Борьба с коррупцией в Приморье и стране — пока это из сферы фантастики, считают эксперты

рисунок by .
Летом прошлого, 2017 года Приморский научно-исследовательский центр социологии провёл работу по определению оценки населением края уровня коррупции и эффективности принимаемых властью антикоррупционных мер. В представленном по итогам исследования аналитическом отчёте среди прочего отмечалось, что «в течение последнего года жители Приморского края заплатили в виде взяток не менее 2 миллиардов 433 миллионов 48 тысяч рублей, а средний размер взятки составил 21 614 рублей или 63,4 % от среднегодового месячного подушевого дохода жителей края». О выводах, сделанных специалистами по результатам этого исследования, как помнит внимательный читатель, мы писали год назад (смотрите номер газеты от 26 октября 2017 «Могут ли приморцы помочь в борьбе с коррупцией»). Год спустя еженедельник «Аргументы недели. Приморье» в рамках проекта «Порядок без корысти», выполняемого при поддержке администрации Приморского края, вновь обратился к материалам аналитического отчёта Приморского научно-исследовательского центра социологии: согласитесь, любопытно узнать, а что изменилось за прошедшее время в архиважном деле борьбы с коррупцией в крае, кроме того, что в Приморье поменяли первого руководителя, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

С вопросами об успехах в профилактике и предупреждении коррупционных проявлений или их отсутствии мы обратились к независимым экспертам, представляющим разные стороны нашей жизни – экологическое движение и академическую науку, высшую школу и журналистику. Нашими собеседниками любезно согласились стать председатель координационного совета по проблемам экологии края, главный научный сотрудник лаборатории морской экотоксикологии Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичёва Дальневосточного отделения РАН доктор биологических наук Владимир Александрович Раков, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии Юридической школы Дальневосточного федерального университета Виталий Анатольевич Номоконов и главный редактор газеты «Дальневосточные ведомости» Олег Леонтьевич Жунусов.

- В конце июня президент России Владимир Путин утвердил своим указом Национальный план противодействия коррупции на 2018-2020 годы. Документ рекомендует проводить в субъектах Российской Федерации общественные обсуждения (с привлечением экспертного сообщества) планов противодействия коррупции органов государственной власти. На ваш взгляд, насколько актуальна проблема коррупции для Приморского края?

Виталий Номоконов: Для края коррупция остаётся очень серьёзной проблемой и была таковой всё постсоветское время. Вспомним хотя бы громкие коррупционные скандалы последнего времени и уголовные дела в отношении вице-губернаторов края, мэров и вице-мэров Владивостока и других городов, руководителей муниципальных образований, депутатов разного уровня, правоохранителей, таможенников… Одно только перечисление фигурантов заняло бы много места.

- На борьбу со взяточничеством у нас вроде брошены все силы, профилактике коррупционных проявлений уделяют самое пристальное внимание – соответствующие разделы завели не только все госучреждения и организации, но и многие коммерческие структуры… Однако не находите, что нынешняя антикоррупционная кампания рискует повторить судьбу многих прочих широкомасштабных акций, например, антиалкогольных, антитабачных, и закончится с таким же успехом?

Виталий Номоконов: Конечно, рискует. При всём обилии мероприятий, планов, отчётов, публикаций, заседаний, конференций за бортом остаются главные вопросы. Обратите внимание: в Национальной стратегии противодействия коррупции говорится о цели ликвидации причин коррупции. А в чём они, никто до сих пор внятно не объяснил. Скажу больше: в документах, посвящённых противодействию коррупции, практически обойдена тема взаимосвязи коррупции и теневой экономики. Пока в нашей стране пятьдесят-семьдесят процентов экономики остаётся в тени, коррупция неуязвима, ибо это её главный экономический источник. Вот тут собака зарыта, по-моему. Пока нет реальной массовой поддержки, а есть необходимость выполнить распоряжения сверху, пока не учитываются причины коррупции, вместо противодействия мы имеем имитацию противодействия.

