Валерий ДЖУРУК: Наш скромный дипломатический приём и вклад стармеха в интернационализм

_DSC1668 by .

Валерий Иванович Джурук


Из триады морских торжеств июля остался только День Военно-Морского Флота, однако, продолжающиеся коронавирусные передряги и его существенно ограничат, также как и уже прошедшие нынешние День работников морского флота и День рыбака. COVID-19 ещё раз напомнил об опасностях, подстерегающих нас всех. Впрочем, тех, кто связал свою жизнь с морем, не зря называют представителями мужественных профессий. О том, насколько труд рыбака тяжёл и опасен, на страницах «Тихоокеанской России», а также еженедельника «Аргументы неделi.Приморье» в минувшем году рассказал Валерий Иванович Джурук, в прошлом заместитель начальника Дальневосточной государственной инспекции мореплавания и портового надзора на флоте рыбной промышленности (Дальгосрыбфлотинспекции, ДГРФИ) – начальник Приморской госрыбфлотинспекции (смотрите номера газеты «Аргументы неделi.Приморье» за 8, 15, 22 июля и 5 августа 2020 года, «Труд рыбака тяжёл и опасен»). Сегодня предлагаем вниманию наших читателей продолжение его морских воспоминаний «У вас в гостях иностранцы, а угостить есть чем?»

***
Скромный дипломатический приём и вклад стармеха в интернационализм

До прихода на работу в Дальгосрыбфлотинспекцию я три года был старшим механиком на танкере «Мыс Кодош» Управления «Востокрыбхолодфлот». Танкер был финской постройки, новый, с хорошими жилищными условиями, спортзалом, сауной и самое главное – закрытым бассейном. Может показаться, что бассейн на танкере – излишество, но учитывая специфику работы, совсем нет. Длительные рейсы, короткие стоянки на нефтебазе под заливом и опять в море. Конечно, у команды накапливалась психологическая усталость и где, как не в сауне и бассейне её снимать.
мыс Кодош by .

На этом судне мне довелось совершить кругосветку: сначала из Владивостока отправились в Антарктику с топливом для крилевой экспедиции, затем Суэцким каналом и Средиземным морем через Гиблартар в Финляндию на гарантийный ремонт. После его завершения залились топливом в Калининграде и Панамским каналом вышли в юго-восточную часть Тихого океана, где вели промысел наши суда. И, наконец, возвращение во Владивосток.

Самым интересным в этом рейсе оказались не Сингапур или Лас-Пальмас, а каналы – Суэцкий и Панамский. Разница у них, оказалась разительная. Если Панамский канал – детище американцев, где всё отработано до автоматизма, движение в шлюзы осуществляется дрезинами, ни минуты простоя, то Суэцкий безшлюзовый канал, прорытый среди песков – чисто арабская экзотика. Особенно с учётом стоящих зениток и разбитой техники – следов недавней очередной войны с Израилем.
Для начала мы простояли несколько часов в томительном ожидании пока соберётся караван – по одному судну здесь не проводили. Но вот наконец на борт поднимается лоцман, да не один, а в сопровождении электрика и швартовщика. Как нам объяснили – на случай какой-либо нештатной ситуации, но оказалось, просто нахлебники. После прохождения судном части канала эта группа меняется на другую, по заведённому, и видимо давно, порядку всем им заранее подготовлены «презенты» – по куску сливочного масла и сыра, колбаса и судовой хлеб. Мне случилось быть свидетелем такого разговора между капитаном и лоцманом, получившим свой «продуктовый набор».

- Виски есть? – задал вопрос отягощённый едой лоцман.
Капитан отрицательно покачал головой.
- Джин есть? Что, тоже нет? – глаза к лоцмана удивлённо округлились. – А что у вас есть?
- Русская водка.
Лоцман невольно сморщился
- Тогда две бутылки…

Со следующей лоцманской группой эта сцена повторилась, в итоге после прохода Суэца спиртное у нас просто закончилось. Вот и верь после этого, что за границей очень любят русскую водку… Кстати, и стоит наш национальны напиток дешевле хорошего виски или джина.

***

8июля2020 by .
Вообще свой первый выход за границу в 1972 году до сих пор хорошо помню – слишком яркими оказались впечатления. Плавбазе «Суздаль», на которой я работах третьим механиком, предстоял ремонт в Сингапуре. На сказать, что наши суда отправлялись туда не потому, что ремонт у них был лучше, просто на отечественные судоремонтные предприятия тогда не имели больших доков, предназначенных для докования плавбаз и вообще крупнотоннажных судов. Но для экипажа это, конечно, было событием. И хотя предстояло выполнить большой объём ремонтных работ самостоятельно, перспектива пожить три месяца в Сингапуре, набраться новых впечатлений а заодно и хорошо отовариться, было очень заманчива.

