Юридическая помощь

Председатель совета Фонда развития и поддержки дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий — о том, почему вероятная встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына — символ глобальных мировых изменений

Дональд Трамп

Нельзя не признать, что президент США Дональд Трамп умеет удивлять. Его согласие на встречу с Ким Чен Ыном произвело сильное впечатление на многих. Другой вопрос — и куда более важный — а чем эта встреча, если состоится, закончится.

Ким Чен Ын и Дональд Трамп и прежде являли миру явные доказательства своей решительности и, по крайней мере на словах, готовности идти на неожиданные шаги. Причем оба демонстрировали, что шаги могут быть направлены в самые разные стороны и привести к почти противоположным результатам.

Мировые элиты, выслушивая их заявления, приходили в страшное волнение. Мировая пресса преисполнялась рассуждениями фактически о неизбежности войны, расчетами потерь и предположениями о формах военной активности. Доставалось и обоим лидерам. Больше, кстати, Трампу, которого обвиняли в крайнем безрассудстве. Между прочим, и сейчас после сенсационных сообщений о прямых встречах чуть ли не в Пхеньяне Трампу опять достается — мол, не безрассудство ли это?

В течение многих лет противостояние Северной и Южной Кореи считалось одним из самых серьезных мировых конфликтов, чреватых драматической развязкой, включающей сценарий мировой ядерной войны. И большинство интеллектуалов полагало, что лучший из сценариев — своего рода «холодный» мир — медленное улучшение отношений между двумя половинами Корейского полуострова при более или менее эффективном контроле за ними со стороны великих держав.

И в самом деле не просматривалось никакого быстрого решения. Военное казалось и кажется чудовищным, а мирное, вплоть до интеграции полуострова, — труднореализуемым. В лучшем случае ожидались долгие годы хрупкого и неустойчивого равновесия в надежде на то, что в будущем что-то изменится и возникнет новое окно возможностей для серьезного улучшения ситуации.

Вместе с тем эти ожидания опирались на не вполне очевидные представления и о природе обоих корейских режимов, и о намерениях великих держав, и прежде всего США. Северная Корея, согласно этим ожиданиям, выглядит как агрессивная страна, управляемая маниакально настроенной элитой, Южная — как фрагмент новой глобальной капиталистической среды. И их противостояние, согласно тем же представлениям, следствие мирового конфликта между разными моделями развития мира.

Но последние события — не только готовность Трампа встретиться с Кимом, но и совместное участие спортсменов Севера и Юга в Олимпиаде, явно оживившиеся коммуникации между Кореями — наводят на мысль, что стереотипы — опасная вещь.

В связи с этим вспоминается небезызвестная комедия «Интервью» (2014) о том, как два простоватых американских парня — один ведущий развлекательного ток-шоу, а другой — его продюсер — едут брать интервью у Ким Чен Ына, который якобы поклонник их непритязательного, но храброго ток-шоу, наряду, кстати, с «Теорией большого взрыва»(!). ЦРУ, прознав о вкусах Ким Чен Ына, поручает им отравить его. Прибыв в Северную Корею, они сначала убеждаются, что Ким Чен Ын вполне славный малый, и мысль об убийстве кажется им по меньшей мере дикой. Затем, понятно, авторы сценария фильма заставляют героев поверить в мрачные взгляды спецслужбы на реальность. Но дело не в финале фильма, а в том, что его первая половина пронизана довольно смелой идеей, что не надо слишком доверять стереотипам.

И возможные переговоры между двумя лидерами могут выступить ярким подтверждением этого тезиса. В последнее время принято писать об изменении мирового порядка, о том, что нам стоит осознать, что после прекращения противостояния двух систем мы оказались в новом мире. В этом мире нет двухполюсной конструкции. В нем нет глобального спора о желаемом будущем и о путях достижения его. Ныне мы живем в очень подвижной конструкции, пронизанной коммуникациями невиданной прежде интенсивности. Проще говоря, мир стал более сложным во всех своих проявлениях. Мир, в котором нет господствующей системы ценностей.

Даже само заявление о возможности прямых переговоров уже своего рода прорыв. И готовилось оно, судя по всему, довольно долго. Очевидно, что колоссальную роль сыграли южнокорейцы. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин — как говорят, большой сторонник сближения с Северной Кореей — заявил, что возможная встреча будет знаком весьма существенных изменений. Более того, именно южнокореец, начальник управления национальной безопасности Чон Ый Ён сообщил прессе в Вашингтоне о предполагаемой встрече.

Не стоит забывать и о многочисленных американских шагах. Сейчас много спорят и о том, правильно или неправильно поступал Дональд Трамп, делая резкие заявления, и о том, насколько его наступательная позиция и санкции оказали воздействие на Северную Корею. Но в любом случае следует учесть, что Трамп не только грозил, ведь о готовности прямо говорить с Ким Чен Ыном он заявлял и прежде.

Си Цзиньпин также поддержал идею переговоров и продемонстрировал как внимание к этой теме, так и вовлеченность в процесс развития прямого диалога между США и Северной Кореей.

Даже если встреча состоится, сама по себе она проблем не решит. За ней должны последовать, а ей предшествовать многочисленные усилия, тяжелые переговоры и самая скрупулезная оценка ситуации: на кону решение одной из узловых проблем международной безопасности. И, кстати, не думаю, что срыв этой встречи приведет к необратимой катастрофе. Поскольку сами переговоры — ясный знак стремления сторон к разрядке напряженности. Так что впереди много встреч. И есть шанс, что не поле сражений.

Автор — председатель совета Фонда развития и поддержки дискуссионного клуба «Валдай», декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, член Союза писателей

Источник — «Известия»

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>