Приморцы продолжают обсуждать суровость приговора бывшему градоначальнику Владивостока Пушкарёвы

чё ты несёшь by .
Одним из наиболее обсуждаемых событий последних дней в Приморье и краевом центре стало, без сомнения, обсуждение решения Тверского суда столицы по делу И.С. Пушкарёва, градоначальника Владивостока в 2008 — 2017 годах. Подавляющее большинство приморцев (и не только их) выражало, скажем так, недоумение по поводу суровости приговора. Впрочем, высказывались и иные точки зрения на беспристрастность суда. Одно из таких мнений появилось на страницах популярного издания, распространяемого и в Приморье. Публикация обратила на себя внимание. Постоянный автор еженедельника «Аргументы неделi. Приморье» ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН кандидат экономических наук Ю.А. Авдеев решил ответить на это публичное выступление. Для справки заметим, что именно Авдеев в бытность депутатом Владивостокского городского Совета народных депутатов 21 созыва инициировал открытие Владивостока, он также возглавлял рабочую группу по разработке проекта развития Южного Приморья «Большой Владивосток», принимал участие в создании Стратегии развития Приморского края до 2010 года, является одним из авторов «Стратегии социально-экономического развития Владивостока» (2006-2011 гг.), а также Актуализации стратегии развития Владивостока до 2025 года. Член экспертного Совета при главе администрации Владивостока по стратегическому развитию, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

_DSC5058 by .

Так за что же посадили Игоря Пушкарева?

