Юридическая помощь

Секрет успешного развития Дальнего Востока открыли в министерстве по развитию мегарегиона?

ДальнийВ by .
О том, как удалось выстроить работу с инвесторами, каких результатов удалось достичь за четыре года, в интервью «Интерфаксу» в конце минувшего, 2017 года рассказал министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

– Минвостокразвития активно привлекает инвестиции на Дальний Восток. Каковы результаты, Александр Сергеевич?

– На сегодняшний день число инвестиционных проектов на территориях опережающего развития (ТОР) и в Свободном порту Владивосток (СПВ) превысило тысячу — их одна тысяча девять (1009). В конце декабря прошлого года их было четыреста тридцать шесть (436). Динамика налицо – количество проектов за год выросло больше, чем в два раза. Все эти проекты – это три и семь десятых (3,7) триллиона рублей прямых инвестиций. Естественно, они находятся в разных инвестиционных фазах. Важно, что уже запущено восемьдесят шесть новых предприятий, более ста двадцати миллиардов рублей вложено, около семи тысяч новых рабочих мест уже создано. При этом для двух из девяти субъектов Дальнего Востока в рамках уже фактически вложенных инвестиций реализованы крупнейшие проекты. А именно: в Магаданской области на базе Наталкинского золоторудного месторождения запущено предприятие, а в Еврейской автономной области — Кимкано-Сутарский ГОК. Главным результатом инвестиций является заработавшие новые предприятия, которые дают рост экономике, промышленности, новые рабочие места, поступление налогов, а значит, и новые социальные возможности.

– Вы говорите о том, что инвестиционные проекты – это «задел» на будущее…

– Модель инвестиционного развития — это не забег на короткую дистанцию, а работа вдолгую. Здесь очень много труда и напряженной работы, начиная от принятия законов, нормативных актов, создания институтов развития, работы с инвесторами, продвижения всей этой системы, последующего сопровождения проектов, и на каждом шаге возникают те или иные вопросы или проблемы. Но если ты все эти шаги не прошёл, если ты все эти проблемы не преодолел, то и на результат нет основания рассчитывать. А вот если ты сначала вспахал, удобрил, посеял, потом и сорняки прополол, и поливал всходы, и ухаживал за ними – то будет урожай.

Инвестиции by .
Инвестиционная модель экономического развития очень похожа на выращивание урожая. Что посеешь – то и пожнёшь. Поэтому, когда мы говорим о результатах, то нельзя говорить, что текущие показатели — это результат только этого года. На самом деле — это результат с самого первого дня нашей работы. Причем, когда я говорю «с самого первого дня», я имею в виду, что 24 октября 2013 года у нас было первое заседание правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока. Всё, что тогда было нами сформировано и сказано за десять минут, повлекло за собой путь реализации длиной в четыре года, чтобы эти десять минут слов реализовать на деле. Это марафон, который не сопровождался фейерверками.

– Впервые мы с вами в статусе министра общались в феврале 2014 года на Красноярском экономическом форуме…

– Да, это было 28 февраля 2014 года, в 14:30. Как раз в этот день мы направили в правительство первую версию проекта федерального закона о территориях опережающего экономического развития. Тогда это было всё на бумаге, а теперь можно уже приехать посмотреть на действующие предприятия.

– Скажу честно, я сомневался.

– Не вы один. Я хорошо помню совещание у председателя правительства по данному предложению. Тогда четырнадцать министерств были против. Вот с таких позиций мы начинали. Решающее значение имело решение президента страны и председателя правительства.

– Все эти годы вы общаетесь с инвесторами. Как меняется отношение представителей бизнеса к новым льготным условиям?

– Инвесторы голосуют деньгами. На сегодняшний день для реализации на Дальнем Востоке, как я уже говорил, заявлено более тысячи инвестиционных проектов. Поэтому главное, что нам поверили и российские, и иностранные инвесторы. Двадцать шесть процентов прямых иностранных инвестиций, поступивших в Россию в этом году, пришли именно на Дальний Восток. Если брать инвестиции на душу населения – у нас самый большой показатель в России. Мы занимаем второе место по общей сумме привлечённых инвестиций после Центрального федерального округа, но если Центральный округ отделим от показателей Москвы, то Дальний Восток по данному показателю будет на первом месте в России.

