Главную идею геополитических доктрин Китая определили во Владивостоке

DSC---6088 by .
Два минувших дня, 14 и 15 мая лидеры 28 государств обсуждали в Пекине (14-15 мая) инициативу Китая «Один пояс, один путь». В последние годы она занимает центральное место во внешней политике КНР. По мнению авторитетного эксперта-востоковеда, директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, специалиста по Китаю члена-корреспондента Российской Академии наук Виктора Ларина, в этом проекте больше геополитики, чем экономики, однако он является точкой соприкосновения России и КНР, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

«Наши взаимоотношения – это решение политических проблем через экономику», – сказал в интервью клубу «Валдай» (ru.valdaiclub.com) Виктор Ларин. По мнению эксперта, «Один пояс, один путь» –проект, направленный на реализацию китайских целей. С точки зрения экономики, он нацелен, прежде всего, на развитие западных районов Китая. А если учесть китайские внешнеполитические концепции, становится очевидно, что данная инициатива является продолжением политики открытости Дэн Сяопина, Цзян Цзэминя под девизом «идти вовне» – по мере роста Китая ему нужно всё больше рынков, всё больше сырья.

«Я бы рассматривал проект «Один пояс, один путь» в рамках меняющейся концепции мирового развития. Если до этого важность представляли Азиатско-Тихоокеанский и Евроатлантический регионы, то сейчас наблюдается крен в континентальную парадигму: американцы делают акцент на своём континенте, то же происходит с Китаем», – отмечает эксперт.

Ларин напомнил, что ещё до появления концепции «Один пояс, один путь» возникла российская евразийская концепция, затем появилась южнокорейская концепция Пак Кын Хе. Таким образом, речь идёт о создании евразийского проекта. «В рамках этого евразийского проекта и надо рассматривать концепцию «Один пояс, один путь». Китайцы повернулись от Тихого океана в сторону континента, в сторону Евразии. Они решают задачи собственного развития за счёт ресурсов евразийского континента», – считает эксперт.

По словам директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, в китайском проекте больше геополитики, чем экономики, поскольку главная идея геополитических доктрин Китая – это мирное окружение. «А мирное окружение можно создать прежде всего экономическими методами – в этом Китай на сто процентов уверен. В этом же заинтересована и Россия. Это – точка соприкосновения», – говорит Ларин.

Разумеется, в рамках своего проекта китайская сторона не будет играть по нашим правилам, так же, как и Россия – в рамках евразийского проекта: обе стороны стараются уважать друг друга, но делают упор на собственные интересы.

Однако если исходить из геополитики, то общая цель двух стран в рамках инициативы «Один пояс, один путь» и евразийского проекта – мирная безопасная Центральная Азия. «Если проект пойдёт дальше в Южную и Западную Азию, то там возможны совместные проекты. Наши взаимоотношения – это решение политических проблем через экономику. Например, экономическое развитие Афганистана может в итоге превратить эту территорию в более стабильную», – считает Виктор Ларин, сообщает сайт Дальневосточного отделения РАН.

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>