Сразу после постановки базы к причалу судоремонтного завода, китайские рабочие приступили к разборке механизмов. Из моего заведования – шести дизель-генераторов три были отданы китайцам, а три оставшихся я вместе с двумя мотористами ремонтировали сами, благо для этого всё необходимое на судне имелось. Но мне было очень любопытно посмотреть, как у тамошних спецов поставлена работа. Картина, конечно, показалась необычной. Вначале на двигатели «налетела» куча ремонтников – все китайцы. Разобрав и отмаркировав всё, они уходили. Им на смену приходили такелажники – индусы. Отправив всё разобранное в заводской цех, они тоже исчезали. Следом появлялись чернорабочие – малайцы и наводили порядок. Я как-то поинтересовался у нашего строителя (так называют специалиста, отвечающего у исполнителя за проведение ремонтных работ), почему у них такое разделение труда. Мистер Вонг (китаец) в ответ просто выразительно постучал по виску, и не стал вдаваться в пояснение. Действительно, было и так всё ясно – в этой сфере деятельности китайцы доминировали. Однако не могу сказать, что при таком их профвысокомерии у них было всё хорошо.

Проблемы, как обычно, начались при поведении испытаний уже отремонтированных механизмов. Бывало приходилось останавливать прокрутку механизмов и заставлять переделывать работу. И каждый раз мистер Вонг, округлив глаза, с большим удивлением спрашивал: «Way?». Тем не менее работы всё же переделывались – фирма очень строго следила за своей репутацией.

***
Кстати, о репутации. Видимо с этой же целью для экипажей судов, стоящих в ремонте, по четвергам в офицерском клубе завода устраивался отдых, с фуршетом. Можно было сразится в бильярд или сыграть в другие игры, пообщаться с моряками иностранных судов и даже бесплатно выпить и закусить всяческими азиатскими вкусняшками. Причём угощение, как правило, было очень разнообразным. Так, набор напитков предлагался широкий – от пива разных сортов до виски, джина, коньяка, хорошего вина… Фирма на этом не экономила. Бармен наливал всё согласно твоему пожеланию – если виски, то обязательно со льдом и содовой, если коньяк, то в большом фужере на донышке. Водка также предлагалась, и со льдом. Командный состав мог посещать офицерский клуб каждый четверг, а вот рядовые члены команды – только в порядке строгой очерёдности. И если мы могли позволить себе смаковать коньяк или виски, которые раньше и в глаза не видели, то простые матросы, понимая, что следующего раза придётся дожидаться довольно долго, нередко отрывались, что называется, от души. Обычно, уже перед закрытием, ребята подходили к стойке и «дринкали» по несколько раз, приговаривая при этом: «Ты мне водку не разбавляй, у нас дома за это бьют…» Уходя из клуба почти трезвыми, пока шли к судну поднимались по трапу уже «хорошенькими». Но помполит (первый помощник капитана по политической части – была такая должность на судах советского флота) относился к этому спокойно, справедливо полагая, что люди должны расслабляться.

В этом клубе мне с товарищем, вторым механиком Мишей Свиридовым случилось познакомиться с двумя норвежцами – старшим механиком и старшим помощником с танкера, тоже стоящим в долгом ремонте. И хотя они не говорили по-русски, а у нас был корявый английский, мы как-то смогли быстро найти общий язык и получили приглашение от коллег к ним на судно.

Нам, как механикам, конечно, было интересно посмотреть на машинное отделение. Первое, что бросилось в глаза – удивительная чистота повсюду. Плиты настила просто блестели, а механизмы были в таком состоянии, что казались абсолютно новыми, только-только установленными. По машинному отделению ходил вахтенный моторист – индус или малаец в шлёпанцах на голую ногу. Стармех-норвежец рассказал нам, что вся команда танкера на время ремонта улетела домой, а на судне осталась только вахтенная служба из местных да несколько механиков для контроля за ходом выполнения работ. Необходимости держать большинство экипажа не было, поскольку основные работы производились силами завода. Связаны они были с агрегатной заменой дефектных узлов или механизмов целиком. Нам такое и не снилось, впрочем, порой казалось, что это причуды богатых…

Поднявшись в каюту старпома увидели как заказанная с берега обслуга заканчивает сервировку стола. Всё как в лучших домах… За хорошим застольем засиделись допоздна. Старпом оказался радушным хозяином и общительным человеком. Достал кучу фотографий своей семьи: жены, четырёх детей, двухэтажного коттеджа где-то в живописной гористой местности. Рассказал, что работает только он, супруга занимается детьми и домашним хозяйством. За дружеской беседой забылось, что мы были, в сущности, из двух разных миров.

Но мы с Мишей, конечно, не могли не пригласить норвежцев и к себе на судно. Правде, не имея таких средств, как у них, решили сделать упор в закусках на фрукты и овощи, благо в Сингапуре всё это оказалось недорого. И очень кстати оказался коньяк, на всякий случай захваченный из дома. В общем, организовали всё, что называется, скромно, но со вкусом… Казалось, всё предусмотрели, вот только никак не могли ожидать форс-мажора в лице старшего дизельного механика. Его звонок прозвенел как влияние непреодолимой силы. Стармех звонил выяснить:
- У вас в гостях иностранцы, а угостить есть чем?
- Да вроде всё нормально…
- Знаю я ваше нормально. Зайди ко мне!

