Член-корреспондент РАН Борис Воронов: «Амур хронически болен»

Амур и нефтепродукты

На прошедшей в Хабаровске II Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы обеспечения прав и свобод человека и гражданина: региональное измерение» с участием уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Татьяны Москальковой, омбудсмены регионов страны вынесли на обсуждение экологическую тему, в частности — право человека на безопасную окружающую среду. Одним из самых ярких на форуме было выступление директора хабаровского Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения РАН, члена-корреспондента Российской Академии наук, доктора биологических наук Бориса Воронова, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Сегодня уровень экологической культуры человека и общества, в котором он живет, определяет судьбу природы. Общество стоит перед выбором: сохранить планету и выжить или продолжать оказывать давление на природу и, в конце концов, погибнуть. Поэтому охрана окружающей среды, сбережение её природных богатств для следующих поколений приобретают всё большую актуальность и значимость.

- Приамурье — это огромный регион, более одного миллиона 850 тысяч квадратных километров, — сказал он. — Амур находится в десятке крупнейших рек мира. Но почему-то всем кажется, что такое небольшое население на российском Дальнем Востоке позволяет нам считать нашу территорию исключительно чистой и привлекательной, без каких-либо проблем. Но на самом деле Приамурье находится в пределах четырёх государств: Россия, Китай, Монголия и совсем немного Северная Корея. И из общего населения около ста миллионов человек проживает на территории Китая. В бассейне Амура живёт пять миллионов человек на территории России, 32 тысячи — на территории Монголии и несколько десятков человек — на территории Северной Кореи. Таким образом, всё-таки общее-то количество населения больше ста миллионов человек. И, конечно же, влияние на эту территорию со стороны человека огромное.

Пожары над тайгой

По словам Воронова, одной из серьёзных проблем, с которой пришлось дальневосточникам столкнуться в последнее десятилетие, стало мощное загрязнение окружающей среды и, прежде всего, водных экосистем и воздушных масс со стороны ближайшего соседа.

- В результате исследований, которые мы проводили, выяснилось, что от пятидесяти трёх до девяноста процентов по целому ряду ингредиентов загрязнителей лепту вносила китайская сторона, — сообщил Борис Александрович. — И главный приток Амура — река Сунгари, через которую эти загрязнения поступали. В последние годы китайская сторона очень интенсивно взялась за решение экологических проблем, тратит большие деньги на это — до нескольких миллиардов юаней в год. Строит очистные сооружения: за последние пять лет на территории КНР в бассейне Амура построено больше ста очистных сооружений различного статуса, от городских производственных до маленьких локальных. И проблема с загрязнением воды постепенно начала снижаться. Но оно до сих пор далеко от хорошего, и я думаю, что в течение десятилетия эта проблема по-прежнему будет для нас достаточно острой.

Не менее острой учёный назвал проблему лесных пожаров.

- Катастрофическая горимость возникает для Приамурья раз в 22-23 года, высокая — раз в 10-15 лет. В результате в целом и на российской, и на китайской части бассейна воздействию пожаров подвергается от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов гектаров. И, конечно же, это очень сильно влияет на современное состояние биологического разнообразия территорий: гибнут звери, птицы, растения, деревья. Это очень сильно влияет на качество атмосферы и качество вод, поскольку с каждого гектара в водоёмы и водотоки смывается около трёхсот килограммов зольных элементов. И примерно столько же поступает в атмосферу, которая переносит их на огромные расстояния. В период катастрофической горимости повышается заболеваемость людей, ухудшается их здоровье. Особенно это отражается на здоровье рожениц, которые в это время вынашивают и начинают рожать детей. В это время у людей возникает очень много различных осложнений здоровья, асфиксии и всевозможные отклонения от нормального состояния.

Борис Воронов особо подчеркнул, что очень большой ущерб территориям, где эти пожары происходят, наносится ещё и с точки зрения экономической.

- У нас в 1998 году, по неофициальным данным, было пройдено пожарами более шести миллионов гектаров. Из них более трёх миллионов гектаров — лесные территории, остальные — луговые, остепнённые, болота и заболоченные пространства. В результате этих пожаров было погублено примерно 135 миллионов кубометров деловой древесины. Мы часто боремся, особенно экологические движения, «зелёные», когда встает вопрос об увеличении, например, экспорта древесины на один-два миллиона. Но не думаем о том, что в результате пожара теряется в десятки раз больше. В 1991 году мы считали, сколько же на Дальнем Востоке составляют потери древесины от пожаров. Так вот, в среднем семьдесят миллионов гектаров в год! Более того, практически изменяется и качество тех территорий, по которым прошёл пожар. Поэтому и с точки зрения экономической, и с точки зрения социальной, и с точки зрения биологического разнообразия это большое бедствие.

Наводнение — дело рук человеческих

Не обошел своим вниманием руководитель ИВЭП ДВО РАН и водную стихию.

