Каковы важнейшие итоги исторической встречи лидеров Северной и Южной Кореи

Лидеры КНДР и Южной Кореи

В жизни Азиатско-Тихоокеанского региона и всего мира в целом произошло без преувеличения знаковое событие — встреча руководителей КНДР и Республики Корея. Главным документальным итогом саммита стала совместная декларация, определяющая пути нормализации отношений двух стран, которые более 60 лет живут — по меньшей мере, формально — в состоянии войны, информирует «Тихоокеанская Россия».

Стирая границы

Межкорейский саммит проводился в третий раз в истории — последняя такая встреча на высшем уровне состоялась в 2007 году. С тех пор отношения КНДР и с южным соседом, и с другими странами региона и планеты вообще прошли несколько периодов обострения, поэтому надежд на то, что переговоры Ким Чен Ына и Мун Чжэ Ина заложат основу для их нормализации, было много. Об этом говорит хотя бы детальная проработка плана мероприятий, проведенных в рамках саммита, и их во многом символический характер.

Важным элементом этого действа, проходившего в расположенном в демилитаризованной зоне в районе Пханмунджом, стала встреча лидеров двух стран на границе — вернее, на демаркационной линии, разделяющей Север и Юг с момента окончания Корейской войны — конфликта, завершившегося в 1953 году, но официально так и не законченного.

Именно эту линию — бетонную полосу шириной около полуметра — и перешагнул Ким Чен Ын по приглашению своего коллеги, став первым лидером КНДР, ступившим на южнокорейскую землю. Потом Ким и Мун совершили это же символическое «нарушение границы» в обратном порядке, «побывав» уже в Северной Корее.

«Маленький шаг для человека, но огромный скачок для всего человечества» — эти слова американский астронавт Нил Армстронг произнес, первым ступив на поверхность Луны. Ставшая крылатой фраза вполне подходит и для «прогулки» руководителей Севера и Юга — во всяком случае, в символическом плане.

В моей руке – твоя рука

Символизма на саммите вообще хватало. Например, Ким и Мун вместе посадили дерево — сосну, олицетворяющую мир и процветание. Корни лидеры двух стран присыпали тоже «на паритетной основе» — и землей со священной горы Пэктусан на Севере, и грунтом с горы Халласан на территории Юга. Не случайно было выбрано и само дерево, которое обрело новый «дом» — оно растет с 1953 года, когда две Кореи смогли договориться о перемирии.

Максимально сбалансированным организаторы постарались сделать даже меню для трапез руководителей двух государств и их приближенных — и не только с гастрономической, но и с геополитической точки зрения. Угощать участников решили и блюдами, характерными для Севера, и кушаньями, которые традиционно считаются «южными». Здесь, правда, не обошлось без небольшого просчета — меню вечерней трапезы повара южнокорейского президента обнародовали за несколько дней до встречи, и одно из блюд не понравилось… Японии.

Дело в том, что манговый мусс кондитеры украсили маленькой молочной шоколадкой с изображением территории Корейского полуострова, в состав которой включили и острова Лианкур (по-корейски — Токто). Проблема в том, что эта небольшая по площади территория является спорной — Япония, где острова называют Такэсима, предъявляет на их свои права. Дело завершилось протестом со стороны японского МИДа, но, похоже, эта «горчинка» не испортила аппетит высокопоставленным едокам.

Трапеза Кима и Муна имела и один непосредственный экономический эффект — благодаря холодной лапше нэнмён. Это блюдо, которое, конечно, готовят и в Южной Корее, всё же считается «северным», и лидер КНДР не преминул «прорекламировать» его коллеге до начала переговоров. «Вечером на ужин у нас будет знаменитое блюдо Севера — холодная лапша», — пообещал Ким, слова которого телеканалы транслировали в прямом эфире.

В итоге, как пишет агентство Yonhap, спрос на нэнмён в северокорейских ресторанах Сеула резко вырос и около кафе даже выстроились очереди. А «голодным» до хорошей «картинки» фотографам и телеоператорам, работавшим в Пханмунджоме, явно пришлось по вкусу и рукопожатие двух лидеров, длившееся добрых полминуты, и их прогулка в буквальном смысле рука об руку.

Листовки, семьи и денуклеаризация

Сами переговоры проходили и в расширенном составе (Ким Чен Ына, помимо прочей свиты, сопровождала его сестра Ким Ё Чен; она же приезжала на зимнюю Олимпиаду в Пхёнчхане, где, в частности, и велась подготовка к саммиту), и «с глазу на глаз». Главным итогом встречи стала подписанная главами государств совместная декларация.

Документ по перечисленным в нем целям и задачам тянет на звание эпохального. Прежде всего, в нем стороны подтвердили приверженность выполнению соглашений о ненападении, исключающем возможность применения силы друг против друга. Кроме того, КНДР и Республика Корея договорились начать поэтапное разоружение на фоне общего снижения военной напряженности в регионе.

