Юридическая помощь

Академик Минакир: наука — именно она должна ответить на вопросы: как сделать неправильное правильным, а нехорошее хорошим

DSC_9193 П А Минакир by .
Имя научного руководителя хабаровского Института экономических исследований Дальневосточного отделения РАН академика Павла Александровича Минакира, известного учёного-экономиста, давно уже стало символом глубокого знания и мудрости, острого ума и оригинальных идей. Его труды и исследования знают во многих уголках мира, его имя известно в научных кругах США, Японии, Южной Кореи, Китая, Австралии, Вьетнама. Эксперты из стран Восточной Азии, приезжая в Хабаровск, непременно стремятся побеседовать с академиком Минакиром, не без основания полагая, что он знаток социально-экономической ситуации в регионе, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

2 декабря Павлу Александровичу исполнилось 70! В канун столь знаменательной даты корреспондент хабаровской газеты «Тихоокеанская звезда» побеседовал с академиком Минакиром.

- Что привело вас в науку и конкретно экономическую?

- Наверное, стремление самому всё увидеть, познать, дойти до самой сути. Ещё в родном Симферополе, учась в строительном техникуме и проходя преддипломную практику на стройке, я заметил, что не всё, мягко говоря, гладко в производственном процессе, неэффективно, нерационально. Пришло желание всё улучшить, а для этого понять причины того, что правит миром и экономикой. И я решил, что наука политэкономия и есть тот камень и рычаг, объясняющий причины и последствия взаимоотношения людей в обществе, в производстве, и именно она должна ответить на вопросы: как сделать неправильное правильным, а нехорошее хорошим. Это стремление и привело меня на экономический факультет МГУ.

- Перед вами были разные возможности по окончании университета. Что подвигло приехать на Дальний Восток? Оправдались ли ожидания?

- Как выпускник МГУ, вместе с ещё несколькими амбициозными молодыми людьми приехал в только что образованный Дальневосточный научный центр, в отдел экономики, с твёрдым намерением если не сделать Дальний Восток экономическим раем, то хотя бы внедрить в экономику региона самые передовые модели, усвоенные в университете. Через несколько лет многие уехали, а я остался. И ни разу не пожалел об этом. Закончил аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию. В 1976 году отдел экономики был преобразован в Институт экономических исследований, формировались новые сектора. Мне предложили возглавить молодёжную группу, ставшую мозговым центром нового направления — региональной экономики. Группа переросла в сектор, сектор — в отдел.

- Широкая общественность обратила внимание на учёного Павла Минакира, когда вы заняли чёткую нонконформистскую позицию в связи с планами строительства химического комбината в Хабаровском крае…

- По большому счёту это не было неким манифестом. Но имело весьма существенные последствия как позитивные, так и негативные.
В восьмидесятые годы строился комбинат по производству азотных удобрений в Нижней Тамбовке. Из природного газа. Работали стройотряды, завезли материалы, был готов проект. Большие капиталовложения. У института возникло желание сделать экспертное исследование, что это будет за гигант экономический, какие будут результаты, как он будет влиять на жизнь края. Группа молодых учёных — человек восемь поехали туда, к нам присоединилась Комсомольская лаборатория — возглавлял её Владимир Быков. Он помог нам найти катер, организовать экспедицию. Приехали в Нижнюю Тамбовку. Разговаривали с инженерами, рабочими. Взяли много материалов чисто экономического характера. Посчитали балансы, поставки, натуральный продукт. И подготовили аналитическую записку по собственной работе.
Смысл её заключался в том, что не очень понятно, зачем это строится. У нас были обоснованные сомнения, что химический комбинат принесёт с чисто экономической точки зрения пользу. Тогда уже можно было говорить про рынок, про реализацию. Мы советовались с аграрниками, и они дали нам справку, что на самом деле по составу почв нам в крае и даже на северо-востоке Китая нужны не азотные удобрения, а фосфорные. Кроме того, большие комбинаты по производству азотных удобрений есть на западе России. Дефицита продукции нет. Поставлять эти удобрения скорее всего будет некуда. Попутно с нами экологи работали. И последствия по их данным были весьма сомнительные.
Был я молодой, ретивый, не искушённый в работе со средствами массовой информации. Только что, в 1986 году, назначенный исполняющим обязанности директора института. Пришла корреспондент «Молодого дальневосточника». Я ей наши выводы и рассказал. Вышла большая публикация со ссылкой на институт и меня лично с упором, что учёные доказали, что комбинат строить не надо, это приведёт к необратимым последствиям.
Конечно, разразился огромный скандал. Потому что комбинат был детищем первого секретаря крайкома партии Алексея Климентьевича Чёрного, и деньги уже были выделены, и люди на объекте. Скандал всесоюзного масштаба. Естественно, последовали санкции. Второй секретарь крайкома Геннадий Сергеевич Боровик меня вызвал и ласково сказал, что, как советский человек и коммунист, я должен понимать, что есть партийная дисциплина, есть решение, интересы края. И без разрешения свыше свои сомнительные выводы в печать отдавать не стоило. «Мы тебе пришлём корреспондента, и ты дай в СМИ правильную оценку ситуации», — сказал второй секретарь. Я решил, что это не интеллигентно получается, и довольно нахально отказался дезавуировать позицию института, и новое интервью не дал. Санкции были продолжены по полной программе. Меня отстранили от исполнения обязанностей директора института, поставили руководить другого человека. Только в июне 1991 года меня назначили исполняющим обязанности директора института, а спустя три месяца — директором.
Но, что немаловажно, комбинат так и не был построен.