- Очень серьёзная проблема связана с периодическим возникновением в Приамурье катастрофических паводков. Многие, в том числе и учёные, связывают их возникновение со стечением природных обстоятельств, которые влияют на эти процессы. К примеру, паводок 2013 года — это удивительное и уникальное сочетание факторов, когда в пределах всего бассейна шли дожди. Такого не было никогда. Но надо учитывать и другие факторы, в частности, человеческие, антропогенные. Природа-то к паводкам привыкла. Она к ним адаптировалась и в той или иной степени, лучше или хуже, их переносит и потом восстанавливается. Для человека же это серьёзный фактор воздействия, ухудшающий степень комфортности его жизни. Давайте посмотрим, какова же здесь роль человека. Так вот, значительное влияние его деятельности происходит через обезлесивание территорий. И в некоторых районах, как за пределами России, так и в её пределах, эти потери лесных территорий огромны. А мы всегда должны помнить, что одно взрослое дерево в среднем транспирирует (испаряет, отдаёт) влагу в атмосферу порядка ста литров в сутки. И вот представьте себе, когда обезлесенные территории раскинулись на миллионах гектаров… С другой стороны, сам фактор физического воздействия на формирование паводка со стороны леса тоже оказывает существенную роль. Достаточно сказать, что если на безлесной территории паводок начинает формироваться в первые же часы, на лесных территориях — в течение суток, то на заболоченных пространствах, которые как губка впитывают дождевые осадки, — это только второй (в лучшем случае), а так третий, а то и четвёртый день.

Кроме того, по словам член-корреспондента РАН, очень серьёзное воздействие оказывают и линейные сооружения.

- Мы как-то это не обсуждаем и не осмысливаем, а ведь зачастую строительство железных и автомобильных дорог ведётся без пропускных «окон». Вот, в частности, у нас дорога Хабаровск — Биробиджан: на траверзе Хабаровск в 2013 году паводок разлился на семнадцать километров, практически на всю ширину поймы. И как раз дополнительный подпор, примерно семьдесят-восемьдесят сантиметров, создала именно эта дорога, в которой было недостаточно водопропускных окон, и тогда вся масса воды собралась у нашего железнодорожного моста. Представьте: ширина поймы семнадцать километров, а ширина мостовых пролётов около двух километров, и всё собралось там!
Кроме того, непосредственная человеческая деятельность связана с процессами управления водными ресурсами, в частности, в попуске гидроэлектростанций. На территории России всего две крупных ГЭС — Зейская и Бурейская, на территории Китая их около сотни, и крупных, и мелких. И, конечно же, объёмы попусков с водохранилищ этих ГЭС играют очень большую роль в характере формирования паводка. Мы в своё время писали, как управлять этими попусками, чтобы они были экологически адаптированными, но, к сожалению, в критических ситуациях, а особенно при не очень умелом управлении и слабых знаниях создаются дополнительные трудности и уровень паводка растёт.

Ещё одной сложной и серьёзной проблемой для Приамурья, влияющей на экологическую обстановку, уверен Борис Александрович, является сельскохозяйственное освоение территорий.

- Зачастую земля распахивается до линз воды. Мы неоднократно наблюдали, когда наши китайские коллеги приводят сельскохозяйственное поле прямо к воде, и тогда с поверхностным смывом все минеральные удобрения, пестициды и гербициды, которые применяются в сельском хозяйстве, оказываются в воде.

И, наконец, рыбная ловля. Часто говорят, что Амур очень ёмкая экосистема, которая может прокормить практически всё население Дальнего Востока — если бы она была здорова. И, прежде всего, вспоминаем о лососёвых рыбах. Но достаточно сказать, что сейчас мы имеем только двадцать-двадцать пять процентов от былого нерестового резерва Амура. Лососёвые нерестятся только в пределах бассейна Нижнего Амура. И, более того, — из тех нерестовых площадей, которые мы имеем, лишь пятнадцать-двадцать процентов пригодны для хорошего нереста. Почему? Потому что то же самое обезлесивание, пожары, вырубки лесов и распахивание создают усиление для поверхностного смыва, в результате чего происходит заиление нерестилищ. Они становятся забитыми мелкодисперсными веществами, и рыбе не хватает сил должным образом построить нерестовое гнездо. Это серьёзная проблема. И, конечно же, браконьерство: в последние сто с небольшим лет численность осетровых в бассейне Амура сократилась почти в восемьдесят раз, лососёвых — более чем в пятьдесят раз. И не только за счёт заиливания нерестилищ или плохих условий для нереста в целом, а за счёт того, что значительная часть — иногда это больше половины! — вылавливаемой рыбы является браконьерской.
Браконьерство распространено и в приилистых разработках, мы очень часто слышим о чёрных лесорубах, и при охоте, когда удаётся перехватить на границе десятки лап медведей, приготовленных для экспорта за рубеж. Поэтому я считаю, что любой человек в современном мире должен иметь представление, в какой он среде живёт и какие факторы эту среду формируют. И — быть неравнодушным. Сейчас очень много делается и субъектом федерации, и нашей страной в целом для того, чтобы наладить контакты в экологической сфере для решения экологических проблем. Только с Китаем мы имеем больше десятка различных соглашений экологического плана, но этого недостаточно. И общественность — и наша, российская, и китайская — начинает понимать необходимость создания форума. И первый форум по решению экологических проблем в Северо-Восточной Азии уже прошёл в Пекине, готовится второй форум. Мы там свою позицию стараемся отстоять и подтолкнуть китайских коллег к поиску разумных подходов по решению экологических проблем.

Марина Дерило, «Тихоокеанская звезда»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>