Чем Владивостоку запомнился Евгений Примаков

Евгений Примаков

Евгений Примаков

29 октября исполнилось бы 90 лет Евгению Примакову, одному из архитекторов концепции многополярного мира. И немало сделавшему для открытия Владивостока внешнему миру.

Научные похождения

Свой путь по карьерной лестнице Примаков начинал с журналистики, став главным редактором, собственным корреспондентом «Правды» на Ближнем Востоке. В 1969 г. во время поездки в Ирак он познакомился с Саддамом Хусейном, что впоследствии давало ему возможность решать дела на Востоке полюбовно. После журналистики Примаков подался в науку, став в 1985 г. директором Института мировой экономики и международных отношений АН СССР, превратившись в одного из ведущих отечественных востоковедов, крупного ученого в области мировой экономики и международных отношений.

На период его научной деятельности приходится начало его знакомства с Владивостоком, куда он стал заезжать, когда шло дело к открытию города. В 1988 г. в краевом центре был проведен первый международный симпозиум с участием элиты политологической науки из разных стран мира. Евгений Примаков был среди тех, кто пробивал идею превращения Владивостока в восточный форпост «нового мышления». Здесь Примаков говорил о разрушении системы сверхдержавного типа мирового устройства, о переходе к многополюсности цивилизации конца ХХ века и о большой роли открытия Владивостока в этом деле.

Примаков побывал на двух симпозиумах по проблемам АТР, проведенных во Владивостоке в 1988 г. и 1990 г., и ему здесь понравилось. Особенно ему запомнились выходы в море на белоснежном теплоходе «Антонина Нежданова» и роскошное застолье с массой деликатесов и изрядным возлиянием.

Об одном из таких «возлияний» корреспонденту KONKURENT.RU рассказали коллеги Примакова, ученые. «Посещение Примаковым Владивостока в связи с международным симпозиумом по проблемам АТР совпало со временем закрытия Горбачевым журнала «Виноградарство и виноделие». Вел Евгений Максимович себя достаточно просто. После заседаний вся компания москвичей и местных ученых двинулась на остров Попова, в бухту Алексеева. Бригада аквалангистов была направлена для исследования дна на предмет морепродуктов. К ужину на берегу накрыли роскошный стол, украшенный ухой, блюдами из трепанга, гребешка, мидии и бутылками… минеральной воды. Развернувшаяся борьба с пьянством не позволяла местным ученым в открытую выставлять перед московским начальством спиртное, его спрятали в кустах и периодически бегали прикладываться к бутылочке. Будущий начальник разведки Примаков заметил какое-то непонятное движение и поинтересовался: «А что вы там делаете?» На пятом вопросе приморские ученые раскололись, после чего Примаков, улыбаясь, сказал: «Несите на стол!» На что наши смутились: «Так нельзя же…» «Это вам нельзя, а нам, из Москвы, можно!»

Бывший генерал-майор КГБ Олег Калугин так отзывался о Примакове: «Он, несомненно, человек высокоорганизованный, интеллектуально сильный. Я его знал давно. Кроме этих качеств он еще обладает, я бы сказал, «кавказским характером», умением создавать компанию друзей, всегда был «заводилой». Пользовался в этом смысле хорошей репутацией. Я много раз встречался с ним в различных компаниях. Должен сказать, что он всегда умел создавать вокруг себя дружелюбную атмосферу».

Спокоен, как танк

«Я переводил приватную беседу Примакова с тремя сингапурскими банкирами, — вспоминает переводчик конгресса «Японское море» 1990 г. — Примаков мне тогда показался классным мужиком, контактным, очень умным. Не знаю, что у него внутри, но с виду очень интеллигентный. Спокойный, как танк».

В программе «Время» тогдашний губернатор Приморья Евгений Наздратенко оценил премьера Примакова как государственника, с которым он плодотворно работал «по границе». Александр Латкин, экс-директор Международного института конъюнктуры и прогнозирования, отметил, что знает Примакова «как человека взвешенного, грамотного».

24 марта 1999 г. Примаков направлялся в Вашингтон с официальным визитом. Над Атлантикой он узнал по телефону от вице-президента США Альберта Гора, что принято решение бомбить Югославию. Примаков решил отменить визит, распорядился развернуться над океаном и вернулся в Москву.

