Директор Приморского музея имени Арсеньева Виктор Шалай: «Корейцам удивительно приезжать во Владивосток и видеть общие страницы древней истории»

Виктор Шалай. Фотография пресс-службы Музея имени Арсеньева

Виктор Шалай. Фотография пресс-службы Музея имени Арсеньева

XXI век для музейной сферы — это настоящий вызов и проверка не только на прочность, но и на актуальность.

Время диктует свои условия: потребности людей в информации очень сильно изменились, и далеко не каждый музей может остаться востребованным для посетителей. В погоне за «модными» веяниями, музейные команды стараются сделать свои учреждения технологичными, при этом не всегда понимая интересы своей целевой аудитории.

О том, как сохранять актуальность в XXI веке и предлагать своим гостям современное прочтение истории, журналу «Дальневосточный капитал» рассказал директор музея им. Арсеньева Виктор Шалай.

- Виктор Алексеевич, какие факторы влияют на развитие музейных учреждений России?

- Несмотря на то, что многие музеи современности живут в представлениях середины XX-го века, которые очевидно устарели, четкий ответ на вопрос, что же такое музей XXI века, до сих пор не найден. Чем он отличается от учреждения предыдущего столетия, какие характеристики стоит оставить, а какие придется внести? Это дискуссии высокого порядка и высокого градуса напряжения, которые сегодня идут в мировом профессиональном музейном сообществе. Ведь мир действительно изменился, и идти от хрестоматийного определения музея уже тяжело: к нему необходимо добавлять новые возможности, которые появляются у исторических учреждений.

Мир меняется, и, к сожалению, многие музеи России не просто отстают, они валятся с воза современности, и нет никакой уверенности в том, что кто-то вернется для того, чтобы их подобрать и взять с собой в светлое будущее. Но все довольно просто устроено: на качество развития музейной сферы влияет несколько факторов. Во-первых, готовность самого музея к переменам. Во-вторых, объем государственного внимания. И речь здесь даже не про финансирование, а про понимание — власти должны четко осознавать, зачем им нужны музеи, и какую проблему они могут решать с помощью этого инструмента. В России находится больше 2500 музеев, и каждый уникален как отпечаток пальца. И ситуация одного учреждения может принципиально отличаться от ситуации в музее соседнего региона или даже города. Там, где власти дают ответ, зачем населению нужны такие учреждения, музеи могут развиваться. А если его нет, они барахтаются сами по себе и выдумывают, в какую сторону им поменяться, что порой приводит даже к комичным проявлениям. Чтобы сделать музей современным, закупается чудо-техника с яркими эффектами, лепятся QR-коды. Все это — набор действий, который говорит о растерянности и непонимании музейной командой того, как выстраивать отношения со зрителем и с государством.

- Как понимает свою задачу музей имени Арсеньева, и с какой целевой аудиторией взаимодействует?

- Мы ведем диалог с разными сообществами и исходим из того, что объем и качество памяти каждого человека влияет на жизнеспособность территории в целом. Я глубоко убежден, что от музеев зависит, сколько людей будет жить в конкретном регионе. В Приморском крае актуален вопрос удержания населения, и власти часто оперируют такими категориями, как количество рабочих мест, уровень образования, здравоохранения, доступное жилье. Это вполне справедливо. Но в данном ряду не хватает довольно важных составляющих, ведь работа и квартира — это средства жизни, но не смысл. А приблизиться к пониманию смысла жизни помогает память и вера. Поэтому музеи осуществляют важную функцию — закрепляют человека на территории. Не берут его в плен, не запрещают переезды, а презентуют прошлое и дают понимание, что земля, на которой живет человек — интересная и богатая. И более того — это его земля. Если беречь эту связь с местом, человек всегда вернется в родные края.

- Экспозиции учреждения находят живой отклик у молодежи — в стенах музея имени Арсеньева огромное количество молодых посетителей. Как удалось построить актуальный диалог с этой категорией зрителей?

- Надо сказать, что придумывать что-то экстраординарное для Владивостока нам не пришлось — по факту у нас нет конкуренции. Поэтому, все, что необходимо было сделать — это привести себя в порядок, выглядеть опрятно, быть вежливыми и не имитировать гостеприимство. Не улыбаться человеку потому, что так надо, а встречать его с улыбкой потому, что действительно радостно от того, что он пришел. Мы постарались создать кристально чистое пространство, свободное от бытового хамства, «надушили» музейные помещения человеческой теплотой для того, чтобы наши посетители всех возрастов приходили и понимали, что здесь их никто не обидит. А в максимально комфортном для гостя пространстве намного проще построить актуальный для него разговор. Мы это сделали и получили большой поток, немалую часть которого занимают гости возрастом 15+.
Не доверять молодежи и видеть в ней проблему — это удел любого старшего поколения, я и по себе это замечаю: приближаясь к 40 годам, начинаю отмечать существенные различия поколений. Да, молодежь другая: они в чем-то мощнее, в чем-то беззащитнее, в чем-то они инфантильнее, в чем-то взрослее. Но все, у кого в семье не забыли про элементарные нормы воспитания — чудесные. Они увлечены чем-то, ценят жизнь, имеют свою точку зрения. Но самое главное — у них есть потребность в новых знаниях. Да, они по-разному их берут и в разном объеме, но они готовы перенимать жизненный опыт. А музей как раз и существует, как пространство огромного количества жизненного опыта, которое ретранслируется следующим поколениям.

- За последние годы в Приморье значительно вырос туристический иностранный поток, и среди посетителей музея все чаще можно встретить граждан стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Как наличие таких гостей отразилось на повестке музея имени Арсеньева?

- В настоящий момент туристический поток региона не настолько масштабен, чтобы под него специально переверстывать повестку, но небольшие изменения в нее все же вносятся. Например, наш опыт работы с туристами показывает, что приезжим из других регионов России, Европы и стран Северной и Южной Америки по большому счету интересно все. Если подавать информацию грамотно и увлекательно, они будут очень живо на нее реагировать. Туристы из Азии — другие. Например, турист из Бельгии по интересам будет мало чем отличаться от туриста из Голландии. А вот путешественник из Японии от путешественника из Китая будут отличаться кардинально. И азиатские потоки действительно растут в Приморском крае. Но здесь есть нюансы, которые стоит учитывать.

Например, мы очень разочаровались в китайском потоке. Несмотря на то, что он огромный, интересы среднестатистического туриста из КНР культурную сферу в себя не включают. Эти люди заходят в музеи совершенно случайно, им больше интересен шоп-туризм. И поскольку потребление культурных услуг у них отходит на задний план, мы концентрируемся на других гостях из АТР — корейцах. Между Россией и Южной Кореей действует безвизовый режим, а Приморье расположено очень близко к этому азиатскому соседу, и мы получаем такой феномен, как большой поток туристов выходного дня. Зачастую это представители корейской молодежи, возраста 19-25 лет. Им многое интересно: места показа, достопримечательности, музеи и галереи. И подверстываться под них имеет смысл, поскольку они более отзывчивы.

Мы, например, расширили экспозицию государства Бохай. Безусловно, в той или иной степени этот рассказ всегда присутствовал в музее потому, что Бохай — часть территории Приморского края. Но это был всего лишь фрагмент. Сегодня корейский поток развернул наш музей в сторону большой выставки, поскольку история бохайского царства находит живой отклик у жителей Корейского полуострова. Они эту историю идентифицируют с собой, им удивительно приезжать во Владивосток и видеть общие страницы древней истории. Как показывает практика, эта выставка привела еще больший туристический поток в стены музея имени Арсеньева.

Наталья Комиссарова, «Дальневосточный капитал»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>