала забавно в своих программах. Мне очень нравилась мягкая, добрая Ирина Князева и особенно её голос. Я мечтала, что когда-нибудь буду также красиво звучать в эфире, как и она. Вот не могу вспомнить, кто из дикторов советовал перед записью выпить коньячка «для бархатистости голоса». Почему-то кажется, что это был Алексей Алексеевич Хортов.
Душевности меня учила Геталина Васильевна Воробьёва, с которой мне посчастливилось работать за соседними столами в одной редакции. Она была музыкальным редактором, заведовала архивом Приморского радио, знала все записи, которые там хранились (а это тысячи коробок с плёнками), и очень переживала за всё, что было утрачено. А ещё на основе архивных материалов она делала свою музыкальную программу «Старое радио», слушатели её любили. Годы над Геталиной Васильевной были не властны, её отличали красивая фигура, изящная походка, заразительный смех, лёгкость! Именно ей я иногда читала свои сценарии, а она внимательно слушала. Всегда поражалась, как всего одно слово, добавленное Геталиной Васильевной в мой текст, моментально меняло его окраску, придавало глубину и теплоту. Поиски того самого, нужного слова для сценариев с тех пор стали для меня любимой игрой.
В «плавание» в прямой эфир меня отправила Татьяна Сабанова, возглавлявшая Редакцию тематических программ, а затем и всё Приморское радио. Оказалось, что говорить в прямом эфире очень страшно. Приходилось тщательно готовиться: писать заранее тексты, затем вычитывать, проговаривать слова, разбираться с ударениями, интонациями. Татьяна Ивановна строго просматривала все тексты наших программ и прямых эфиров. Получив её заветную подпись на уголке своего распечатанного сценария, уже намного спокойнее было идти в прямой эфир.

Наталья Орлова – с ней мы проработали бок о бок в одной редакции много лет и лишь недавно Наталья Георгиевна ушла на заслуженный отдых. Она – автор многолетнего цикла передач «Мегаполис» о многонациональном Приморье. А ещё именно с ней приморцы начинали день. Очень лёгкая на подъём, она с большим удовольствием бежала с диктофоном на запись, ездила в командировки, умудрялась найти невероятно интересных и даже необычных собеседников. Она обожала общение с людьми. Самое главное, чему меня научила именно Наталья Георгиевна – это то, как готовиться к интервью и составлять вопросы, о чём важно узнать, а что несущественно. От неё я узнала, как раскрыть собеседника и показать его в наилучшем свете. Ещё Наталья Георгиевна всегда слушала все наши эфиры. Если понравилось – от души хвалила, либо мягко и аккуратно обращала внимание на ошибки. Слушатели до сих пор помнят Наталью Георгиевну, передают ей приветы в эфире, поздравляют с днём рождения, дарят песни.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA by .

Неля Галкина и Наталья Орлова


«Владивосток» – непростое для произношения в эфире слово. Часто в устах радиожурналистов оно превращается во «ВАлАдивосток. За свой чётко выговариваемый «Владивосток», как и за многое другое, я благодарна Нели Галкиной, нашему самому опытному звукорежиссёру. Именно она с самого начала учила, как надо работать в эфире, и вместе мы работаем до сих пор. Игра с фонами в зависимости от того, что говорит журналист; песни, подобранные по смыслу; внимание к каждому слову, сказанному ведущим в эфире; высочайшая грамотность; уважение к слушателям и потрясающее неравнодушие – это всё наша Неля. Она готова помногу раз останавливать запись, добиваясь от ведущего нужной интонации, правильного произношения или ударения. И пусть журналисты злятся – для Нели важнее то, как они потом будут звучать в эфире. Именно Неля, внимательно отслушав твой эфир или программу, всегда поделится впечатлениями или сделает мудрое замечание. С ней эфиры всегда особые, душевные. Это чувствуют слушатели и называют её «Нелечкой». И, пожалуй, никто лучше Нели Галкиной не знает нашу фонотеку. Если слушатель просит поставить в подарок «хорошую песню», поверьте, она найдёт именно такую – самую-самую, зная лишь пол человека и его возраст.
А вот история, сыгравшая в моей профессиональной жизни самую большую роль, связана с великолепной и мудрой Галиной Яковлевной Островской. Она преподавала у нас на журфаке и мы сдавали ей творческие работы. Я с гордостью принесла один из выпусков своей детской радиопрограммы «Маленьким о большом», которую мы делали вместе со звукорежиссёром Павлом Патрикеевым. Удивительно, но эта передача сразу полюбилась слушателям, о чём свидетельствовали многочисленные звонки, получила она и одобрение многих коллег. Галина Яковлевна, прослушав внимательно программу, разнесла её в пух и прах, завершив разгром фразой: «Деточка, с таким голосом путь на радио тебе закрыт». От обиды прорыдала до вечера. Успокоившись, решила, что с радио не расстанусь. Начала работать над голосом, училась правильно дышать, бесконечно дома читала вслух. Долгие годы всё, что я делала на радио, все программы, интервью, репортажи или просто, выражая свои мысли в прямом эфире, общаясь со слушателями, – я всё делала с оглядкой на Галину Яковлевну. А вдруг она сейчас слушает? Очень не хотелось, чтобы она думала, что оказалась права, и я действительно ошиблась с профессией. Со временем обиды забылись, зато внутри прочно засела привычка относиться к себе требовательно, самокритично, делать свою работу хорошо, чтобы не было стыдно ни за одно слово, сказанное в эфире. К сожалению, после окончания университета мы ни разу не встретились с Галиной Яковлевной. А мне так хотелось поделиться с ней своими победами, узнать, что она думает обо мне и моей работе, спросить совет. Но удивительным образом это не получалось. Когда Галины Яковлевны не стало, мне приснился сон, в котором я брала у неё интервью, а потом подробно рассказывала о своей работе на радио, а она внимательно слушала и улыбалась. Сейчас я бесконечно благодарна Галине Яковлевне за тот разнос в университете. Это была качественная прививка от возможной звёздной болезни, равнодушия в работе.

Я очень счастливый человек, потому что застала ещё то, настоящее РАДИО. Жизнь и творчество кипели в эфире, кабинетах и коридорах Дома радио. Разнообразные редакции, огромный коллектив. Не было «Я», были «МЫ». Это было и время критики. Её было много, но она была справедливой и от людей, которые действительно знали, что такое радио и своим примером показывали, как это должно быть. Эти же люди умели увидеть хорошее в твоей работе и похвалить так, что за спиной вырастали крылышки. Именно эти люди научили: микрофон не обманешь. Что бы ты ни говорил в эфире, какими бы ни были красивыми твои слова, а улыбка бесконечно широкой – слушатели, а они у нас особенные, улавливают малейшие интонации голоса, прекрасно чувствуют, если ведущий чем-то расстроен или счастлив, позвонят после эфира, спросят, что случилось или похвалят… Наши люди всегда чувствуют равнодушие и неискренность. Вот почему, кого-то из работников Приморского радио и через годы продолжают вспоминать, а кто-то моментально оказывается забытым».

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>