На ВЭФ во Владивостоке декларируются в целом правильные шаги, но пока принципиально мало что меняется – эксперт

ЮА Авдеев by .
В преддверии пятого Восточного экономического форума «Тихоокеанская Россия» попросила ответить на вопросы о влиянии ВЭФ ряд экспертов, представляющих академическую науку, в том числе ведущего научного сотрудника лаборатории социальной и медицинской географии Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН кандидата экономических наук Юрия Алексеевича АВДЕЕВА, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

- Многим ещё памятна практика советских пятилеток, когда на очередном съезде Коммунистической партии Советского Союза подводили итоги сделанного и строили планы на очередной пятилетний срок. Нынешний Восточный экономический форум – уже пятый. Можно ли говорить, что настало время подводить итоги, или, как советуют отдельные эксперты, следует ещё запастись терпением на неопределённое время?
– Да были пятилетки, были отчёты, а было ещё и понятие – «пятилетний план – закон», невыполнение которого стоило партбилета или того хуже. А семь программ по Дальнему Востоку – государственные, президентские, федеральные и прочие – ни одна не выполнена. Теперь Национальная программа развития Дальнего Востока, которая, грубо говоря, повторяет Программу 2025.
Итоги, разумеется, важны, но радости они, к сожалению, не прибавляют. Другое дело, чиновники поднаторели так готовить эти документы, что претензии к ним предъявлять невозможно. Потому что в них либо цель (что должно быть достигнуто в результате) не прописана, как в законе о ТОРах, либо так формулируется, что даже зацепиться невозможно, как в законе о Свободном порте Владивосток, в котором их аж пять. Какие могут быть претензии к таким целям как «использование географических и экономических преимуществ Приморского края», «развитие международной торговли с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона» или «ускорение социально-экономического развития». Об этом я писал два года назад в журнале ЭКО: «неконкретность цели, непродуманность деталей часто приводит к тому, что, помимо запланированного результата, действия менеджера приносят массу незапланированных, побочных эффектов. Иногда эти эффекты сводят на нет пользу от планируемого результата».
С такими результатами итоги можно подводить каждый день, либо не подводить вообще, в ожидании, что всё рассосётся само собой, или веруя, что сдвиги произойдут когда-нибудь потом, в то время как соседние страны в своём развитии уходят всё дальше и дальше.
- Возможно ли к успехам ВЭФ отнести его международное звучание – Владивосток стали регулярно посещать не просто представители соседних стран, но их лидеры: премьер-министры, руководители, президенты… Впрочем, кто-то скажет, что толку от того пшик (даже хуже – так, недавно глава внешнеполитического ведомства России открыто заявил о готовности «передать» Японии два из четырёх требуемых соседями южнокурильских островов). Для всё возрастающего числа участников и гостей форума даже приличных гостиниц не построили, просто пригнали во Владивосток иностранный лайнер…
– К Восточному экономическому форуму можно относиться по-разному, но бесспорно – на востоке России создана площадка для диалога со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Другое дело как формируется повестка и какие цели при этом ставятся. Когда здесь встречаются лидеры ведущих экономик региона для согласования шагов по взаимодействию – это очень важно. Когда организаторы форума рассчитывают на привлечение инвестиций и объявляют о преференциях для инвесторов, подписывают меморандумы на триллионы, тоже звучит не плохо. Но когда отечественный бизнес здесь вдруг сворачивает свой проект, ссылаясь на отсутствие перспектив, какой же бизнес из-за рубежа сюда пойдёт?
Но если эту площадку рассматривать не в утилитарном смысле, как решение текущих проблем, а как часть исторического процесса, которую президент обозначил как политику «поворота на восток», и «Дальний Восток – приоритет на весь ХХI век», то для меня миссия Восточного форума заключена в поиске нового формата взаимоотношений в глобальном мире. Почему застопорился процесс глобализации, инициированный США? Потому что в его основе лежат старые инструменты рыночных отношений, и кто-то в этом усматривает окончание глобализации. Однако сегодня мир совсем иной, иные потребности, иные масштабы решаемых задач, старые инструменты для этого не годятся.
Ну как решать проблемы климатических изменений и возникающих природных катаклизмов, как осуществлять полёты на другие планеты и осваивать ближний космос, как использовать Мировой океан, занимающий семьдесят процентов планеты, и о возможностях которого человечество знает далеко не всё… Всё это требует совместных, согласованных действий, независимо от того, как мы разделены границами. Не покушаясь на суверенитет отдельных стран, у каждой из них должна быть возможность где-то начать строить взаимоотношения на принципиально иной основе совместных действий: кооперации, специализации и координации. В этом я вижу будущее предназначение Восточного экономического форума. Пока это просматривается случайными, несистемными элементами, но постепенно, хочется думать, что такой поворот случится.
