Насколько опережающими в социально-экономическом развитии оказались инвестиционные территории Приморского края?

переезжайте by .
Теперь уже бывший резидент территории опережающего развития «Михайловский» в Приморском крае начистоту рассказал Дальневосточной деловой газете «Золотой Рог», что происходит за кулисами новой экономической политики, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс

Первым резидентом территории опережающего развития (ТОР), покинувшим её по решению суда, стала компания, намеревавшаяся в льготных условиях реализовать два крупных животноводческих проекта. «Золотой Рог» уже писал о прецеденте с ООО «Дальневосточная сельскохозяйственная компания», более двух лет являвшейся резидентом ТОР «Михайловский». Свою версию, как инвестор оказался в такой ситуации, и что ждёт заявленные им проекты, излагает гендиректор Дальневосточной сельскохозяйственной компании Александр Широких.

Напомним, что иск в суд был подан Корпорацией развития Дальнего Востока в связи с тем, что инвестор не выполнил условий заключённого с ним соглашения.

«Бывший резидент собирался строить в регионе две молочные фермы на 2,4 тысячи голов и свиноводческий комплекс на 108 тысяч голов в год. Компания не запрашивала в Корпорации развития Дальнего Востока землю либо инфраструктуру, не предоставила корпорации результаты инженерных изысканий и соответствующую проектную документацию, не отвечала на письма, в том числе, с предложением расторгнуть соглашение без суда. Корпорация не может допустить, чтобы резидент, не выполняя условий соглашения, был причиной неэффективного расходования бюджетных средств в рамках предоставления налоговых преференций и обеспечения других льгот для инвесторов ТОР», –- прокомментировал в информационной программе «Вести Приморья» эту ситуацию генеральный директор Корпорации развития Дальнего Востока Денис Тихонов.

- Александр Васильевич, что произошло на самом деле? Почему вы утратили статус резидента?

- Это факт уже свершившийся. Есть решение арбитражного суда о том, чтобы расторгнуть соглашения с нашей компанией. Но в принципе, это, видимо, был закономерный результат, поскольку изначально, когда мы стремились попасть в ТОР, стать резидентами, думали о том, что вот сейчас государство создаст все условия для того, чтобы мы могли запускать новые производства. Причём, на мой взгляд, это должно быть в первую очередь создание новых производств, и ни в коем случае не поддержка уже устойчиво стоящих на ногах холдингов и прочих, которые по сути дела поглощают те незначительные ресурсы, которые выделяются на развитие территорий опережающего развития.

В нашем случае договор расторгнут потому, что мы не выполнили два пункта – не предоставили материалы инженерно-геологических изысканий по проекту и не предоставили выполненную проектно-сметную документацию. Эти документы у нас практически на руках. В первом случае, изыскания мы получили ещё в прошлом году. И сейчас завершается проектирование молочного комплекса на две тысячи четыреста голов в селе Халкидон. Этот проект у нас продвигается, и мы не собираемся его оставлять, мы его начинали ещё без статуса резидента, теперь продолжим уже без статуса резидента. Результат всех этих событий один – мы будем этот проект осуществлять. И добиваться его завершения.

- В чём государство не оправдало ваши надежды? Что вы не получили?

- Структура, которая ведёт шефство над создаваемыми резидентами, то есть Корпорация развития Дальнего Востока, не в полной мере осуществляет те полномочия, те функции, которые, мы надеялись, будут представлены. Это, в первую очередь, прозрачность выделения финансовых ресурсов на инфраструктуру. Наглядный пример. В самом начале я обратился с просьбой профинансировать строительство ЛЭП, подвести электроэнергию к начинаемому объекту. Цена вопроса – пять миллионов рублей с копейками. Однако нам в этом отказали. Кто ведает этими ресурсами, как они распределяются? К сожалению, как решаются эти вопросы, для нас загадка. Мы общаемся с коллегами, и чувствуется высокая степень неудовлетворенности среди резидентов. Многие думали, что будет работа, производство, но пока ещё всё на голом месте топчется, «бумажный круговорот» растёт. Первоначально была информация о том, какие средства выделяются из федерального бюджета, из регионального, а сейчас я не знаю ничего об этом. Строится там инфраструктура, но это, в первую очередь, для структур, имеющих «высоких покровителей», которые и без того имеют серьёзные ресурсы финансовые, доступ к кредитам, забирая и без того крохотные субсидии, не создавая новые рабочие места, а используя свои уже имеющиеся трудовые ресурсы.
«Бодрые» отчёты о количестве рабочих мест возникают путём простого арифметического действия – сложением численности тех коллективов, которые стали резидентами ТОР. Это не создание новых рабочих мест. А просто суммирование рабочих мест, которые уже были. А я представлял себе это таким образом, что территория опережающего развития – это, по большому счёту, рождение нового ребёнка, создание нового производства. Вот в нашем проекте, в частности, двести пятьдесят пять рабочих мест предусматривается. Но, к сожалению, всё идёт немножко не так, как нам виделось это. В итоге, когда мне было предложено в добровольном порядке подписать соглашение о расторжении, я отказался. Пусть эта ситуация пройдёт через суд. Будет создан прецедент. Чем больше будет случаев расторжения соглашений в судебном порядке, тем больше будет очевидной истинность работы управляющей компании.