Владимир Раков: Это громкие слова – «брошены все силы», «уделяется самое пристальное внимание». Фактически не видно серьёзных результатов – громкие судебные дела вскоре «разваливаются», посадок практически нет, награбленное или наворованное возвращается коррупционерам, нет никаких конфискаций недвижимости, наказывают «стрелочников», на суде «пожурят» и «погрозят пальчиком» после чего отпустят… Самая обычная кампания, повторяющая судьбу упомянутых вами акций. А в соседнем Китае, напомню, мздоимцев расстреливают. Потому проблема коррупции была и остаётся актуальной, похоже и через два года, когда закончится срок этого плана, всё останется практически в том же состоянии, что и сегодня.

- Скажите, пожалуйста, известно ли вам о проведении в Приморском крае социологических исследований отношения населения к коррупции? Востребованы ли такие работы и способны ли они что-то изменить во взглядах наших сограждан?

Виталий Номоконов: Известны. В крае работает научно-исследовательский центр социологии, в 2016 году он провёл масштабное исследование о коррупции, правда, результаты исследования были направлены лишь узкому кругу администраторов, не получили широкой огласки и обсуждения. Это, я считаю, неправильно, даже если полученные результаты в чём-то не устроили администрацию края. Да и личность руководителя Центра лично мне, да, вероятно, не только мне, неизвестна. Это секретность, скромность или что?

Владимир Раков: Опросы населения – бесполезное занятие, он ведётся по домашнему телефону (мне иногда названивают), который есть не у всех, от которого многие уже отказались – есть же сотовый, можно отказаться от ответов или сказать неправду. Да и сами вопросы примитивны, выдуманы или «высосаны из пальца», а потому их нельзя воспринимать серьёзно (помню, как однажды меня спросили о благосостоянии семьи – сколько у нас фотоаппаратов, а так как к тому времени у меня их скопилось около десятка, то я так и ответил, «повысив благосостояние семей в городе»). Чушь все эти исследования путем опросов…

Олег Жунусов: Власть обязана информировать о своей деятельности, но для этого вполне достаточно интернета, частных и федеральных СМИ. Тут встает другой вопрос — частные СМИ имеют моральное право брать деньги от власти? На мой взгляд, да. Ведь государство создало условия, при которых СМИ очень трудно выживать. Приведу только один пример. Услуги монополиста по доставке газет «Почты России» обходятся дороже, чем всё остальное: работа редакции, стоимость бумаги, услуги печатников… Так что, полагаю, будет справедливо, если госорганы помогут СМИ. Главное, чтобы контракты на информационное обслуживание не были инструментом давления на СМИ. Чем, на мой взгляд, они сейчас обычно и служат, к сожалению.

- На ваш взгляд, кто более нетерпим к проявлениям коррупции, старшее поколение, молодёжь? Горожане или жители села?

Виталий Номоконов: У меня нет достоверных сведений на этот счёт. Если судить по известным акциям, которые провели сторонники Навального, то – молодёжь. Мы видим, как заметно выросла антикоррупционная активность молодёжи в стране, которая, провела организованные протестные акции. К сожалению, власти почти повсеместно довольно-таки негативно отреагировали на эти акции, сославшись на незаконность их проведения. Тем самым вместо поддержки антикоррупционного движения, честного и открытого диалога, чиновники и правоохранители как бы солидаризировались с людьми, обвиняемыми общественностью в коррупции, ограничились административным насилием. Большинство населения, естественно, относится к коррупции отрицательно. Тем не менее, каждый десятый житель Приморья, согласно данным опроса, проведённого Приморским научно-исследовательским центром социологии, за год хотя бы раз давал или брал взятки…

Владимир Раков: Кто более нетерпим к коррупции?.. Извините, но эти вопросы звучат глупо. Коррупционеры есть везде и в любом возрасте, как среди относительно молодых, так и старых. В целом же люди старшего поколения, которым уже за пятьдесят-шестьдесят, воспитанным ещё на советских законах и ещё помнящих как воров, спекулянтов, взяточников и коррупционеров судили, садили и расстреливали, они более нетерпимы к проявлениям коррупции, но у них уже не хватает физических сил и здоровья активно противостоять этому.