По результатам социологического опроса, проводившегося во Владивостоке 9 ноября 1999 г., на тему «Лидерам каких политических партий и предвыборных блоков вы доверяете в наибольшей степени?», жители нашего города отдали предпочтение Зюганову, Шойгу, а на третье место поставили Примакова (тогда председателя фракции «Отечество — вся Россия» Госдумы РФ), опередившего Жириновского в три раза, а Черномырдина — в пять.

Будучи одним из лидеров постсоветской России, Примаков выдвинул идею создания тройственного союза: Китай, Индия, Россия. Шагом на этом пути стала владивостокская встреча в 2005 г. министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова с министрами иностранных дел Китая и Индии, где они и провозгласили новый союз.

Вот что об этом говорил сам Примаков: «Действительно, первым выдвинул эту идею я. И руководствовался при этом тем, что необходимо создавать такие стратегические фигуры, — в данном случае треугольник, который абсолютно не является некоей коалицией, военно-политическим союзом. Просто необходимо укреплять связи между углами этого треугольника. И мне кажется, когда мы движемся к многополярному миру, такие фигуры оказывают стабилизирующее воздействие. Особенно если речь идет об отношениях между Россией, Китаем и Индией. Все три страны эту идею поддержали. И одним из ее положительных последствий уже стало улучшение отношений между Пекином и Дели».

С декабря 2001 г. Примаков стал президентом Торгово-промышленной палаты России и на этом посту продолжал обращать свой взор на Восток. В 2008 г. Примаков принял президента Японской ассоциации по торговле с Россией и новыми независимыми государствами «РОТОБО» Такаси Нисиока, прибывшего в Россию для участия в III Российско-Японском инвестиционном форуме. Состоялся заинтересованный обмен мнениями о состоянии и перспективах развития российско-японских торгово-экономических отношений.

По словам Примакова, важнейшим компонентом сотрудничества являются контакты по линии регионов двух стран, в частности в контексте планов российского правительства по социально-экономическому развитию Сибири и Дальнего Востока.

В этой связи японская сторона также отметила, что живой интерес у японских бизнесменов вызывает возможность подключения к реализации проектов в рамках подготовки к саммиту форума АТЭС во Владивостоке в 2012 г.

Примаков был идеологом разворота России на восток. Как отметил Министр Лавров в своем юбилейном интервью о Примакове, Россию в последние годы часто обвиняют в том, что наша страна отворачивается от Запада и разворачивается на восток. А как раз Примаков возглавил министерство после того, как в первой половине 90-х годов Россия «отвернулась отовсюду, кроме Запада». И к Западу повернулась в качестве просителя, с просьбой пристроить в этот мир, который, «как было провозглашено, ознаменовал собой торжество либеральной демократии и конец истории».

Под концом истории, который провозгласил американский политический экономист японского происхождения Фрэнсис Фукуяма, понималось, что у Запада больше нет никаких конкурентов и быть не может. И Примаков, хотя и был вынужден делать шаги в стесненных условиях, когда инерция была задана сугубо прозападная, «обладая даром провидца», начал разворачивать страну на восток. Он прекрасно понимал, что политика может быть устойчивой, только если она опирается на реалии современного мира. Именно Примаков, по словам главы МИД, предсказал реалии многополярности и то, когда в мире появятся новые центры финансового могущества и экономического роста, а значит, и политического влияния.

Такие центры, как подчеркнул Лавров, появились, и сегодня многополярный мир является объективной реальностью, формирующейся на глазах.

В последние 14 лет жизни Примаков председательствовал в созданном им «Меркурий-клубе», неформальном и дружеском собрании ветеранов «большой политики», где экс-премьер делал аналитические доклады. Каждое заседание клуба итожилось резюмирующей запиской Примакова, которая затем фельдъегерской службой отправлялась президенту Путину. Глава государства писал на этих записках резолюции и давал соответствующие поручения.

В высших политических кругах Евгений Максимович имел прозвище Примус. В последний день рождения Примакова, 29 октября 2014 г., примус 1980-х годов с надписью «Рекорд-1» был среди главных подарков, которые вручил Примакову президент России Владимир Путин.

Юрий Уфимцев, «Конкурент»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>