Новые старые страхи: История радиофобии в Приморье

АПЛ by .
Сообщение о планах строительства регионального центра кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов в Приморье привело к очередному приступу «ядерной истерии» в информационном поле, причём не только края, но и за его пределами. Ключевое значение здесь имеет слово «очередное», так как подобных панических настроений за последние как минимум 30 лет было предостаточно, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Почему население так боится даже намёка на возможное появление в Приморье каких-либо структур атомной индустрии при том, что Тихоокеанский флот, в том числе и на территории края, уже со второй половины прошлого века имеет ядерные объекты?

О массовой радиофобии в нашей стране заговорили в конце 1980-х годов, после аварии на Чернобыльской АЭС. Атомная промышленность в целом долгое время находилась под патронажем военных, все ядерные объекты, даже вполне гражданские, такие как атомные электростанции, были и остаются строго режимными, а информация о их работе ограничена и полна секретов. Недостаток информации, малая осведомлённость о технологии, замалчивание последствий чернобыльской катастрофы — всё это и привело к распространению страхов и радиофобии.
Казалось бы, причём тут Приморье?

Чажма by .
Пожалуй, одной из отправных точек стал инцидент с атомной подводной лодкой Тихоокеанского флота, произошедший в 1985 году в бухте Чажма. Хотя информация о случившейся аварии не тиражировалась, о ней вскоре заговорили. Поскольку подробностей обществу не разглашали, ситуация быстро обросла слухами больше чем почва радионуклидами.

Что в дальнейшем отразилось и на вполне мирных намерениях. Например, обсуждению планов строительства в Приморье атомной электростанции.

лихтер by .

атомный лихтеровоз «Севморпуть», Владивосток. Фото Юрия Мальцева


Или заходе в 1989 году в порт Владивосток лихтеровоза «Севморпуть», обладающего ядерной силовой установкой. Многие горожане негативно восприняли приход новейшего атомного судна. Проходили даже локальные акции протеста, убеждения в безопасности мирного атома уже не срабатывали.
ядерный р by .

атомный лихтеровоз «Севморпуть», реактор — ядерное «сердце» судна. Владивосток, 1989. Фото Юрия Мальцева


на рейде by .

атомный лихтеровоз «Севморпуть» на рейде Владивостока, 1989. Фото Юрия Мальцева

Заложенный фундамент радиофобии в эпоху повсеместной секретности показал себя и в постсоветской истории. Когда на японской АЭС «Фукусима-1» в 2011 году случилась авария, на сайтах Владивостока появились объявления о продаже специализированных защитных костюмов, а в аптеках города моментально раскупили все йодсодержащие препараты. Заверения Примгидромета и МЧС на население не действовали вообще.

И вот новый наплыв страхов под кодовым именем «ядерный могильник». В июне 2014 года на так называемой «Большой встрече» тогда временно исполняющий обязанности губернатора Приморья Владимир Миклушевский высказался против ввоза в край иностранных атомных отходов. Впрочем, их ввоз и так запрещён Федеральным законом № 190-ФЗ. Заявление Миклушевского было сделано в ответ на появлении информации о проведении тендера на проектно-изыскательские работы по строительству центра переработки и хранения ядерных отходов стоимостью почти в 211 миллионов рублей. Речь шла о региональном центре кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов, строительство которого активно обсуждается сейчас. Пять лет назад тема с «могильником» вызвала огромный ажиотаж, моментально вспомнилась авария на Фукусиме, многие стали считать, что центр строится именно под задачу размещения отходов Фукусимы. К 2018 году, после появления тендера на непосредственное строительство центра, тема вновь стала актуальной. А за первые рабочие дни января созданная испуганными жителями петиция «Не допустить ядерный могильник в Приморье!» собрала почти 25 тысяч подписей. Вновь заговорили о следе Фукусимы, слухи подогреваются ссылками на меморандум между Росатомом и министерством торговли экономики, торговли и промышленности, министром образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии 2016 года. Документ предполагает взаимодействие России и Японии по преодолению последствий аварии на АЭС «Фукусима». Предположения и слухи начали расти в геометрической прогрессии… Вновь руководству Дальневосточного центра по обращению с радиоактивными отходами «ДальРАО» в лице адмирала Константина Сиденко и только что избранному губернатору Олегу Кожемяко пришлось всё подробно объяснять. Глава края ещё раз напомнил, что ввоз отходов из-за рубежа физически невозможен, а создаваемый центр будет заниматься проблемой «атомного наследия СССР».

Что в далеком 1985 году, что в наступившем 2019 радиофобия напористо шагает по Приморью. Страх рождается из-за недостатка информации, недосказанности. Впервые о тендере на строительство заговорили экологи и общественники, а не «ДальРАО», только после возникновения скандала население получило объяснение по этому вопросу. Впрочем, вряд ли одного выступления окажется достаточно для снятия волны страха. Тут потребуется более развёрнутая разъяснительная работа.

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>