На глаза попалась статья некоего Артёма Кабанкова из «Комсомольской правды» во Владивостоке (https://www.dv.kp.ru/daily/26965/4020045/), после которой захотелось не просто вымыть руки, но даже принять душ, настолько мерзкое впечатление произвёл данный опус. Пытаясь проанализировать «За что посадили Игоря Пушкарёва», автор делает безапелляционный вывод, что «суровый приговор стал вполне логичным завершением истории бывшего мэра Владивостока»
Для автора приговор экс-мэру Владивостока не больше, чем «самая громкая новость». Ни сочувствия, ни сострадания.
Судя по тому, как он излагает материал, похоже, что автор совсем не в теме. – Он недоумевает по поводу «негодования горожан» к вердикту Тверского суда: вроде бы «градоначальником Игорь Пушкарёв был далеко не самым популярным», для жителей «хорошим тоном было ругать мэрию», а тут вдруг недовольны решением суда. А интересно, кто из руководителей города был более «популярным»?
Как бы кто не относился к Пушкарёву, за которого, кстати, проголосовали в первом туре, его «вина» в неудобствах для горожан была минимальной. Поэтому про «колбасу» с «пломбиром» оставим на совести автора «Комсомольской правды».
Да, с момента задержания Игоря Пушкарёва и пока не назначили нового главу города (решение Думы вряд ли можно называть выборами) прошло больше двух лет, и люди помнят «хорошее» не потому что «память избирательна», а потому, что сохранилась «пушкарёвская» команда управленцев, а сам он, находясь в Матросской тишине, тем не менее продолжал участвовать в управлении Владивостоком, и за это время здесь не произошло чрезвычайных ситуаций, город жил и работал в штатном режиме.
Хотелось бы удержаться от резких выражений, но некоторые формулировки автора статьи либо рассчитаны на тупого читателя, либо выдаю недалёкость самого «писателя». Оказывается, «политический» характер уголовного преследования сформирован «усилиями защитников» и «разного рода экспертов». Поводом, по мысли журналиста, был открытый конфликт с губернатором, что и стало причиной ареста главы города. А горожане такие жалостливые, так сочувствуют «политическим», что аж «кушать не могут».
Значит, конфликт между Наздратенко и Черепковым тоже был политическим, и «отношения» между Дарькиным и Николаевым тоже имели политическую подоплеку? Да что говорить, на заре демократических преобразований, когда во главе края оказался Владимир Кузнецов, а в городском Совете было немало его бывших коллег по Академии наук, неужели конфликт по поводу распределения бюджета тоже носил политический характер?
В том то и дело, что в систему бюджетных отношений между субъектом федерации и муниципалитетом конфликт встроен «по закону», а потому он просто неизбежен. Когда Виталий Веркиенко взялся управлять городом после Пушкарева, и увидел, что Владивосток, аккумулируя более 50 миллиардов рублей, в собственный бюджет получает всего 6 (ну ещё от щедрот более высоких уровней ему добавляют столько же), он понял, что развитие города возможно только за пределами закона. Потому и не задержался, «бодаться» с губернатором не входило в его планы. Пушкарёв, молодой, но достаточно мудрый управленец, от «политических игрищ» аккуратно уклонялся, особенно, когда ему настойчиво советовали поставить вопрос перед главой государства о наделении Владивостока статусом субъекта федерации, его «сменщик» в этом увидел ключ к решению проблем Владивостока, но в «политику» тоже не пошел. Позиция, какой бы она ни была, заслуживает уважения, но и понимание того, чем ты управляешь, тоже должно быть: Владивосток не тот город, где градоначальнику достаточно вовремя убрать снег, или починить дорогу. У руководителя нашего города как ни у кого другого должно быть видение миссии этого места, понимание его значения не только для Дальнего Востока, но и для России, и мужества это доказывать и отстаивать перед самыми высокими уровнями. Такое понимание было у Пушкарёва, он его дипломатично, мягко продвигал везде, и именно это могло быть одним из поводов для нарастающего раздражения пусть-то со стороны губернатора, полпреда, администрации президента, да мало ли от кого: «ты что, самый умный?»
Не каждому дано прожить так динамично молодые годы: Пушкарёв в 18 лет, ещё студентом, работал менеджером, в 21 год он стал коммерческим директором, в 23 года возглавил ООО «Парк Групп», ещё через год – Первомайский судоремонтный завод, а в 26 лет он – генеральный директор Спасского цементного завода. В это же время, через два года после университета, защищает диссертацию на тему: «Международно-правовые вопросы деятельности форума АТЭС», получает степень кандидата юридических наук. Пушкарёва избирают депутатом городского Совета в Спасске-Дальнем, депутатом Законодательного Собрания Приморского края, заместителем его председателя, и в 30 лет он становится самым молодым сенатором.
Но для автора из КП (как и для суда) всё это ровным счётом ничего не значит, для него важно, что к 34-м годам – к моменту избрания главой администрации Владивостока – состояние Пушкарёва оценивалось в 5,1 миллиарда рублей. В изложении автора из КП звучит так, будто речь идёт о главе бандитской мафии, что и градоначальником Пушкарёв стал благодаря своим миллиардам, да ещё нагло позиционировал себя как «человек Кремля», козырял «партийной принадлежностью».
Любопытно, у многих ли наших сограждан к 34 годам послужной список можно сравнить с достижениями Пушкарёва, или автор КП думает, что ему какой папа-министр помог, или бабушка наследство оставила?.. Неужели можно представить, что созданное своими руками детище можно вот так запросто передать кому-то, даже родному брату, забыть и не участвовать в его развитии? Или потом на суде Пушкарёв скрывал или отрицал сам факт участия в управлении созданным им строительным кластером, а теперь это тянет на 15 лет строгого режима с конфискацией? Ах, какой тяжкий криминал: в должности мэра согласовывал «даты отпусков работников» Востокцемента, ну совсем распоясался!
Не устаю удивляться: как мы жители России похожи на своих украинских братьев. Для них мы «агрессоры», и ничто их не убедит в обратном. А у россиян в голове устойчивая модель поведения – коль здесь «развернулось небывалое по масштабам строительство», значит для коррупции – самая благодатная почва». А если отказаться от этой модели, и представить себе, что иногда бывает и по-другому: кандидат юридических наук, опирающийся на правовые основы взаимодействия со странами АТЭС, увидел, что в Китае, например, импульс развития экономики обеспечивается за счёт производства цемента. Там за три года использовали столько цемента, сколько США употребили за сто лет! Ежегодное производство цемента в Китае – 800 миллионов тонн, тогда как вся Россия производит где-то 65 миллионов тонн, а за последние годы наблюдается сокращение производства кирпича, цемента, шифера. Кому бы ещё в голову пришла мысль зайти на умирающее предприятие (даже за даром!), поднять его, обеспечив жителей Спасска работой, а Дальний Восток важнейшим строительным материалом? И много ли в регионе было тех, кто верил в возможности грандиозного строительства, что Москва пойдёт на такое масштабное финансирование, что потребности в цементе будут столь значительны?
Почему-то автору КП не пришла в голову мысль о том, что наш дальневосточный полпред уже не одну пятилетку чиновник, а бизнес, в котором он «не участвует», обеспечивает ему лидерские позиции по доходам среди членов Правительства Российской Федерации (в 2018 году, если интересно, его доход составлял около 1,5 миллиона рублей каждый день!). Или это к делу не относится?