Пхеньян и Сеул также обязались прекратить использование средств пропаганды — направленных друг на друга громкоговорителей и воздушных шаров, с которых в пограничных районах соседнего государства сбрасывались агитационные листовки.

Главная цель разоруженческих усилий — денуклеаризация Корейского полуострова. За неделю до саммита Ким Чен Ын объявил о том, что Пхеньян сворачивает ракетные и ядерные испытания, а также закрывает испытательный полигон на севере страны). Кроме того, путем контактов по линии военных ведомств, в том числе в трех- и четырехстороннем формате (с участием Китая и США) КНДР и Южная Корея рассчитывают выйти на подписание полноценного мирного договора (пока страны находятся в «бесконфликтном» состоянии на основании соглашения о перемирии — Сеул, кстати, этот документ даже не подписал, а Пхеньян вышел из договора в 2013 году).

Мирному сосуществованию двух соседей должны помочь и совместные проекты в гражданской и гуманитарной сфере. Так, Север и Юг договорились предпринять «практические шаги» для объединения сети автомобильных и железных дорог в так называемом восточном транспортном коридоре. Решено продолжить и мероприятия, направленные на воссоединение разделенных войной семей — встреча оказавшихся по разные стороны границы родственников должна состояться уже в августе этого года.

С осторожным оптимизмом

Итоги саммита оперативно прокомментировали в Москве — российский МИД назвал встречу значимым шагом Сеула и Пхеньяна «к национальному примирению и установлению прочных взаимосвязей, имеющих самостоятельную ценность». Ведомство также положительно оценило «договоренности, зафиксированные в Пханмунчжомской декларации», отметив, что саммит подтвердил «настрой сторон на интенсификацию политико-дипломатического процесса решения всего комплекса проблем Корейского полуострова, включая ядерную».

В позитивном ключе, хотя также аккуратно, высказались и в Вашингтоне. Президент Дональд Трамп в своем Twitter назвал встречу лидеров КНДР и Южной Кореи исторической. «После буйного года, который ознаменовался ракетными запусками и ядерными испытаниями, произошла историческая встреча [руководителей] Северной и Южной Кореи, — написал Трамп. — То, что происходит, — это хорошо, но лишь время покажет!». Позднее в четверг Трамп также уточнил, что его встреча с Ким Чен Ыном может состояться в ближайшие несколько недель.

Американский нажим

Собственно, и межкорейский саммит можно расценивать как своеобразный итог политики нынешнего президента США в отношении Пхеньяна. Еще в прошлом году Белый дом, реагируя на ракетные пуски и ядерные испытания КНДР, грозил Ким Чен Ыну силовой реакцией. Сторонниками жесткого подхода являются и новые «ястребы», в последние недели и месяцы пополнившие внешнеполитическую и оборонную команду американской администрации (особо среди них можно выделить нынешнего помощника Трампа по национальной безопасности Джона Болтона, допускавшего нанесение превентивного удара по Северной Корее).

Не исключено, что масштабные цели, под которыми в декларации подписался лидер КНДР, не только свидетельствуют о его стремлении к разрядке на Корейском полуострове, но и являются своеобразным реверансом в сторону Запада, который в ответ на такие шаги Севера может смягчить наносящий ощутимый урон экономике КНДР санкционный режим. Способствовать этому мог и недавний визит в Пхеньян Майка Помпео (в поездку он отправился, еще будучи главой ЦРУ, а накануне межкорейского саммита уже был официально одобрен сенатом в качестве нового госсекретаря США, сменив на этому посту оказавшегося чересчур «мягким» для Трампа Рекса Тиллерсона).

«Вздохнули с облегчением»

Как отмечает ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов, именно США играют главную роль в решении вопроса о денуклеаризации Корейского полуострова. «Учитывая накал антипхеньянских натроений в США, для Трампа важно добиться капитуляции КНДР или хотя бы так это продать внутри страны, — отмечает специалист, мнение которого приводит РБК. — Поэтапная разрядка, которая была бы приемлема для Кима, Белый дом вряд ли устроит».

С тем, что Вашингтон незримо «присутствовал» на переговорах в Пханмунджоме, согласен и глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. «США давят на Пхеньян, и в этом ключе будет действовать и южнокорейский лидер на нынешнем саммите, задача которого в данном контексте — передать месседжи Вашингтона», — прогнозировал законодатель в своем Facebook в день встречи Кима и Муна.

По оценке Косачева, Пхеньян пока рассматривает свой ракетно-ядерный потенциал как «единственную гарантию от потенциальной агрессии США», для отказа от которой КНДР нужен «иной механизм гарантий». Эта тема, допускает сенатор, и может быть поднята на саммите руководителей Соединенных Штатов и Северной Кореи. «Но пока, конечно же, порадуемся за глав двух корейских государств, — добавил Косачев. — Думаю, в эти дни многие вздохнули с облегчением».

Кирилл Сенин, «Известия»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>