- Чего, на ваш взгляд, не достаёт в антикоррупционной работе в крае?

Виталий Номоконов: Очень многого. Преобладает ведомственный подход в ущерб общегосударственному. Нет должной координации деятельности органов государственной власти и управления, региональных и федеральных структур, правоохранительных органов и гражданского общества. Отсутствует необходимое научное обоснование и сопровождение антикоррупционной политики. В результате воздействие на коррупцию является поверхностным, имитационным, не затрагивающим причин коррупции, а результаты деятельности нередко оцениваются по формальным показателям.

Владимир Раков: Как это не странно, но не достаёт честных и не коррумпированных людей во власти. Известный факт – рыба гниёт с головы. Во властных структурах надо наводить порядок, особенно в тех ведомствах, от которых зависит выделение или распределение национальных богатств – земель, вод, лесов, рыбы, полезных ископаемых, рекреационных ресурсов, а также назначение на высокие должности, распределение и распоряжение финансами из бюджетов всех уровней.

Олег Жунусов: У нас получается, что чиновники сами решают кому и сколько средств дать, а для обеспечения нужного результата тендера прописывают соответствующие требования к участникам. Для специалистов это секрет Полишинеля. Ну разве это не коррупция?! А всего-то нужно проводить честные и прозрачные тендеры с обоснованными условиями. Понятно, что в таком случае никакие компании из других регионов не смогли бы выйти победителем в борьбе за контракты на информационное обслуживание в Приморье. Проще говоря, чтобы не на откаты побеждали, а по объективным показателям.

- Скажите, где приморцы сталкиваются с коррупцией чаще всего, какие отрасли подвержены мздоимству и откатам больше других?

Виталий Номоконов: Там, где крутятся большие деньги, где надо получать разрешения, согласования, где решаются вопросы наказания или ухода от него. По мнению граждан, как свидетельствует опрос 2016 года, на первом месте в рейтинге коррумпированности оказались правоохранительные органы, учреждения здравоохранения, органы, наделённые полномочиями по выдаче лицензий и разрешений, и система высшего образования.

Владимир Раков: Чаще всего с коррупцией и мздоимством приморцы сталкиваются при решении земельных вопросов под любое строительство – индивидуального жилья, производственных площадей, для развития своего дела. Также при решении вопросов эксплуатации и добычи биоресурсов (водных, лесных, охотничьих, лекарственных) и полезных ископаемых, эксплуатации рекреационных ресурсов (баз отдыха, памятников культурного наследия, национальных парков, заповедников, заказников, памятников природы). Особенно активно коррупции и мздоимству подвержены отрасли, эксплуатирующие природные ресурсы, являющиеся федеральной собственностью, но расположенные в географических границах края, которыми распоряжаются федеральные органы в Москве или в федеральном округе, которые там же и «процветают», к примеру, строительство открытых угольных терминалов на морских акваториях, или добыча ценных морских биоресурсов…

- Вообще, обуздать коррупцию реально или это всё из сферы фантастики?

Владимир Раков: Пока это из сферы фантастики, но обуздать коррупцию можно и сегодня, если, для начала, соблюдать хотя бы существующие Конституцию и законы Российской Федерации, а не пытаться «подогнать» их статьи в соответствии с «похотью» коррупционеров.

Виталий Номоконов: При нынешних условиях, когда не выявляются и не устраняются причины коррупции, это больше имитация или лишь ликвидация некоторых её последствий, нежели реальное противодействие.

Олег Жунусов: Главное, что для этого требуется — политическая воля. Однако этого почему-то никогда не было. Но хочется верить, что будет!

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>