- Насколько я помню, вы были главным идеологом концепции особого пути развития Дальнего Востока после того, как Россия сделала крутой разворот от плановой социалистической экономики к рыночной, и всех тяжёлых последствий этого разворота для нашей удалённой от Москвы территории. И активным пропагандистом создания на Дальнем Востоке свободной экономической зоны.

- Мысль всегда была направлена на поиск лучшей модели развития Дальнего Востока и Хабаровского края в частности. Этим институт занимается не один десяток лет. В восьмидесятых именно мы разработали первую программу развития Дальнего Востока. Работа над этой программой позволила собрать материал для докторской диссертации и стать подлинным «региональщиком».
В 1988 году я с группой сотрудников института совместно с японским научным центром работал над концепцией и проектом создания свободной экономической зоны в Находке. Проект мы разработали. В дело он не пошёл. Но уже в 1990 году мы создали большую группу по разработке проекта вывода из кризиса всего Дальнего Востока и его дальнейшего развития в условиях рынка. Использовали в том числе и наработки по Находкинской зоне. Главная идея нового проекта была в том, чтобы создать территорию особого режима на Дальнем Востоке с выделением южных районов. Мы там прописывали детально весь механизм, как это можно было организовать, вплоть до того, что собой должны представлять денежные и валютные потоки. В 1990 году на основании этого доклада только что созданная ассоциация экономического взаимодействия Дальнего Востока организовала здесь выездное заседание правительства Российской Федерации во главе с премьером Иваном Силаевым. Я делал доклад на этом заседании. Всё было воспринято очень благожелательно и с большим энтузиазмом поддержано. И во многом из этого доклада родились идеи пролонгации льгот для Дальнего Востока. Тогда у нас в «Тихоокеанской звездее» был мощный залп разных публикаций — интервью, авторские материалы журналистов.
А затем произошли известные события: Гайдар, шоковая терапия всей экономики и социальной жизни страны. И про продвижение идеи свободной экономической зоны на Дальнем Востоке пришлось забыть.
В середине 1990-х нами была разработана Федеральная программа социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья до 2005 года. Эта программа должна была смягчить негативные последствия проведения в регионе унифицированной либеральной экономической политики. Но в конечной редакции, к сожалению, главные идеи выравнивания экономических условий с средними по России были проигнорированы. С тех пор институт создал целый ряд программ по развитию региона. Наиболее масштабной стал форсайт-проект «Тихоокеанская Россия-2050», участие в которой приняли сто пятьдесят учёных со всего региона. В ней были сформулированы наиболее перспективные направления развития региональной экономики, определены рыночные и производственные ниши, которые могут помочь превратить регион в процветающую территорию.
Ну а то, что Дальний Восток спасёт торговля и кооперация со странами Азиатско-Тихоокеанского региона или Северо-Восточной Азии, из наших теоретических разработок давно уже выросло в практику.

- Кстати о практике. В начале девяностых вас пригласили на работу в правительстве Хабаровского края. И вы достаточно долго работали заместителем главы администрации края. Такой переход из науки в бурную реальную деятельность был интересным экспериментом?

- Не очень-то долго, пятнадцать месяцев. Но это был очень интересный жизненный опыт. Тогда удалось реализовать некоторые идеи по созданию привлекательного образа Хабаровского края для инвесторов. Были проведены опционы практически по всей «красной линии» Хабаровска. Но большую часть времени приходилось уделять насущным проблемам. Например, решать задачу финансирования края из федерального бюджета. Остро в начале девяностых стоял вопрос о выплате заработной платы на предприятиях, попавших поголовно в условия неплатежей за поставки продукции. Мы находили нестандартные решения, создавали институты, ускоряющие процесс взаиморасчётов между субъектами экономической деятельности.
Всё это не оставляло времени для занятия наукой, для руководства институтом, что было моим главным приоритетом. В результате после пятнадцати месяцев «эксперимента» непосредственную работу в правительстве пришлось завершить. Но и в дальнейшем значительная часть моей деятельности была связана с краем. В частности довелось многие годы быть председателем экономического совета при губернаторе края.

- С тех пор вы предложили целый ряд оригинальных идей по развитию края и Дальнего Востока в целом. Был проект по созданию у нас эталонных городов, как центров притяжения населения и капитала. Была концепция создания экономических дуг — северной и южной, с концентрацией в них предприятий перспективной направленности — так называемых северного и южного широтного хода. Вам же принадлежит идея развития близ границы с Китаем перерабатывающих сырьевые ресурсы предприятий, «отжимающих» добавленную стоимость на пути этих ресурсов на экспорт. Насколько, на ваш взгляд, эти идеи получили практическое применение?

