Юридическая помощь

Востоковед Владимир Портяков — о том, для чего Сеул, Токио и Пекин снова соберутся в трехстороннем формате и какую роль в этом играют события на Корейском полуострове

Флаг Китая

9 мая в Токио состоится трехсторонний саммит Японии, Южной Кореи и Китая. Это станет первой за почти три года попыткой трех далеко не самых дружественных друг другу крупнейших стран Северо-Восточной Азии наметить шаги к постепенному устранению целого комплекса накопившихся за последние годы проблем как в двусторонних отношениях, так и в Азии в целом.

Формат таких встреч на высоком уровне между представителями Сеула, Токио и Пекина сложился в 2008 году, и до 2012-го трехсторонние саммиты проходили ежегодно по очереди в каждой из стран. Но затем встречи треугольника были заморожены на три года — ввиду резкого обострения китайско-японских отношений. Впоследствии они оказались приостановленными после трехстороннего саммита осенью 2015 года — уже на фоне разногласий между Пекином и Сеулом.

Впервые с инициативой возобновления трехстороннего формата официально выступил премьер Японии Синдзо Абэ — еще в конце прошлого года, то есть до резкой смены настроений на Корейском полуострове. Но олимпийское примирение между двумя Кореями, существенно меняющее геополитический расклад в регионе, безусловно, стало очень важным импульсом для того, чтобы не затягивать с возобновлением регулярного общения Сеула, Токио и Пекина.

Впрочем, вместе с разворотом КНДР от войны к миру сменились и причины озабоченности ее соседей. Если менее года назад все три столицы единодушно видели в Пхеньяне исключительно угрозу собственной безопасности, то теперь в Японии укореняются страхи другого рода, а именно — остаться за бортом большой политики, пока Сеул и отчасти Пекин активно замиряются с Ким Чен Ыном. Во многом этим и объясняется предложение японского премьера Синдзо Абэ уже этим летом лично встретиться с товарищем Кимом.

Несмотря на декларативную готовность северокорейского лидера повидаться с господином Абэ «в любое время», Ким Чен Ын вряд ли в действительности горит желанием говорить с японским премьером. Особенно с учетом того факта, что первым и главным пунктом для Абэ является вопрос о судьбе японцев, похищенных северокорейской разведкой несколько десятилетий назад, — проблеме, крайне важной для Токио, но не столь приоритетной для остальных.

Тем не менее активные попытки не уходить от проблемных тем с Пхеньяном и прием на правах хозяина в Токио китайского премьера Ли Кэцяна и южнокорейского президента Мун Чжэ Ина (последний раз и премьер КНР, и лидер РК посещали Токио еще в 2011 году) позволят теряющему рейтинг на фоне внутренних скандалов Синдзо Абэ вновь предстать перед японцами в качестве лидера, имеющего весомый политический вес в Азии.

Как подозревают в Сеуле, остаться за бортом северокорейского урегулирования, в котором сейчас первые роли играют Южная Корея и США, опасается и Пекин. По мнению южнокорейской прессы, о дискомфорте, вызванном тем, что нынешние события на Корейском полуострове разворачиваются не под эгидой КНР, свидетельствует тот факт, что с момента межкорейского саммита 27 апреля председатель КНР Си Цзиньпин стал единственным лидером региона, не обсудившим его итоги по телефону с президентом РК Муном. Впрочем, в отличие от Японии у Китая есть одно важное преимущество — наладившийся канал связи с Северной Кореей. Как известно, Китай оказался первой страной, принявшей на своей территории Ким Чен Ына, а об итогах межкорейского саммита китайцы и так узнали от Пхеньяна — там 2 мая побывал с визитом глава китайского МИДа Ван И. А 8 мая председатель Си вновь встретился с Ким Чен Ыном в китайском Даляне.

Поэтому у китайцев на нынешнем трехстороннем саммите несколько иные задачи и приоритеты. Сейчас Китай находится в самом разгаре торговой войны с США, в которой на кону — не просто престиж страны, а миллиарды долларов. На этом фоне неудивительно, что для Китая трехсторонний саммит является возможностью прежде всего объединить три азиатские столицы под соусом борьбы с американским протекционизмом. От него, кстати, достается и Токио, и вполне может достаться и Сеулу, невзирая на военные альянсы южнокорейцев и японцев с США.

Так что вполне логично, что в преддверии трехсторонней встречи китайские СМИ выдвигают на первый план экономическое сотрудничество, предлагая, в частности, активизировать реализацию давней идеи о создании зоны свободной торговли между Китаем, Японией и Республикой Корея.

Разные интересы накладываются на многочисленные двусторонние трения сторон. Китай с Японией не первый год спорят о принадлежности островной гряды Сенкаку (по версии Китая — Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море. В 2012-м контролирующее острова правительство Японии, по сути, национализировало Сенкаку, что в КНР было встречено решением создать в Восточно-Китайском море опознавательную зону ПВО «для защиты суверенитета и территориальной целостности».

Территориальные споры омрачают и двусторонние отношения Токио с Сеулом. Причем если в случае с Сенкаку проблемы в последние пару лет отошли на второй план, то в случае с Южной Кореей они, напротив, вновь попали в повестку. Например, в преддверии межкорейского саммита МИД Японии направил в Сеул официальный протест против использования для украшения десерта, которым угощали лидеров Севера и Юга, картинки с флагом объединенной Кореи. А всё потому, что острова, которые Токио считает японскими и именует Такэсима, изображены на нем как часть корейской территории (обе Кореи именуют их Токто и называют своими).

К этому списку вполне можно прибавить и недавно реанимированную президентом Муном тему бывших корейских узниц японских военных борделей (малоизвестную на Западе, но крайне важную и болезненную тему в Азии), и не до конца урегулированные трения Пекина с Сеулом из-за установки в РК американских ПРО. Равно как и общее недоверие трех стран друг другу как в силу исторических причин, так и на фоне растущего национализма в каждой из них.

На этом фоне может показаться, что от грядущего трехстороннего саммита Сеула, Пекина и Токио вряд ли стоит ждать прорывных достижений. Однако такой вывод был бы слишком преждевременным: как показывают последние события на Корейском полуострове, добрая воля сторон решает многое.

Автор — замдиректора Института Дальнего Востока РАН

Источник — «Известия»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>