Захожу. В каюте у стармеха его приятель – старший электромеханик. На столе большой ломоть ветчины и банка с чем-то мутным. Тут же при мне ветчина была порублена (именно порублена) на крупные куски, а нечто мутное налито в большой заварочный чайник.
- Неси, мы сейчас подойдём!

Не успел я этот гостинец разложить на стол у себя в каюте, как раздался стук и на пороге нарисовались два наших богатыря. Тут надо заметить, что старший механик был почти под два метра ростом и не менее внушительной комплекции, его товарищ также весьма дородный, хоть и чуть пониже. Познакомились и предложили тост. Наливая из чайника всем мутную жидкость, стармех пояснил гостям: «Мы пьём национальный русский напиток». Подняв свою чашку, глянул на норвежцев и выпалил: «Ну, что, драгн нах остен…» У тех от неожиданности глаза округлились и они в один голос воскликнули: «No, no…» Удовлетворённый произведённым эффектом, стармех уже с иронией в голосе закончил: «Нет? Ну, смотри у меня…»

Явно не знакомые с убойной силой оригинального «национального напитка», гости быстро захмелели. Разговор пошёл более громкий и через открытый иллюминатор доносился до палубы, где вахтенный у трапа с удивлением уставился в нашу сторону. Дружескую встречу оборвал звонок помполита: «Заканчивайте ваш дипломатический приём и провожайте гостей!»
Расставались у трапа почти по-братски – бражка давала себя знать. Что норвежцы думали о нашем приёме на следующий день, доподлинно не известно, но, скорее всего, удивлялись: какие у русских оригинальные национальные напитки…

И ещё несколько слов о загранице

За время работы в море довелось побывать в разных странах: Японии, Новой Зеландии, Корее (и Южной, и Северной), Сингапуре, на Канарских островах… Но удивили только Финляндия. Очень спокойные, доброжелательные люди, страна с уровнем жизни, которого у нас, наверное, никогда не будет. Благополучие тех же Японии, Южной Кореи, Сингапура не удивляло и воспринималось как-то отрешённо, а вот сытая и спокойная жизнь в Финляндии вызывала грусть и зависть – а ведь и мы могли бы так же… Что у нас, у россиян, не так, почему на наши головы то одно свалится, то другое. Ведь мы же были патриотами своей великой страны, советской Родины, и свято верили, что строим новое, лучшее, справедливое общество, что переживаемые трудности – только временные, проходящие…

***
Я вспоминаю своих родителей: у обоих рано не стало отцов. Мой дед по отцу не пережил голод на Украине в 1933 году, семью спас, а сам умер от истощения. А отца моей матери объявили в 1937 году «врагом народа» – он был бригадиром плотников, правой рукой на строительстве мостов у немецкого инженера. Немца депортировали в Германию, а деда расстреляли. Казалось, у родителей могла появиться обида на такую несправедливость судьбы, но я никогда не слышал от них осуждения Сталина, тем более советской власти. Они оба с 1941 года были на фронте, отец – танкист, механик-водитель. В тяжёлых боях в самом начале войны получил ранение, после госпиталя на новой тридцатьчетвёрке принимал участие в параде на Красной площади 7 ноября 1941 года. Однажды рассказал, как основательно готовились к этому параду – враг у самой Москвы, а они тренируются, отрабатывают действия на случай поломки или какой-либо нештатной ситуации – так сильны была вера в нашу победу. С парада сразу на Калининский фронт, в бой. В битве за столицу получил свою первую награду – медаль «За отвагу», которая всегда была значима, а декабре 1941 года особенно. Закончил отец войну лейтенантом.
Мама тоже фронтовичка, медсестра, награждена медалью «За боевые заслуги». Хорошо помню, хоть и был пацанёнком, как узнав о смерти Сталина оба плакали. Для них это было большое горе. Значит, было в той, уже забытой нами стране, что-то такое, отчего люди плакали по своему умершему вождю.
Думаю, доведись им жить в наше время, больше бы не заплакали.

Говорят, у России своё, особенное место в человеческой цивилизации, наш русский мир. А в чём эта особенность?.. В том, что мы продолжаем жить плохо, а нам твердят: «Главное, чтобы не было войны». А ведь она, война, давно уже идёт внутри нашего общества. Посмотрите на заброшенные посёлки и деревни (а те, в которых ещё теплится жизнь, в таком состоянии, что впору снимать кино о прошедшем здесь сражении). А с другой стороны нескончаемые телевизионные шоу, поражающие своей беззастенчивостью, бездушием, безмозглостью, откровенной пошлостью.

Когда-то давно одна правозащитница в своём интервью назвала русский народ папуасами. Помню, тогда меня это жутко разозлило – надо ж было наш великий и сильный народ и так «макнуть». А сейчас думается, в чём-то она оказалась права…

(Продолжение следует)

Подписывайтесь на «Тихоокеанскую Россию» во «ВКонтакте» и Telegram

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>