Яхтинг в России: от хобби императора к олимпийскому виду спорта

яхты by .

105 лет назад морской министр Российской империи Иван Григорович подписал Устав Российского парусного гоночного союза. Документ был подписан в рекордно короткие сроки — всего два дня спустя после подачи. Причина спешки была проста: до Олимпиады в Стокгольме, на которую допускались только яхтсмены, состоящие в национальном союзе, оставалось несколько месяцев, к тому же в Финляндии, на тот момент входившей в состав империи, и на Балтике такие союзы существовали еще с 1907 года, информирует «Тихоокеанская Россия».

Добиться главной цели, прописанной в уставе 1912 года, — победы сборной Российской империи на Олимпиаде — тогда так и не удалось. Зато удалось заложить традиции парусного спорта, объединив разрозненные организации, до тех пор являвшиеся скорее клубами по интересам для обеспеченных и высокопоставленных людей.

Добровольно-принудительный яхт-клуб

Одним из претендентов на звание первого в мире яхтенного клуба (появляться они начали еще в XVIII веке) является основанная в Петербурге Петром I Невская флотилия. Она появилась в 1718 году — на два года раньше, чем британский Коркский яхт-клуб, официально считающийся первым в мире. С одним нюансом: пользование судами Невской флотилии для представителей вводилось в принудительном порядке.

Петр I, для того чтобы вдохновить подданных на знакомство с парусными судами, специально отказался от постройки мостов через Неву, предоставив им взамен купленные за казенный счет суда. А членство в настоящем, классическом яхт-клубе было не просто добровольным — состав участников довольно жестко ограничивался уставами организаций.

Яхтенный спорт в России оценили лишь спустя век — зато на высшем уровне. В 1846 году был создан Санкт-Петербургский императорский яхт-клуб, членами которого являлись в том числе великие князья, придворные и высокопоставленные чиновники. Согласно уставу организации, вступить в нее могли только дворяне. Впрочем, даже будь он открытым для всех, членство в клубе смог бы потянуть далеко не каждый.

Потенциальный участник Санкт-Петербургского яхт-клуба должен был не только обладать собственным судном, но и иметь средства на то, чтобы вести подобающий образ жизни — организация создавалась и функционировала по принципу полноценного клуба, что включало в себя посещения ресторанов, участие в благотворительных мероприятиях и концертах, а также занятия другими видами спорта, прописанными в уставе, — такими, например, как охота или фехтование.

Спорт с хорошим видом

В 1867 году в Москве, на Берсеневской набережной, в районе стрелки Болотного острова, был открыт собственный речной яхт-клуб, «по образу и подобию Санкт-Петербургского». Спустя почти 30 лет клуб возвел на стрелке изящное здание в неоготическом стиле, которое сохранилось до сих пор.

Спортивным клубам в XIX веке дозволялось иметь буфеты, торгующие в том числе спиртными напитками. И в яхт-клубе не преминули этим воспользоваться. В здании был открыт хороший ресторан с видом на Москву-реку, кроме того, одним из главных попечителей клуба в конце XIX стал Иван Шустов — владелец водочно-коньячной империи.

Помимо причала и ресторана, там также имелась хорошая библиотека — клуб занимался книгоизданием. А дважды в год в нем проходили благотворительные маскарады и концерты, все средства от которых направлялись в помощь инвалидам.

Перестройка в яхтенном спорте​​​​​​​

К началу XX века собственные яхт-клубы были в большинстве крупных городов империи. Однако участники рассматривали их в первую очередь как клубы по интересам, а не спортивные организации. Так, в уставе московского яхт-клуба особо подчеркивалась необходимость выполнения различных «гимнастических упражнений» и «катания на коньках и на буэре» — но многие члены клуба предпочитали гимнастическим упражнениям визиты в ресторан с эффектным видом на реку.

Между тем конкуренция в яхтенном мире начинала обостряться. Спортивные парусные союзы уже появились на Балтике и в Финляндии, до Олимпиады в Стокгольме, куда допускались только члены национальных спортивных организаций, оставались считаные месяцы.

В марте, в рекордно короткие два дня, в морском министерстве был утвержден устав новой спортивной организации, главной целью которой стала подготовка к близящимся Играм. Задачи для участников были прописаны соответствующие: поощрялось содействие организации гонок — как со стороны клубов, так и со стороны отдельных владельцев яхт, за недостаточную активность в гоночном деле клубам, напротив, грозило исключение.

Спорт, доступный для всех

Но главной проблемой стала нехватка яхтсменов с достаточными спортивными амбициями: большинство тех, кто мог позволить себе собственное судно, не были заинтересованы в спортивных победах. Те же, кто всерьез был готов соревноваться, или не имели средств на собственные суда, или не могли стать членами клубов. Ограничение касалось не только происхождения. Так, студенты, даже принадлежавшие к дворянским родам, по действовавшим тогда законам не могли входить в какие бы то ни было клубы или общества. Парусному союзу удалось добиться исключения для яхт-клубов, но вскоре выяснилось, что большая часть принятой молодежи слишком амбициозна и тщеславна, зато не слишком прилежна, а потому для профессионального спорта не годится.

И тогда в союзе решились на помощь волонтеров: те, кто очень хотел участвовать в гонках, но не мог стать членом клуба по финансовым соображениям или в силу происхождения, были приглашены к участию на судах других участников. Это помогло несколько улучшить результаты на национальных соревнованиях, но до Олимпиады к тому моменту оставалось всего несколько месяцев и наверстать упущенное не удалось — в Стокгольме российскую команду ждало поражение. А парусный союз объявил своей целью подготовку к играм 1916 года.

Яхты на военной службе

Сбыться этим планам было не суждено: в 1914 году началась Первая мировая война. В первые же дни выход в открытое море частным судам был закрыт, а многие спортивные суда были «призваны» на военную службу, превратившись в боевые катера.

Парусный союз постановил изъять из устава пункт о подготовке к Олимпийским играм, сосредоточившись лишь на популяризации парусных видов спорта. А вскоре были отменены и сами Игры 1916 года, которые должны были проходить в Германии.

В 1917 году, после революции, все российские яхтенные клубы были национализированы — во многих из них теперь теснились учреждения, не имевшие ничего общего ни со спортом, ни с яхтами. Однако в некоторых — в том числе и в изысканном кирпичном здании клуба на стрелке Болотного острова в Москве — впоследствии разместились гребные и яхтенные секции, продолжив традиции своих аристократических предшественников.

Евгения Приемская, «Известия»

Похожие записи


Военной авиатрассе «Аляска — Сибирь» исполнится 75 лет: Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>