Пятилетка импортозамещения: хотя рапортовать о решении задачи продовольственной безопасности вроде рано, чиновникам и бизнесу хочется говорить об успехах

жизнь удалась by .
Сможет ли Россия накормить всю планету?
Вслед за решением новой амбициозной задачи по удвоению за пять-шесть лет экспорта сельскохозяйственной продукции до показателя в 45 миллиардов долларов, первые лица государства российского говорят о глобальных планах накормить всю планету. Однако кроме обычных сложностей выхода на новые рынки, особенно в условиях конфликта с Западом, для этого есть другое серьёзное препятствие. Импортозамещение, сработавшее в готовой продукции, буксует на фундаментальном уровне, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Технологии, на базе которых растёт российский агропромышленный комплекс, остаются в основном иностранными, а отечественная продукция проигрывает конкурентам.

«Мы решили основные задачи по продовольственной безопасности. Нашей стране самим небом, как принято говорить, предназначено кормить всю планету» — так в начале декабря глава правящего кабинета Дмитрий Медведев рисовал потенциал российского агропрома. Но фраза «кормить всю планету» в различных формах зазвучала с мая 2018 года. Тогда президент Владимир Путин поручил правительству к 2024 году удвоить объёмы экспорта несырьевых неэнергетических товаров до 250 миллиардов долларов. Поставки только сельхозпродукции должны вырасти до 45 миллиардов долларов (около 21 миллиарда долларов в 2017 году). В том, что на пути к достижению цели будут сложности, сомнений нет. Более того, рискнём предположить, пишет КоммерсантЪ, что выполнить указ президента в срок просто невозможно.

Российское продовольствие за вычетом зерна и растительного масла находится в довольно стеснённых условиях на иностранных рынках. Объём экспорта мяса птицы, к примеру, в арабские страны незначителен, не превышает десятков тысяч тонн. Не дремлют и конкуренты: мировой рынок мяса птицы прочно держит Бразилия. Процесс же получения разрешений на экспорт в новые страны идёт крайне медленно.

Не первый год основные надежды чиновников и бизнеса связаны с Китаем. В ноябре после нескольких лет упорных переговоров удалось согласовать поставки нашему восточному соседу замороженного мяса птицы и молочной продукции, но до полного открытия страны далеко. Российские производители с нетерпением ждут разрешения на экспорт свинины, закладывая под это серьёзные средства. Только группа «Русагро» Вадима Мошковича планирует вложить в это около 28 миллиардов рублей. Связывали свои надежды с Китаем в этом году и производители сои на российском Дальнем Востоке. Из-за торговых войн Вашингтона и Пекина Китай летом отказался от импорта бобов из США, Россия надеялась воспользоваться моментом и в сезоне, закончившемся в сентябре 2018 года, увеличила экспорт сои в Китай в 2,5 раза, до рекордных 0,8 миллиона тонн. Но для КНР это всего лишь около 1 % импорта. А под конец года Вашингтон и Пекин объявили перемирие: российской сое снова придётся подвинуться.

Наращивать экспорт России мешает не только глобальная политика и сложности с открытием новых рынков. Ключевая проблема в том, что российские продукты не только по-прежнему во многом уступают иностранным конкурентам, но и серьёзно нуждаются в иностранных поставщиках.

Об импортозамещении в отрасли рассуждают как о свершившемся факте. В конце концов в 2019 году исполнится пять лет, как Россия обходится без западных сыров и колбас, чиновникам и бизнесу хочется говорить об успехах.
В стране вроде научились делать сыры, которые иногда даже можно отличить друг от друга по вкусу. Но производятся они на зарубежном оборудовании, под контролем иностранных специалистов и нередко из импортного сырья.
Птицеводы вынуждены закупать существенную часть составляющих кормов за границей.
«Мираторгу», который хочет стать пионером в отечественном овцеводстве, пришлось завозить ягнят из Австралии, а крупнейший производитель лосося и форели «Русская аквакультура» получает мальков в Норвегии.
Прекрасно понимая ситуацию, Федеральная антимонопольная служба (ФАС России) перед одобрением сделки между немецким концерном Bayer и американской Monsanto потребовала поделиться технологиями в области селекции. Зарубежная агрохимия, средства защиты растений — всё это во многом обеспечивает производство большей части продукции, в том числе зерна, главной статьи аграрного экспорта страны.

Развитие селекции и агротехнологий — сложный и затратный процесс, требующий серьёзных научных знаний и не обещающий быстрой отдачи вложений. Неудивительно, что желающих вкладывать деньги в такие проекты сейчас в России фактически нет. Возможно, в такой ситуации ещё не стоит рапортовать о решении задачи продовольственной безопасности. И не рано ли страна, которая по факту во многом кормит себя при поддержке импорта, задумалась о том, как завалить своей продукцией всю планету? — задаётся вопросом КоммерсантЪ.

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>