Такие праздничные будни приморско-дальневосточного литературного процесса

litr2020_19 by .

один из предыдущих ЛиТРов… фото ПримаМедиа


«И не пуская тьму ночную / На золотые небеса, / Одна заря сменить другую / Спешит, дав ночи полчаса», – эти пушкинские строки вполне подойдут к рассказу о литературной жизни Владивостока. Ещё не успели отзвучать отголоски только что прошедшего в городе фестиваля «Литература Тихоокеанской России» (ЛиТР-2021), как на очереди ещё одно масштабное событие – ХХII Дальневосточная книжная выставка-ярмарка «Печатный двор» – 2021. Еженедельник «Аргументы неделi. Приморье» предлагает своим читателям подборку материалов, посвящённых двум форумам – писателе, издателей и чиновников, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.
***

Про ЛиТР 2021

Одним из ярких событий владивостокской осени стал очередной фестиваль «Литература Тихоокеанской России». Как уверяли организаторы, фестиваль объединит писателей, поэтов и журналистов Дальнего Востока. О том, насколько получилось объединение, рассказал в социальных сетях один из участников фестиваля, камчатский автор Сергей Вахрин.
***

Вахрин by .
Мысли вслух о прошедшем во Владивостоке фестивале «Литература Тихоокеанской России»

