Политолог Виктор Пироженко — о том, почему сотрудничество Москвы и Пекина может стать ключевым в решении корейской проблемы

Флаг Китая

Ситуация вокруг северокорейской ядерной программы остается напряженной. На днях Пхеньян провел очередное испытание баллистической ракеты, причем через несколько часов после того, как в Нью-Йорке завершилось специальное заседание Совета Безопасности ООН по ситуации на Корейском полуострове. Вероятность военного вмешательства США дополнительно взвинтила ситуацию в регионе. В итоге чем реальнее военные угрозы Вашингтона в адрес официального Пхеньяна, тем демонстративнее северокорейское руководство проводит испытания баллистических ракет, пишет для «Известий» политолог Виктор Пироженко.

В этой ситуации перед РФ и КНР стоит задача совместными усилиями вовлечь США в мирное решение ядерной проблемы КНДР. Успешное взаимодействие Москвы и Пекина на данном треке поможет выработать принципиальную модель мирного урегулирования иных кризисных ситуаций в других регионах мира с участием трех держав.

Для этого имеется главная предпосылка — позиции Пекина и Москвы по вопросу северокорейской ядерной программы «близки до степени совпадения», как сказал на днях посол России в Китае Андрей Денисов. Он заявил, что «и мы, и Китай никогда не будем поддерживать ни ядерную, ни ракетную программу КНДР».

Китай, действительно, строго выполняет резолюции Совета Безопасности ООН, применив санкции против КНДР. Но одних лишь усилий Китая, как и РФ, для окончательного решения ядерной проблемы Северной Кореи явно недостаточно.

Суть проблемы заключается не в слабом давлении КНР на Пхеньян, а в конфликте между Вашингтоном и Пхеньяном. Усугубляет ситуацию отсутствие даже минимального доверия между сторонами, что невозможно без прямого диалога, которого тоже нет. Хотя накануне Дональд Трамп и обмолвился, что мог бы даже в перспективе встретиться с северокорейским лидером.

Авантюрная погоня Северной Кореи за ядерными и ракетными технологиями как раз обусловлена отсутствием всяких гарантий безопасности северокорейскому политическому режиму. Каждый руководитель КНДР после Ким Ир Сена пытался избежать участи очередной жертвы политики США по смене режимов, которая показала ужасающие результаты в Ираке, Ливии, а в данный момент показывает в Сирии.

Но этого, видимо, не понимают в администрации Трампа. Там считают, что КНР при должном нажиме на северокорейских лидеров может побудить их отказаться от ядерной программы. А если этого не происходит, значит, по логике Трампа, нажим Пекина не столь жесткий, как это необходимо. И, по той же логике, следует подстегивать Пекин угрозами ужесточения торгового режима для китайских товаров на рынке США.

Симптоматично и откровенное признание самого Трампа в Twitter в разгар апрельского кризиса вокруг КНДР, когда Китай активно убеждал руководство КНДР заморозить все испытания по ракетно-ядерной программе: «Зачем мне называть Китай валютным манипулятором, когда они работают с нами по проблеме Северной Кореи?» Одновременно с этим минфин США официально отказался присваивать Китаю статус валютного манипулятора.

Подключение КНР к решению проблемы денуклеаризации Корейского полуострова, видимо, убедило Трампа в том, что его, говоря модным нынче сленгом, «дешевые понты» в виде имиджевого и абсолютно бессмысленного в военном отношении удара по Сирии, как и угрозы такого же удара по КНДР, оказали должное воздействие на Пекин.

В реальности же это совсем не так. И Пекин пытается донести эту мысль до Трампа. Ядерная программа КНДР также неприемлема для Пекина, как для США и РФ. Будь иначе, Пекин нашел бы множество способов, не обостряя до крайности отношений с США, отказаться от сотрудничества с Вашингтоном в этом вопросе.

Блеф Трампа в реальности не изменил изначальных принципиальных установок Китая в отношении КНДР. Американцам это вскоре предстоит понять, как и то, что иных путей решить ядерную проблему КНДР, кроме присоединения к усилиям тандема Пекин–Москва, нет.

При этом компетентные китайские эксперты подчеркивают, что администрации Трампа придется выполнить свою часть работы по мирному решению ядерной проблемы КНДР. Китайская сторона как бы дает понять, что план США — взвалить на Пекин и Москву все риски ухудшения отношений с Северной Кореей, а самим остаться в стороне, воздействуя на Пхеньян через Пекин, — раскрыт и не пройдет.

Пока же, по мере силового утверждения США в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке множатся стимулы для более тесного военно-политического сотрудничества России и Китая. При этом следует учитывать официальную позицию Пекина — не дать втянуть себя ни в какую геополитическую игру с «нулевой суммой» или в долгосрочный обязывающий союз. На этот счет имеются однозначные заявления официальных лиц КНР. Поэтому, учитывая настойчивое стремление некоторых кругов в США поссорить Россию и Китай или навязать КНР некий «союз двух» (США–КНР), который был бы направлен в том числе и против РФ (о чем в свое время много рассуждал Бжезинский), такая позиция КНР для России благоприятна.

Она создает прочную основу для еще большего укрепления стратегического партнерства с Китаем в борьбе против реальных угроз, которым могут подвергнуться две страны на своих границах со стороны внерегиональных держав. В любой конфликтной ситуации на Дальнем Востоке РФ и КНР становятся друг для друга надежным тылом. А таких ситуаций, учитывая трамповскую версию «реализма» в политике, США, видимо, создадут еще немало.

Источник — «Известия»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>