Капитан Василий Вага, доставивший челюскинцев во Владивосток

Вага by .
85 лет назад, в июне 1934 года Владивосток восторженно встречал челюскинцев. Полярников доставил пароход «Смоленск» под командованием капитана Вага. Приморская краевая публичная библиотека им. А.М. Горького недавно получила неожиданный подарок, его прислал магистр Московского государственного института международных отношений (университета) Министерства иностранных дел Российской Федерации Сергей Тамби. Это исследование «Капитан с эстонского острова Муху: 50 лет служения В.А. Вага отечественному морскому флоту», информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Капитан с эстонского острова Муху: более 50 лет служения В.А. Вага отечественному морскому флоту

Эстонец Василий Александрович Вага (по-эстонски — Vassili или Vassel Vaga) родился 18 августа (31 августа по новому стилю) 1899 года в деревне Пийри на острове Муху (Моон) Лифляндской губернии.

В конце XIX – начале XX веков многие эстонские семьи в поисках лучшей жизни и в связи с нехваткой земли перебирались из Эстляндской и Лифляндской губерний в восточном направлении. В 1904 году семья В.А. Вага переселилась на Дальний Восток и обосновалась в эстонской деревне Лифляндка (Liivküla), располагавшейся в 10 километрах от побережья. Один брат Василия умер по пути на Дальний Восток, куда ехали в грузовых вагонах. Байкал переплывали на пароме. Из багажа захватили с собой одежду и телегу для лошади. Семье Вага ещё повезло с жильём: им удалось поселиться в брошенном корейцами доме из глины. Отец и мать занимались ловом рыбы. Сельдь везли на продажу, немного оставляли себе на засолку. Занимались и сельским хозяйством: выращивали картофель, пшеницу, ячмень, овощи. У родителей В. Вага имелся участок земли площадью 15 десятин. Василий учился в школе, по некоторым данным — во Владивостоке.7 Вместе с отцом он ловил рыбу, которую отвозили на продажу во Владивосток.

Начало работы на море

С 11 лет Василий начал ходить в море на небольшом парусном судне. В 1914 году он стал матросом на пароходе «Евгения». Ходил на этом судне на Камчатку, в Китай, Гонконг, Сингапур, Вьетнам (порт Сайгон). Команда была многонациональная: русские, эстонцы, латыши, китайцы… Перевозили китайцев из Владивостока на их родину (обычно китайцы на лето приезжали на работу в Россию, осенью же они возвращались домой). Поработал там Василий всего около одного года, так как родители хотели, чтобы он помогал им ловить рыбу. Но море звало! В.А. Вага стал ходить на пароходе «Олег» и других судах Добровольного флота (российское и советское морское судоходное общество, основанное на добровольные пожертвования в 1878 году и включённое в 1925 году в состав Совторгфлота).

Годы учёбы

В 1919 году В.А. Вага зачислили в Александровские мореходные классы частного училища Филиппченко во Владивостоке (ул. Лазо, дом 4; ранее — Миссионерская). Занятия прервала иностранная интервенция. В.А. Вага стал ходить на учебном судне «Диомид». В 1923 году он окончил мореходные классы, но долгое время не мог найти работу. В 1925 году, имея диплом штурмана дальнего плавания, поступает штурманским учеником в Дальневосточное отделение Совторгфлота, проработав там около 5 месяцев. Трудится штурманом на пароходе «Алеут», на котором ходил на Камчатку. Также В.А. Вага работал на судне «Монгугай».

Молодой капитан

К 1929 году 30-летний В.А. Вага прошёл путь от 4-го штурмана до капитана, получив соответствующий диплом. История получения диплома весьма интересна. Дело в том, что В.А. Вага и не думал становиться капитаном в таком молодом возрасте. Однако капитан судна, где тот трудился 1-м штурманом, втайне «заказал» ему из Москвы диплом капитана, так как сам хотел покинуть свой пост. Однажды он сообщил В.А. Вага: «Приходи принимать судно!». И в марте 1931 года Василий стал капитаном парохода «Приморье». В этом же году он являлся капитаном торгового и пассажирского судна «Астрахань». В.А. Вага выполнял ответственные рейсы на пароходе «Хабаровск».