Ежегодный Восточный экономический форум, который посвящён в значительной степени привлечению инвестиций на Дальний Восток, в этом плане тоже показателен: в 2017 году было подписано двести соглашений на сумму более двух с половиной триллионов рублей. К нам приехали представители более шестидесяти стран мира. На форуме было несколько глав государств: президент России, премьер-министр Японии, президент Республики Корея и президент Монголии, а также вице-премьер Китая, министр иностранных дел Индии.

– Если анализировать уже действующие проекты в ТОРах, можно ли сказать, какие направления больше интересуют иностранных инвесторов, а какие — отечественных?


Мы, формулируя механизмы ТОРов, Свободного порта Владивосток, отталкивались от потребностей инвесторов. Если ты хочешь, чтобы к тебе инвестор пришл, чтобы он у тебя работал, нужно понять, что ему нужно. Фактически эта работа должна быть построена так: есть потребитель, а ты производитель. Если ты произведёшь то, что удовлетворит нужды инвесторов, они у тебя будут работать, не произведёшь – не будут. Инвесторов же заставить невозможно. Только убедить, привлечь. ТОРы — это продукт, который государство произвело для инвестора. Продукт, который включает в себя готовую инфраструктуру, благоприятные, удобные и быстрые административные процедуры, налоговые льготы, кадровую поддержку. Вот четыре основных потребительских свойств ТОРов.

Мы постоянно расширяем границы ТОРов. С чем это связано? Инвесторы говорят: а нас вот эта локация интересует. Хорошо, значит здесь и будет ТОР. Мы вносим поправки в постановление правительства, и границы ТОР устанавливаются там, где инвестор хочет реализовать свой проект. ТОРы идут за инвесторами.

– Продолжу тему расширения. По вашему мнению, стоит ли распространять статус свободного порта на все порты и аэропорты Дальнего Востока?

– Этот процесс сейчас идёт. Это естественный процесс и связан он, ещё раз подчеркну, с реальным практическим интересом инвесторов. Кстати, у нас появилась новая грань: например, из режима Свободного порта есть востребованность распространения на другие территории одного звена – электронной визы. Так, по поручению президента страны, со следующего года режим электронной визы будет распространен на все международные аэропорты Дальнего Востока.

– Электронная виза – это хорошо для развития туризма…

– Совершенно верно. Доказано опытом: упрощение визового режима увеличивает туристический поток. Рядом с российским Дальним Востоком живёт очень много людей. Если говорить про Азиатско-Тихоокеанский регион, то это четыре миллиарда человек. При этом из них около ста пятидесяти миллионов ежегодно пополняют ряды среднего класса, а это уже потенциальные туристы. Дальний Восток для них рядом: из Пекина во Владивосток два часа лететь, из Токио — два часа, из Сеула – тоже два часа. Это гораздо ближе, чем, например, в Москву или Санкт-Петербург. Если здесь создать необходимые условия, то для всей азиатской цивилизации именно Дальний Восток станет самым близким местом европейской цивилизации, и именно сюда будут прилетать иностранные туристы.

– А у вас есть статистика, сколько иностранцев уже воспользовались электронными визами?

– Механизм электронной визы заработал во Владивостоке восьмого августа 2017 года. Для посещения Владивостока выдано более шести тысяч электронных виз гражданам восемнадцати стран.

– Я вас правильно понимаю: виза – ключевой фактор, который должен потянуть за собой и инфраструктуру, и транспорт?..

– Что мы видим по факту. Когда бизнес увидел решение президента страны о введении электронной визы во всех международных аэропортах страны, то стал гораздо активнее инвестировать в инфраструктуру, связанную с развитием туризма. Потому что бизнес понимает, что поток туристов из Азиатско-Тихоокеанского региона придёт на Дальний Восток.

У нас в аэропорт Владивостока пришёл новый ключевой акционер Changi Airports International (сингапурский аэропортовый оператор – прим.).

Хабаровский аэропорт сейчас реконструируют, и в него хотят зайти иностранные инвесторы.

– В продолжение транспортной темы хочется подробнее узнать про развитие международных транспортных коридоров (МТК) «Приморье-1», «Приморье-2». Также корейцы предлагают навести «Девять мостов» сотрудничества — это сопутствующие проекты или нет?