Сохраняя в целом критическое (я бы даже сказал, «беспощадное») отношение к фигуранту судебного процесса, журналист «Комсомольской правды» во Владивостоке в какой-то момент вроде как пытается «посочувствовать» своему герою. Скупо, без эмоций сформулировал это обрывками фраз (по тексту): «Учитывая то, что откровенным криминалом градоначальник не занимался». «Поэтому ничего удивительного, что многим за Пушкарева просто обидно».
Но от своей версии произошедшего, тем не менее, не отказался: это – результат конфликта с губернатором. Хотя бы подумал: откуда такое «всесилие» Миклушевского, тем более, что его самого отсюда убрали, и о нём сразу забыли.
Пушкарев и Миклушевский by .

Если же рассуждать о причинах конфликта, жертвой которого стал И. Пушкарёв, то могу предположить, что его инициаторами стали те, кто управлял процессами освоения госинвестиций в период подготовки к саммиту АТЭС во Владивостоке. С одной стороны, это значительные суммы, допуск к которым обуславливался определённым процентом отката, а с другой – вертикаль управления предполагала встречное движение: ну не за красивые же глаза давать мэру недостающие деньги на ту же плитку, или обновление фасадов. У каждого уровня управленческих структур свой масштаб участия: федеральные управленцы рулили федеральными деньгами, не подпуская к этому таинству никого другого; субъект федерации – в пределах выделенных денег из краевого бюджета; ответственность муниципалитета – это скромная сумма из городского бюджета (соотношение, грубо говоря, 100: 10: 1). А «благодарность» города из этой «единички» могла восприниматься как неуважение к вышестоящим, требующее когда-то наказания. Обращал ли кто-нибудь внимание на динамику доходов тогдашнего первого вице-премьера, который курировал стройки во Владивостоке: в 2011 году они были меньше 10 миллионов рублей, а в 2012 вдруг резко возросли до 226, 4 миллиона. Откуда? Сам чиновник пытался объяснять успехами трастового управления его деньгами третьими лицами, но всем известно, что «при 100 % прибыли (капитал) попирает все человеческие законы, а при 300 % нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы», а тут доход более чем в 2 тысячи процентов! То, что при этом выгодоприобретателями не стали те, кто действительно строил мосты, дороги, здания, сооружения, считается как само собой разумеющееся. Никто даже не задается вопросом, где сегодня «Тихоокеанская мостостроительная компания», омский «Мостовик», «Косандра» и многие другие: банкроты, – это в лучшем случае, а так, либо в тюрьме, либо вовсе в ином мире. И Пушкарёв оказался в этой компании: кому-то что-то не донёс, кому-то не передал, не поблагодарил в нужных размерах, так мало того, затеял ещё и ВКАД в расчёте на привлечение федеральных денег.
Все это лишь догадки, гипотеза, объясняющая причины сурового наказания. Но придёт время, найдутся те, кто обязательно задаст вопрос: а кто же всё это строил, почему нет имен? Особенно дотошные найдут ответ. Тайное обязательно станет явным, и среди этих имен будет и Игорь Сергеевич Пушкарёв, которым будут гордиться его сыновья, а нам современникам станет стыдно, что промолчали, и согласились или без должной оценки прочитали скверную статью в «Комсомольской правде».

Юрий АВДЕЕВ

P.S.
Игорь Пушкарёв:

Мои адвокаты доводят до меня комментарии общественности относительно приговора Тверского суда Москвы, вынесенного в отношении меня, моего брата Андрея и Лушникова. Это мнения жителей Приморья и Владивостока, просто неравнодушных граждан, моих бывших коллег, экспертов (в том числе и «диванных»).
Несмотря на приговор, я считал и считаю, что делал всё правильно. Я осознанно шёл на риск, …тратил свои личные средства и средства своей семьи на благо города.
В некоторых комментариях пишут что, слушая приговор, я улыбался, даже иногда смеялся. Да, это действительно так, потому что иной реакции на изложенные в приговоре доводы о моей виновности быть не могло. Как можно причинить ущерб МУПВ «Дороги Владивостока» в сумме 143 миллиона рублей, простив МУПВ задолженность в 962 миллиона рублей? …Это только маленькая часть вопросов, которые вызвали у меня улыбку. С тем подходом, который применил Тверской суд, при вынесении приговора, можно было не только меня, а любого человека обвинить в чём угодно. Я не считаю себя виновным.

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>