- Эталонные города в какой-то степени реализуются. Есть отдельная программа развития Комсомольска-на-Амуре, большие средства вложены в коммунальную и культурно-социальную инфраструктуру Владивостока.
Государственная линия на развитие деревопереработки, нефтепереработки — тоже отголосок наших идей. Большие средства, вложенные государством в развитие железнодорожной сети Дальнего Востока, — тоже.

- Институт экономических исследований ДВО РАН — общепризнанная научная школа, которую возглавляет академик Минакир. В чём главная особенность этой школы?

- Это школа специалистов в области региональной экономики, экономики Дальневосточного региона, международного экономического сотрудничества в Северо-Восточной Азии. Она получила широкую известность и признание в России и за рубежом именно за доскональное знание предмета исследований и творческий подход в решении задач по развитию региона. Отличительными чертами этой научной школы являются теоретическая разработка программных методов регионального развития и внешнеэкономического сотрудничества, исследование региональной экономики как открытой системы не только в межрегиональном, но и в международном аспектах. Важнейшими чертами экономической школы регионального развития являются разработка методов и моделей функционирования и развития экономики Дальнего Востока в составе национальной и международной экономики. Эти идеи и разработки были развиты в трудах всего института и отдельных его сотрудников.
В числе основных зарубежных партнёров института — научные организации из Канады, США, Великобритании, Германии, Китая, Японии, Южной Кореи, Австралии, Германии, Голландии.

- Несколько слов о вашей семье.

- Отец Александр Наумович — ветеран Великой Отечественной войны. Это был человек, по которому я всегда сверял свои поступки, свою жизнь. Жизнь его была тяжела, с войны вернулся инвалидом. Образование получать было некогда, два сына требовали внимания и денег. Мама, Лариса Григорьевна, работала в Госбанке бухгалтером, бабушки, Этель Иосифовна и Ревека Давыдовна, пестовали нас с братом Юрой, дедушка, Григорий Хаймович, был, как сейчас сказали бы, кооператором-надомником, благодаря ему в семье водились «живые деньги». Все они образовывали чудесную, самоотверженную семью, все силы которой были направлены на то, чтобы помочь мне и брату получить образование, стать на ноги. Таких семей было великое множество, именно они «держали страну». Счастье моё, что я вырос в такой семье.
Жена — Горюнова Валентина Дмитриевна, уроженка Хабаровского края, экономист, много лет проработала в институте, много лет — в минсельхозе края. Дети — одно из чудес света. К счастью, умнее меня, надеюсь, что и удачливее будут. Сын, Александр, работает в институте. Дочь — Наташа, живёт в Москве, работает в Сити-банке. Чудо из чудес — внуки. Маша в Хабаровске и Алёша в Москве. Эти точно и умнее и успешнее будут. Если я чего-то смог добиться путевого в этой жизни, то это дети и внуки. Они — моя гордость. Они — надежда страны.
А ещё — ученики и соратники. До сих пор работают в институте и являются его стержнем те, кто приехал в далекие семидесятые из Москвы, потом в поздние семидесятые и восьмидесятые — из Новосибирска, Иркутска, пришёл из хабаровских вузов. Аспиранты и соискатели, студенты. Многие из них уже давно в «высоком полёте» — профессора, министры, бизнесмены. Многие не забывают институт. Не могу сказать точно, но какая-то почти мистическая связка между нами всеми присутствует все эти долгие годы. Может, это то, что называется судьбой.

Беседовала Раиса ПАЛЕЙ.

П.А. Минакир награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени (1999), Почётным знаком Андрея Первозванного (2001), серебряной медалью им. Н. Кондратьева (2004), золотой медалью им. Н. Кондратьева (2017).
Он является председателем экономического совета при губернаторе Хабаровского края, входит в состав экспертного совета по экономике Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации «Дальний Восток и Забайкалье», экспертного совета по проблемам социально-политического развития Хабаровского края, совета по научно-технической политике при губернаторе Хабаровского края.
Он является председателем Дальневосточного центра Российского национального комитета по Тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (РНКТЭС), активно участвует в работе Тихоокеанского экономического совета, Экономического форума Северо-Восточной Азии, Торговой комиссии ТЭС, Консультативно-координационного совета региона Японского моря.
Научные труды П.А. Минакира переведены и изданы в США, Великобритании, Японии, Франции, КНР, Республике Корея, Индии.
Он избран почётным профессором Академии общественных наук провинции Хэйлунцзян, КНР (май 2001), советником Российско-китайского торгово-экономического и научно-технического сотрудничества при правительстве Харбина (июнь 2008). За вклад в развитие международных отношений П.А. Минакир награждён правительством Японии орденом Восходящего солнца (ноябрь 2006).

Автор: Раиса ПАЛЕЙ

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>