Компания не пользовалась льготным режимом налогообложения, заявленного для резидентов ТОР. С реализацией этого режима тоже не всё так просто. Например, сокращённый период возмещения НДС фактически не работает. Это подтверждают многие коллеги. Что касается иных налоговых льгот, то они вряд ли могут быть использованы, пока проект не заработал.

- Вы говорите, что продолжите реализацию проекта. На сегодняшний день вам понятны источники финансирования?

- Да. Нами поданы документы во Внешэкономбанк на проектное финансирование на реализацию этого проекта. Он принят, находится на рассмотрении. Как только будет положительное решение, мы получим финансирование, потому что все заинтересованные стороны согласование на этот счёт дали. Мы не можем начать серьёзные работы, пока не получим проектно-сметную документацию и не получим разрешение на строительство. А подготовительные работы, связанные с созданием строительного участка, мы уже начали. Проект нам выполняет ООО «Совмолко Проект» в Челябинске. Немного затянулось проектирование, по объективным причинам – не всегда хватает ресурсов, чтобы быстро всё сделать, потому что проекты дорогостоящие. Я думаю, что мы в ближайшее время всё получим и будем двигаться дальше. Тот, кто что-то осуществил или проходит это сейчас, понимают всю сложность процесса, а досужие рассуждения будут всегда. К сожалению, это реалии сегодняшнего дня.

- Что за история с вырубкой леса? Есть акт, зафиксировавший происшествие.

- Это история надуманная. Поскольку этот участок относится к категории земель сельскохозяйственного назначения, то леса как такового там нет. Это не лесной фонд. А есть древесно-кустарниковые насаждения, которые выросли за двадцать-тридцать лет. Для того, чтобы произвести инженерные изыскания, необходимо загнать технику. А техника не может зайти, если там деревья. Поэтому мы попросили разрешения у администрации на вырубку. Акт мне никто не предъявлял, хотя я лицо заинтересованное. Законодательства мы не нарушили.
Впрочем, так же, как и с наличием скотомогильника. На начальной стадии проекта мы отправили запрос в администрацию Черниговского района по поводу состояния скотомогильника: ничего угрожающего там нет, проект выполняется с соблюдением ветеринарного законодательства. Более того, на этом месте ранее находилась молочная ферма, сегодня выпасается скот, принадлежащий жителям села Халкидон.

- У вас есть бизнес помимо заявленного проекта?

- Нет. Учреждённые ранее, в частности в Магадане, три юридических лица и индивидуальный предприниматель закрыты в связи с тем, что я выехал из региона и бизнес там свернул. По просьбе администрации Черниговского района был открыт пункт переработки молока, собираемого у населения. Мы перерабатываем молоко, мясо, производим качественную продукцию. Это задумано с целью продвижения торговой марки «Мирагро» для будущего производства. А создание и развитие торговой сети делается для того, чтобы выпускаемая нами продукция была для потребителя дешевле.

- Вы рассказываете о проекте по строительству молочной фермы. Но у вас же в документах указан ещё один проект – строительство свинокомплекса. Какие планы в отношении этого проекта?

- Что касается производства свинины, то в крае предполагается в ближайшее время большая конкуренция в этом сегменте в связи с крупными проектами, реализуемыми здесь. Поэтому мы пока проект по строительству свинокомплекса отложили. Уверен, что ненадолго. Что-то мне подсказывает, что и здесь не всё гладко.

Елена АБАШЕВА
«Золотой Рог», Владивосток
http://zrpress.ru/business/primorje_26.07.2018_90220_ne-tornoe-eto-delo.html

Подписывайтесь на «Тихоокеанскую Россию» Instagram и Telegram

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>