- Чего можно ждать от пятого ВЭФ – стране, Дальнему Востоку, Приморью, Владивостоку и его жителям – подписания очередных протоколов о намерениях, рассказа о впечатляющих инвестиционных проектах? Чего, например, ждёте от форумы Вы лично для себя?
- Понимая так предназначение форума, до чего пока не дошли устроители, можно объяснить, почему для них главное отчитаться количеством: столько стран, столько участников, секций и вопросов, договоров, протоколов, триллионов, проектов. Понимая, что у таких итогов есть предел, полномочный представитель президента Юрий Трутнев по окончанию прошлогоднего форума заявил, что необходима смена формата, и часть результатов должна лечь на стол президента. Было также осознано, что подготовка к очередному ВЭФ должна начинаться на следующий день после окончания нынешнего. Декларируются в целом правильные шаги, но пока принципиально мало что меняется.
На мой взгляд, площадка Восточного экономического форума должна быть постоянно действующей, например, в виде дискуссионного клуба, где обсуждаются в течение года наиболее важные вопросы, и которые выносятся в качестве итога на очередном большом сборе. И штаб-квартира этого клуба должна быть здесь, на базе Федерального университета, и будущая повестка должна формироваться здесь. Возможно, это станет дополнительным поводом, чтобы местом дислокации полпреда стал Владивосток, и сюда чаще стали бы приезжать министры федерального правительства, и постепенно осознавали, что центр мировых событий здесь, где и должны приниматься решения.
- Как сообщалось, на пятом ВЭФ должна быть представлена новая, которая по счёту, программа развития Дальнего Востока. Документ достаточно много обсуждали, даже предложили населению высказать свои предложения, заверяя, что едва ли не все пожелания и замечания будут учтены. Каким, на Ваш взгляд, получился очередной программный продукт и как быстро он может быть воплощён в жизнь?
- Национальная программа развития Дальнего Востока – это ещё один осознанный шаг президента, который он сделал накануне прошлогоднего форума во Владивостоке. Заметьте, майским Указом до этого были обозначены 12 национальных проектов, в каждом из которых предусматривался отдельно выделенный дальневосточный раздел. А в сентябре он предложил разработать специальную Национальную программу. Поначалу в Минвостокразвития с энтузиазмом взялись: созданный в Хабаровске Востокгосплан привлёк региональных экспертов, которым, правда, сразу обозначили «пределы допустимого», организовали «учёбу» для чиновников субъектов федерации по разработке программы (только почему-то с помощью специалистов из компании «Эрнст и Янг»), бросили кличь жителям Дальнего Востока. Тихоокеанской институт географии ДВО РАН в результате трёх месяцев дискуссий отправил свои предложения. Но сколько бы ни было разумных советов, если у главного разработчика нет понимания, как обеспечить достижение поставленных целей, тут ничто не поможет. В Программе, в том виде как я её видел, нет ответа на главный вопрос: как совершить прорыв, который только и может обеспечить решение амбициозных задач. Эти задачи президент сформулировал жёстко: выйти на темпы роста ВРП Дальнего Востока до 6 процентов в год; прекратить отток населения; повысить качество жизни людей и социального развития до уровня выше среднероссийского; увеличить товарооборот и объёмы инвестиционного сотрудничества регионов Дальнего Востока и сопредельных стран. Представленная Программа на всё это отвечает незатейливо: да, не было, а к 2025, а тем более к 2035 году, будет обязательно. Остается только верить, что всё так и случится, но пока критические замечания по этому поводу, даже на уровне Совета Федерации, прозвучавшие из уст Валентины Матвиенко в адрес министра, заставляют серьёзно сомневаться, что так будет. С большей вероятностью, если президент согласиться с подходом министерства, и Национальная программа будет принята в таком виде, то она займёт достойное место в ряду невыполненных ранее.
С другой стороны, подготовленный документ может стать серьёзным поводом для того, чтобы начать систематическую работу по формированию будущего Дальнего Востока, который, по моему глубокому убеждению, является той частью России, откуда единственно возможен выход из затянувшейся экономической стагнации, где как «с чистого листа» можно выстраивать структуру новой экономики страны на основе природно-ресурсного потенциала и активного взаимодействия с ведущими экономиками Азиатско-Тихоокеанского региона.

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>