Колония особого режима в Хабаровском крае станет второй по численности в российской системе исполнения наказаний

Первую на Дальнем Востоке тюрьму особого режима в посёлке Эльбан Амурского района Хабаровского края за форму корпусов прозвали «Снежинкой». К следующему году численность заключённых здесь достигнет 250 человек и колония станет второй по численности в России, среди подобных учреждений, уступая лишь колонии «Чёрный дельфин». Каждый месяц сюда этапами доставляют осужденных, для которых смертная казнь заменена пожизненным лишением свободы, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Со здешними обитателями пообщалась корреспондент Хабаровского телевидения Людмила Смирнова:
«Скан сетчатки глаза на входе, сверхчувствительные датчики по всей территории. В этой колонии с безобидным неофициальным названием «Снежинка» отбывают наказание самые опасные преступники России – террористы, серийные убийцы, те, кто совершил свои деяния с особой жестокостью.

— Внимание! Камера 85! На исходную!

Илья Тихомиров не прячет лица от камеры. Говорит, за годы заключения изменился.

На кадрах 2006 года – последствия взрыва на Черкизовском рынке в Москве – одного из девяти терактов, которые он совершил вместе с подельниками из расистских побуждений. Тогда погибли 14 человек. На момент задержания Илье было 19 лет.

Илья Тихомиров, заключенный:
— Купил какие-то ингредиенты в магазине удобрений. Намешал. Сделал смесь, принёс на место. Когда я узнал, что погибли люди, меня это шокировало. Естественно, всё в голове перевернулось. Это была юношеская глупость. К сожалению… Да…

А Максим Киселев в школе очень любил машины, и уже в 15 лет получил первый срок – за угон. Потом – воровство, разбой, угроза расправы. В пьяной драке зарезал шестерых человек.

«Слава» нежданно настигла его за решеткой. Пачки писем со всего мира стал получать после выхода в свет документального фильма Марка Франкетти, который снимали в колонии «Чёрный Беркут» — это прежнее место заключения. Познакомился с девушкой из Италии. Ей 23, на июнь планируют свадьбу, позже – возможно – даже завести ребёнка. Это притом, что у Максима едва ли появится шанс на досрочное освобождение.

Максим Киселев, заключенный:
— Сами представьте: я убил шесть человек. Хотя даже не помню, и не было у меня желания лишать жизни. Но тем не менее я это сделал – и меня отпустить на свободу? Я сижу двадцать лет. Мне тридцать шесть лет. Я в принципе кроме тюрьмы ничего не знаю.

Таких разных историй со схожим финалом в этих стенах всё больше: каждый месяц этапом сюда доставляют не менее шести заключенных.

Игорь Юдин, заместитель начальника отдела безопасности Исправительной колонии ИК-6:

— На данный момент двадцать три уже принято. На конец года планируем принять ещё двадцать три.

Ну а к концу 2018 обитателей «Снежинки» будет уже 250. Колония особого режима в Хабаровском крае станет второй по численности в российской системе исполнения наказаний.

Людмила Смирнова,
ГТРК «Дальневосточная»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>