Участие в операции по спасению экипажа парохода «Челюскин»

Одна из самых выдающихся страниц биографии Василия Александровича Вага – его участие в операции по спасению челюскинцев в 1934 году. Экспедиция на пароходе «Челюскин» была призвана доказать, что восточные и северные территории СССР, которые страна осваивала со времен покорения Сибири Ермаком, можно снабжать всем необходимым по морю, отправляя караваны судов Северным морским путем. В задачу пароходу ставилось следующее задание – экспериментально подтвердить, что Северным морским путем можно пройти за время короткой летней навигации. В 1932 году это сделал ледокол «Александр Сибиряков», однако государству требовалось, чтобы во Владивосток прибыл обычный пароход, хотя бы и оснащённый для плавания во льдах. Экспедиция отправилась 12 июля 1933 года из Ленинграда. Судно вошло в Берингов пролив, однако льды зажали его, судно начало относить в Чукотское море. 13 февраля 1934 года в течение нескольких часов «Челюскин» затонул, раздавленный сжатием льдов. Экипаж в составе 112 человек смог разместиться на льдине в ледовом лагере. Никто не пострадал, кроме завхоза Б.Г. Могилевича, погибшего во время затопления судна (его придавило сместившимся палубным грузом). Началась операция по спасению людей, в которой, по заданию В.В. Куйбышева, председателя Правительственной комиссии по оказанию помощи челюскинцам, принял участие и В.А. Вага – капитан грузо-пассажирского парохода «Смоленск», который вышел 1 марта 1934 года из Владивостокской гавани и взял курс на север. На «Смоленске» разместились погрузившиеся на его борт во Владивостоке лётчики и семь самолётов (пять «Р-5» и два «У-2») отряда Николая Петровича Каманина (1908-1982).
Дважды в день В.А. Вага сообщал в Москву о продвижении судна. …Уже 13 марта «Смоленск» подошёл к району мыса Олюторского. Правительственная комиссия предложила капитану В.А. Вага и начальнику лётной группы Н.П. Каманину выгрузить самолеты «Р-5» в районе мыса Опукинского для того, чтобы там и собрать их и вылететь в Уэллен. В ночь на 19 марта «Смоленск» достиг мыса Олюторский (примерно 900 километров от бухты Провидения), где встретился с первыми льдами. У мыса Олюторский «Смоленск» подождал пароход «Сталинград», с которым встретился 14 марта. На совместном собрании команд двух судов и лётчиков в кают-компании «Смоленска» обсуждались дальнейшие действия. Капитан «Смоленска» В.А. Вага заявил о невозможности продвижения на север по воде в связи с начавшейся полосой сплошного льда. В.А. Вага сказал: «Товарищи, мы попали в полосу сплошного льда. Если пойдём дальше на север, не исключена возможность, что мы сами застрянем и окажемся беспомощными. Лучше всего выгрузить самолёты на Олюторском и лететь отсюда». Старпом «Сталинграда» возразил ему, что, если держаться американского берега, возможно обойти лёд. Летчики поддержали старпома, а летчик В.С. Молоков упрекнул В.А. Вага в нежелании попытаться продвинуться хоть немного северней. Однако, капитан «Смоленска» приказал выгружать самолёты на берег. С помощью команды «Смоленска», рабочих консервного завода и местного корякского населения лётный отряд в течение суток выгрузил самолёты на берег. На «Смоленске» приступили к сборке доставленных самолётов. К началу апреля сборка самолётов была закончена, проводились их испытания. Несмотря на пургу, все самолёты были готовы к вылету через три дня после выгрузки. Как показал дальнейший ход событий, приказ эстонца В.А. Вага был единственно верным в сложившейся ситуации. Эвакуация ледового лагеря О.Ю. Шмидта осуществлялась с помощью авиации. …участников лагеря партиями перебросили на самолётах и собачьих упряжках из села Ванкарема в бухту Провидения и Лаврентия. В апреле капитан «Смоленска» В.А. Вага и капитан «Сталинграда» получили телеграммы от Председателя Комиссии советского контроля при СНК СССР, председателя Правительственной комиссии по оказанию помощи челюскинцам В.В. Куйбышева: «В связи с окончанием операции по вывозке челюскинцев на материк, особое значение приобретает ваш своевременный приход в бухту Провидения. Радируйте, когда рассчитываете прибыть, разъясните команде значение своевременного прихода в бухту Провидения. За движением ваших пароходов следит вся страна».

«Смоленск» вышел 9 апреля из Олюторки, прошёл тяжёлые льды и вступил в полосу разряжённого мелко-битового льда, успешно продвигаясь вперёд. Для «Смоленска» было чрезвычайно трудно пробиться в бухту Провидения. На корпус сильно давили льды. Команда вручную обкалывала лёд и прокладывала судну путь, взрывая патроны с аммоналом. Примерно к 20-21 апреля пароход стоял без движения: лёд спрессовало западными ветрами. На расстоянии 10 километров от судна находился торосистый лёд, а дальше – молодой лёд (как предполагал капитан В.А. Вага, он являлся проходимым). Двухфутовые льды, плотно сжатые западными ветрами и смерзшиеся из-за низкой температуры, образовали сплошной ледяной покров. В ситуации отсутствия прогалин воды судно полным ходом смогло продвинуться только на полкорпуса. В итоге, некоторое время «Смоленск» ожидал улучшения ледовой обстановки. 25-26 апреля капитан В.А. Вага сообщал: «Широта 62 градуса 15 минут, долгота 172 градуса 6 минут. Стою. Сжат льдами. Северный ветер продолжается».