Да-да, такова – ЛиТР – аббревиатура фестиваля «Литература Тихоокеанской России», которая навевает славные мысли о весёлом (или приподнятом) духе фестиваля.
Я был на этом фестивале впервые. И довольно случайно. О премии имени Владимира Клавдиевича Арсеньева слышал краем уха, но в суть её не вникал.
В программе фестиваля премия имени Арсеньева выносилась в само его название.
Но только названием это и осталось.
Собственно, и фестивалем все то, что происходило во Владивостоке, назвать сложно.
Правда, один из главных руководителей фестиваля сказал верные вещи: фестиваль – мероприятие разовое, главное – это подготовка к фестивалю в течение года.
Не могу сказать, что было в течение года, но то, что я увидел и услышал на фестивале, меня, честно говоря, разочаровало.
И вот почему.
Как эксперт, я был приглашён для участия в дискуссиях по весьма важным и интересным темам. Первая – «Краеведение и локальный патриотизм». Вторая – «Провинциальная литература. Литература в провинции».
Но дискуссий не было.
Каждый из доброго десятка участников первой «дискуссии» успевал сказать за заранее отведённое и короткое время только то, что хотел или сумел сказать. Никакого обсуждения, а тем более горячей дискуссии не было. Походил по другим дискуссионным площадкам – тоже самое.
Что касается важнейшей для Дальнего Востока темы о развитии провинциальной литературы, то здесь и вовсе случился «облом». Организаторы фестиваля по какой-то причине не знали, что в утро проведения этой дискуссии мост на остров Русский будет перекрыт. Правда, нас – дальневосточных участников – заверили, что дискуссию перенесут на другое время. Ничего подобного – её провели без участия дальневосточников, которые отдельной обособленной группой были поселены на острове Русский.
Собственно, эту «потерю», наверное, никто и не заметил.
По всё той же простой причине – за отсутствием собственно самой дискуссии.
Но это всё-таки не главное. И после дискуссии, если бы таковая состоялась, каждый из её участников – а это, как правило, люди с солидным возрастом – остались бы при своём мнении, которое они накопили с годами и опытом литературной работы.
Меня больше «зацепило» другое.
Я полагал, коли уж тема литературной премии имени Арсеньева была вынесена в название фестиваля, то будет разговор о премии и её лауреатах, о книгах, которые московские эксперты посчитали наиболее важными и значимыми для освещения жизни, быта, истории, проблем Дальнего Востока. А книг, как нам говорят, было сотни, и не только со всей России, но и со всего мира.
Об этих книгах не было промолвлено ни слова.
И о самой премии речь шла только в финальной части фестиваля и сводилась она к вопросу вводить ли краеведение в номинацию премии имени АРСЕНЬЕВА.
Честно говоря, у меня глаза на лоб полезли, когда я это услышал (а с положением о премии я знаком не был). Оказывается, в номинации имени великого дальневосточного КРАЕВЕДА Арсеньева не было НИЧЕГО, что связано с краеведением.
Позже, от номинантов этой премии мне пришлось услышать и совсем обидное – при определении лауреатов нарушается и само положение о премии: награду могут дать за произведения, которые изданы не год назад (как определено положением), а несколько (если не десяток) лет назад. И предпочтение отдаётся по национальному (а не по литературному) признаку.
Не знаю насколько правы те люди, которые были обижены.
Вопрос в другом – почему в фестивале «Литература Тихоокеанской России» речь идёт обо всём что ни есть на литературном свете, кроме той литературы, которая была номинирована на премию имени В.К. Арсеньева.
Правда, оговорюсь, – самым замечательным мероприятием, которое я с огромным удовольствием и благодарностью посетил, была презентация шеститомного собрания сочинений В.К. Арсеньева, подготовленного к изданию коллективом маленького владивостокского издательства «Рубеж», создал и тридцать лет руководит которым Александр Колесов.
Но это мероприятие не было кульминационным. Да и народа присутствовало совсем немного. Из организаторов фестиваля я вообще никого не увидел.
И ещё одно замечательное мероприятие, которое проходило в Приморском отделении Русского географического общества (правда, при полном отсутствии членов этого общества) – презентация книги Александра Баринова. Александр Баринов, писатель из Читы, человек, который создал два – Нерчинский и Читинский – и воссоздал третий – Якутский – краеведческие музеи.
Если бы не дальневосточная поддержка коллег, которые приехали на это мероприятие вместе с Александром Олеговичем, то он бы презентовал свою книгу в совершенно пустой аудитории.
О чём это говорит? О самом простейшем – о формализме. Мероприятие было запланировано, но его никто не готовил. Кому-то было совсем не важно, как отнесётся писатель Баринов к тому, что на встречу с ним не пришёл ни один член Русского географического общества, я уже не говорю об остальных жителях литературного Владивостока, о краеведах и просто любителях истории. Не поверю, что таких во Владивостоке нет. До них просто не донесли информацию о программе фестиваля.
Причина становится понятной, когда выясняется, что краеведение в премии имени великого КРАЕВЕДА, проходит только в тематике дискуссий, а не в конкретных номинациях на присуждение этой премии, что само уже по себе является АБСУРДОМ.
И, таким образом, краеведение совершенно не случайно оказывается за бортом не только самого фестиваля, но и его мероприятий.
Обидно, конечно.
Самое удивительное, что этот фестиваль проходит во Владивостоке уже в четвёртый раз. Неужели один я такой привередливый, кто обратил внимание на эту несуразицу с краеведением и премией имени краеведа? Или, может быть, я чего-то не знаю или не понимаю… А с высокой московской «дистанции» всё видится совершенно иначе?

Биографическая справка: Вахрин Сергей Иванович родился на Камчатке в 1954 году в селе Тиличики Олюторского района Корякского автономного округа. Работал в Усть-Камчатской районной газете «Ленинский путь», в молодёжной газете «Камчатский комсомолец», в газете «Рыбак Камчатки», с 1996 по 2001 год возглавлял редакцию журнала «Северная Пацифика». Автор проблемно-экологических фильмов, которые высоко оценены на Международном фестивале «Живое море» во Владивостоке (1998) и отмечены в номинации «Золотой краб». Лауреат фестиваля «Белые пятна Сибири» (2001). Автор книг «Покорители Великого океана» (1993), «Встречь солнцу» (1996), «Потомки остроклювого бога (Камчадалы)» (1997) и других.

Подписывайтесь на «Тихоокеанскую Россию» Instagram и Telegram

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>