– Они в одном коридоре находятся. Если говорить про «Приморье-1», «Приморье-2», то за 2017 год мы существенно продвинулись в реализации этого сложного, крупного проекта. Важной вехой в его развитии стало заявление руководства КНР о том, что Китай поддерживает инициативу России по развитию транспортных коридоров «Приморье-1» и «Приморье-2» и готов всемерно этому содействовать. Господин Си Цзиньпин заявил об этом в ходе визита в Москву летом этого года.

В декабре этого года двадцать пять специалистов из CCCC (China Communications Construction Company, госкорпорация по строительству объектов транспортной инфраструктуры КНР – прим.), а это крупнейший инфраструктурный девелопер Китая, провели полевой аудит в Приморье. Эта работа велась в рамках подготовки технико-экономического обоснования (ТЭО) проектов транспортных коридоров «Приморье-1» и «Приморье-2», которое, в свою очередь, должно быть готово в первом квартале 2018 года. Перед отъездом инженеров СССС был подписан протокол по результатам их работы. Когда же ТЭО будет готово, проект перейдёт к новой стадии.

Также мы с китайскими партнёрами готовим межправительственное соглашение между Россией и Китаем по сотрудничеству и развитию МТК «Приморье-1», «Приморье-2». В следующем году у нас стоит задача завершить и ТЭО, и межправсоглашение подписать. После этого можем рассчитывать на то, что пойдут первые инвестиции. Но уже сейчас в рамках МТК кратно вырос объём транзитных грузов. Китайцы даже на той инфраструктуре, которая есть, начали использовать транспортные коридоры, возить по ним грузы. За девять месяцев 2017 года в 4,7 раза вырос грузооборот по транспортному коридору «Приморье-1»!

– Как это взаимосвязано с темой «Девять мостов»?

– Развитие международных транспортных коридоров, создание девяти мостов — это по духу созвучно. Это проявление желания интегрироваться. Ведь транспортные коридоры – это прямая интеграция. Президент Южной Кореи господин Мун Чжэ Ин использовал такую метафору – «Девять мостов». Мосты как сопряжение, как интеграция, как желание вместе развиваться, сотрудничать, получать общий выигрыш. В этих мостах есть своя конкретика, свое наполнение. Это создание современной транспортной инфраструктуры в Северо-Восточной Азии, развитие энергетики, рыбопромышленного комплекса, сельского хозяйства. Недавно я встречался с лидером партии парламентского большинства в Республике Корея. И как раз обсуждали тему «Девять мостов». По распоряжению Мун Чжэ Ин создан комитет по северному развитию при президенте Республики Корея. Его возглавил спецпосланник президента Республики Корея Сон Ен Гиль. Месяц назад мы с ним обсуждали уже конкретику по этим «Девяти мостам». Мы со своей стороны подготовили план, и будем по нему работать с корейской стороной.

– Во время вашего недавнего визита в Корею обсуждалась также тема развития Северного морского пути: создаётся рабочая группа. Какие вопросы она будет решать?

– Эта тема также ложится в рамки сотрудничества по «Девяти мостам» – Северный морской путь один из этих пунктов. Корейская компания Hyundai Merchant Marine, со старшим вице-президентом которой я встречался в Корее в ноябре, очень заинтересована в реализации этого проекта. Мы договорились с ним начать с тестовых практических проходок по Северному морскому пути.

– Когда это может быть реализовано?

– Планируем в конце первого квартала 2018 года согласовать план тестовых проходок. Мы предлагаем несколько судов провести по Северному морскому пути, посмотреть, где есть узкие места, какие у корейской стороны проблемы возникнут, чего не хватает, возможно, появятся вопросы по навигации. Исходя из результатов тестовых проходок и будем планировать наши следующие шаги.

– Вы упомянули, что в 2017 году на третий Восточный экономический форум приехали представители более шестидесяти стран мира. Чего вы ожидаете от следующего ВЭФ?

– Я думаю, что до следующего форума произойдёт немало позитивных событий: будут созданы новые предприятия, будет развиваться социальная сфера, придут новые инвестиции, будут приняты новые законы. В трёхлетнем бюджете на развитие Дальнего Востока выделено сто двадцать семь (127) миллиардов рублей, это в два раза больше, чем в предыдущий период.

Если говорить про ожидания, то у нас каждый ВЭФ их превосходил: на первом форуме ожидали одних результатов, получалось даже больше, на втором – ещё больше, на третьем – ещё. Будем стараться продолжать в том же духе.

«Интерфакс»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>