Наконец, 7 мая в 12 часов «Смоленск» вошёл в бухту Провидения, …принял на борт челюскинцев и взял курс на залив Лаврентия. 14 мая в 12 часов пароход, наконец, прибыл в залив Лаврентия, где принял на борт остальных 24 челюскинцев (главным образом, больных). В тот же день в 17 часов, имея на борту 101 челюскинца, он взял курс обратно в бухту Провидения. Закончив погрузку самолётов и зимовщиков мыса Северного (ныне – мыс Отто Шмидта), капитан ждал распоряжения об отправке во Владивосток.

Помощник начальника экспедиции А.П. Бобров вспоминал: «Пароход «Смоленск» под командованием капитана Вага блестяще справился с поставленной перед ним задачей и прошёл благополучно в довольно тяжёлых льдах, приблизившись к бухте Лаврентия на 15-17 километров. <...> На «Смоленске» всё было приготовлено для нашего приёма. Радушно, по-товарищески нас встретили, больных разместили в лучших помещениях, всех обеспечили чистым бельём, окружили заботливым и внимательным уходом».

Со спасёнными на борту «Смоленск» возвратился в бухту Провидения, взяв 22 мая курс на Петропавловск-Камчатский. 28 мая в 22 часа 30 минут «Смоленск» прибыл в Авачинскую бухту. На следующий день началась погрузка угля и воды. Утром 2 июня пароход «Смоленск» вошёл в Охотское море, взяв курс на пролив Лаперуза. Оттуда, через сплошной туман, был взят курс на Владивосток. 9 июня в 9 часов 20 минут из-за мыса Клета показался «Смоленск». Корабль вошёл в бухту Золотой Рог. Весь рейд залился приветственной симфонией сирен и гудков пароходов и предприятий Владивостока. Прогремели орудийные салюты. Вершины сопок были полны народа. «Смоленск» подошёл к причалу в сопровождении эскорта катеров и самолётов, с которых бросали на палубу цветы. Когда трап «Смоленска» был спущен на берег, состоялся короткий митинг. Завершился один из самых трудных рейсов Василия Александровича Вага. Из Владивостока, через Хабаровск, лётчики и челюскинцы отправились поездом в Москву, где их ждала торжественная встреча с тысячами москвичей, а также правительственный приём в Кремле, артиллерийский салют и награды. А потом их встречал Ленинград. В.А. Вага не сразу поехал в Москву, сначала он привёл в порядок судно и передал его. 15 июня 1934 года вышло Постановление ЦИК СССР о награждении В.А. Вага орденом Красной Звезды «за выдающееся участие в организации и проведении спасения челюскинцев и сохранении научных материалов экспедиции» капитана парохода «Смоленск».

Операцию по спасению челюскинцев освещали крупнейшие средства массовой информации по всему миру. Велика была роль капитана «Смоленска» В.А. Вага, о котором писали газеты Эстонской ССР, а также газеты общин зарубежных (западных) эстонцев.

Годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов

В тяжёлые годы войны В.А. Вага находился за штурвалом. Зимой 1942-1943 годов ему пришлось зимовать в Арктике на затертом льдами пароходе «Молотов». В 1943 году он совершил рейс через Тихий океан к берегам Америки на аварийном пароходе «Войков», который шёл на буксире парохода «Владивосток». Тогда «Войков» сел на мель и лишился груза. С самого начала пути временный руль на судне был выведен из строя штормом. По совету В.А. Вага за корму корабля спустили тяжёлый бимс и лебёдкой стали регулировать его поворот. С таким приставленным рулём и дошли до американского континента. В США В.А. Вага принял новый танкер «Белгород» (предыдущее название – «Paul Dunbar»). Это был сухогруз типа «Liberty», построенный на верфях лос-анджелесской компании «California Shipbuilding Co» и переоборудованный в нефтеналивное судно. Танкер должен был загрузиться высокооктановым авиационным бензином для фронта. Сначала американцы ни в какую не хотели давать груз, объясняя это тем, что «Белгород» построен только для перевозки сырой нефти и плавание на нём при малейшей неосторожности может закончиться трагически. Никто не хотел брать «бензиновый» корабль в конвой и судно преодолевало свой путь в океане в одиночку. Ему повезло тем, что оно не стало тогда лёгкой добычей для подводных лодок.

