Кто на самом деле виноват в том, что приморские моряки в ОАЭ не могут вернуться на Родину

Танкер в море

Несколько недель российские СМИ пристально отслеживали судьбу экипажей танкеров «Кристал Ист» и «Каролина Винд», которые больше года находятся в территориальных водах Объединенных Арабских Эмиратов. В ближайшее время моряки должны вернуться на родину. О том, какую роль в этом играет Газпромбанк, рассказала руководитель департамента по работе с предпроблемными и проблемными активами Наталья Матюнина, информирует «Тихоокеанская Россия».

— Наталья Анатольевна, каким образом ваш департамент и Газпромбанк в целом оказались вовлечены в ситуацию вокруг судов «Кристал Ист» и «Каролина Винд»?

— Компания «Находка-Портбункер», которой принадлежат оба танкера, является должником нашего банка. На эти суда в числе прочих были оформлены договоры залога по выданным кредитам. Когда минувшим летом в отношении компании-судовладельца была начата процедура конкурсного производства, встал вопрос о реализации залогов с целью погашения долга. В это время «Кристал Ист» и «Каролина Винд» уже находились в Персидском заливе. Мы много раз обращались и к собственнику «Находки-Портбункера» Вячеславу Цою, и к конкурсному управляющему Владиславу Нуриеву, требуя предпринять меры по возвращению танкеров в порт приписки Находку, однако наши обращения фактически были проигнорированы. Как мы считаем, руководство компании своими действиями сознательно сформировало целый клубок юридических, административных, экономических и гуманитарных проблем, без решения которых вернуть суда в Россию невозможно.

— В чем именно эти проблемы заключаются?

— Еще летом прошлого года у обоих танкеров истекли сертификаты эксплуатации и договоры страхования. Без этих документов суда не могут выйти в море. Кроме того, были накоплены большие долги перед агентами и другими сервисными компаниями. В результате мы получили сведения, что судом ОАЭ по трем искам на $800 тыс. от контрагентов был арестован танкер «Кристал Ист».

— Разве «Кристал Ист» арестован не Газпромбанком?

— По нашему иску арест был наложен уже потом, хотя СМИ упоминают только его. Мы были вынуждены пойти на этот шаг, поскольку опасались, что танкер в нарушение законодательства о банкротстве продадут в ОАЭ. Даже если сегодня Газпромбанк откажется от ареста «Кристал Ист», правовой статус судна никак не изменится, оно все равно останется на рейде в эмирате Шарджа, пока не будут погашены текущие долги по требованиям порта, поставщиков топлива, морских агентов и других подобных кредиторов, продлен сертификат эксплуатации, оформлены новые договоры агентирования и страхования. В подтверждение моих слов могу привести пример танкера «Каролина Винд». На нем нет судебного ареста в пользу Газпромбанка, но его проблемы абсолютно идентичны проблемам «Кристал Ист».

— Конкурсный управляющий «Находки-Портбункера» говорит, что у него нет средств, даже чтобы провести замену экипажа, не говоря об остальном. Получается замкнутый круг?

— Предположу, что так он хочет снять с себя ответственность за бездействие. В ходе процедуры банкротства конкурсный управляющий реализует имущество должника. Танкеры можно продать, погасив за счет вырученных средств накопленные долги. Однако на протяжении нескольких месяцев наши просьбы предоставить представителям банка и оценочной компании доступ на суда игнорировались Нуриевым. Только в декабре 2017 года конкурсному управляющему были направлены четыре подобных запроса. Мы добились реализации наших законных прав лишь в феврале 2018 года, после жалобы на действия Нуриева в суд. В результате оценка залога заняла существенно больше времени, что, естественно, отразилось на увеличении сроков подготовки к торгам.

Наконец, я бы также не снимала ответственности с собственника «Находки-Портбункера» Вячеслава Цоя. Суда, о которых мы говорим, оказались в Персидском заливе не случайно, они занимались транспортировкой нефтепродуктов. Мы знаем, что своим контрагентам «Находка-Портбункер» не платила, взятые в банках кредиты не погашала, но ее танкеры деньги все-таки зарабатывали. Хорошо бы разобраться, куда они исчезли.

— Так или иначе, но крайними в этой ситуации оказались обыкновенные моряки, члены экипажей.

— Гуманитарный аспект проблемы для нас является важнейшим, мы им всерьез обеспокоены. Если подходить строго юридически, банк всего лишь кредитор и не имеет никаких рычагов влияния на ситуацию. Все наши обращения к конкурсному управляющему и владельцу «Находки-Портбункера» на эту тему остаются, по сути, безответными. Тем не менее, осознавая серьезность происходящего, мы находимся в тесном контакте с российским генконсульством в Дубае, портовыми властями, поддерживаем связь с капитаном «Кристал Ист», пытаемся искать и обсуждаем варианты решения. Но для реализации любого из них необходима добрая воля и деятельное участие руководства «Находки-Портбункера». В свою очередь, мы готовы взять на себя расходы по репатриации российских моряков, оплатить их проживание в гостинице и проезд домой.

— Где гарантия, что с новым экипажем подобная история не повторится?

— Сейчас помощь морякам – приоритетная задача. Необходимо возобновить снабжение судна продуктами, медикаментами, товарами первой необходимости, а также решить вопрос с полной или частичной заменой экипажа. Банк активно участвует в решении этих проблем. Буквально вчера экипаж танкера «Кристал Ист» получил партию продовольствия, медикаментов и топлива для дизельного генератора. Поставка была осуществлена в рамках договоренностей Газпромбанка и международной общественной организации Mission to Seafarers.

Но, на мой взгляд, окончательную точку в истории может поставить только продажа танкеров в рамках процедуры банкротства «Находки Портбункер» новому эффективному собственнику, который заплатит все долги и начнет эксплуатацию судов. Мы как залогодержатели объективно заинтересованы в том, чтобы это произошло как можно раньше.

Светлана Харькова, «Известия»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>