После Великой Отечественной войны

Василий Александрович являлся капитаном судна «Кузнецкстрой». Оно проводило научные исследования в полярных условиях. В.А. Вага в совершенстве знал условия плавания в морях Дальнего Востока и Арктики, всегда находил выход из непростых ситуаций. А ведь тогда и ходить в тех краях было чрезвычайно сложно: сказывалось незначительное количество маяков. На всю Камчатку, например, был только один маяк! Из средств навигации на судне имелся лишь магнитный компас и ручной лот.
В 1948 году В.А. Вага был назначен капитаном судна «Азербайджан» — первого советского крупнотоннажного танкера, отправившегося в Арктику. Примерно 15 лет В.А. Вага руководил экипажем. За труд его наградили множеством медалей. Присвоили звания «Почётный полярник» и «Почётный работник Морского флота СССР».

Семья капитана

С будущей супругой Ольгой (18.07.1906-06.10.1995) Василий познакомился на Дальнем Востоке. Они поженились в 1929 году. В интервью Ольга Вага признавалась, что быть супругой капитана — чрезвычайно сложно. Максимальный срок, в течение которого она не видела супруга, составлял 1 год и 8 месяцев! У них был сын, который окончил университет во Владивостоке и был направлен в Эстонскую ССР на работу, где он женился.
Выйдя на пенсию в 1962 году, В.А. Вага переселился к сыну в столицу Эстонской ССР – Таллин. Таким образом, морскому делу на Дальнем Востоке Василий Александрович отдал более 50 лет своей жизни! Находясь в Таллине В.А. Вага рассказывал, что в столице Эстонской ССР по ночам ему снилось, будто бы он ходит на судне по Тихому океану на Дальнем Востоке. В Таллине В.А. Вага стал членом Совета ветеранов Государственного морского музея Эстонской ССР. На пенсии он вёл активный образ жизни, встречаясь с капитанами – участниками арктических навигаций. В.А. Вага имел награды – орден Ленина (1952), орден Отечественной войны I степени, два ордена Красной Звезды, медали. В Почётной грамоте Министерства морского флота и ЦК отраслевого профсоюза, которую вручили капитану, есть такие строки: «За большой вклад в освоение и развитие Арктики и в связи с 50-летием со дня основания Северного морского пути».

Память о капитане Вага

Ещё на борту «Смоленска» В.А. Вага встретился с капитаном «Челюскина» Владимиром Ивановичем Ворониным (1890-1952). Он дружил с В.И. Ворониным до самой смерти последнего. В преклонном возрасте привычкой капитана было ходить по морской набережной в Таллине… Он отмечал, что море в Эстонии своеобразное, мелководное, кругом камни, не то что на Дальнем Востоке – глубокое море!
Капитан В.А. Вага умер 2 октября 1986 года. Похоронен 8 октября того же года на кладбище Метсакальмисту в Таллине. Его супруга, Ольга Вага, умерла 6 октября 1995 года в Таллине и похоронена рядом с мужем 12 октября 1995 года.
Публикации и воспоминания о капитане В.А. Вага в отечественной и зарубежной литературе крайне скудны. В Эстонской ССР вышло несколько публикаций, рассказывающих о некоторых строчках биографии капитана. В «Морском лексиконе», изданном в Эстонии в 1996 году, содержится небольшая заметка о капитане В.А. Вага. В первой части серии «Ненаписанные мемуары» (составитель – Лембит Лаури) есть глава «Кавалер ордена Красной Звезды капитан Вага», где приводится интервью с Василием Александровичем, записанное в 1983 году. Капитан, художник и мыслитель П.П. Куянцев, чьим учителем был В.А. Вага, вспоминал о нём так: он «в Арктике капитанское кресло ставил на мостике и все плавание проводил в нём, как это делали в старину капитаны клиперов».
В декабре 2017 года Хабаровский общественный совет при Всероссийском обществе охраны памятников истории и культуры выступил с ходатайством установить на административном здании Анадырского морского порта памятную доску челюскинцам: тем, кто спасал и тем, кто были спасены. На этой доске собрана уникальная информация – примерно 200 фамилий тех, кто совершил подвиг на Чукотке. Среди них — капитан парохода «Смоленск» Василий Александрович Вага. Всего было изготовлено 9 мемориальных досок – 2 посвящены истории подвига, 7 – повествуют о биографиях и подвигах лётчиков. В 2017 году мемориальные доски доставили в аэропорт Анадыря. Сначала их планировалось установить в 2018 году.

Суда с именем В.А. Вага

91083 by .
Под российским флагом ходит буксир «Вага» 1987 года постройки, на котором находилась мемориальная каюта капитана В.А. Вага. Имеется также наливной несамоходный танкер «Вага-1» 1992 года постройки. На ходу и теплоход-контейнеровоз «Диомид», ранее называвшийся «Капитан Вага» (типа «Николай Малахов»), построенный в Японии 13 июня 1988 года, Вместимость — 6000 брутто-регистровых тонн, приписка — порт Владивосток.
судно Капитан Вага by .

Журнал «Этносоциум и межнациональная культура» (Москва, 2019. №3 (129)

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>