Владивосток и его памятные причалы

Во Владивостоке в год 70-летия Победы так и нашли возможностей привести в порядок памятник морякам торгового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны, информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Все мы, как известно, родом из детства. От того, какие книжки читал человек в детстве, какую музыку слушал, даже какими улицами ходил, зависит, каким он станет гражданином, когда вырастет…

В детстве мы ездили с мамой к бабушке на Чуркин, она жила в частном доме, был там и огород, кормивший в том числе и нас. Добраться от нашего барака на Орлиной сопке до бабушки можно было и на автобусе, но очень уж неудобно, далеко и долго. Проще воспользоваться переправой, благо тогда она работала на нескольких направлениях стабильно и допоздна. Особенно радовала поездка на катерке-пароходике «Приморец», ходившем на угле и напоминавшем мне сразу и боевой корабль и трубный пароход из комедии «Волга-Волга». Путь к переправе на 36 причале проходил по тогдашней улице 1-го Мая или по параллельной ей Лазо, которые теперь (даже после их кардинального изменения) кажутся обязательной, неотъемлемой и чуть не заповедной частью города. Как и памятник морякам торгового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны, открытый в городе в канун 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции 6 ноября 1967 года чуть в стороне от переправы, на высоком берегу Золотого Рога. Они как скрепы, с которых начинается Родина.

Мемориал моряков составили монумент в центре и бронзовые плиты с силуэтами 24 погибших кораблей и именами членов их экипажей по сторонам. Реальным прототипом капитана в скульптурной группе памятника был Георгий Афанасьевич Мезенцев, работавший в годы войны начальником Дальневосточного морского пароходства.

Памятник открывали при стечении народа, заполнившем чуть не всю улицу и Пушкинский скверик. В нашем морском городе он сразу стал знаковым местом, а после зажжения у его подножия Вечного огня, доставленного во Владивосток из столицы от могилы Неизвестного солдата у Кремлёвской стены, – культовым. Сюда приносили цветы молодожёны, здесь принимали в пионеры, школьники вставали в почётный караул… Увы, сегодня всё это в прошлом.

В постсоветской России отказались от многого, что было в СССР, даже хорошего. Вместе с отжившим своё, костным и вредным нередко «выплёскивали и самого ребёнка». Тех, кто был не согласен с таким радикализмом, называли «совками»…

В пьесе Освальда Заградника «Соло для часов с боем», шедшей не так давно, но не задержавшейся на сцене Приморского академического краевого драматического театра имени М. Горького, есть сцена, где молодые влюблённые, пытаясь решить жилищный вопрос, предлагают деду жениха перебраться в богадельню, освободив для них, энергичных и любвеобильных, свою квартиру. Старик предлагает им деньги, но немного, и не находит сочувствия. «Я понимаю, не нуждаетесь вы ни в моем сочувствии, ни в моих деньгах, ни в моем барахле… Для вас всё это — старая рухлядь. Только эта рухлядь не всегда была такой старой… Кусок моей жизни – это барахло. Может, вся моя жизнь – такое же барахло. Но это была моя жизнь», – говорит он молодым, добавляя, что они это поймут, лет через шестьдесят, если вообще поймут…

Я этим городом храним,/ И провиниться перед ним/ Не дай мне Бог,/ Не дай мне Бог,/ Не дай мне Бог вовеки

Шесть лет назад, уже даже шесть с половиной, весной 2009 года на, мягко говоря, незавидное положение памятника внимание властей обратили ветераны Дальневосточного морского пароходства.

«В недоумении находятся ветераны ОАО «Дальневосточное морское пароходство»: неужели после завершения бурного строительства в центре Владивостока вечный огонь и памятник морякам торгового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны, окажется под мостом? И вообще – место ли под мостом памятнику и вечному огню?» – задавали они отнюдь не риторический вопрос и полпреду президента, и губернатору Приморья, и градоначальнику Владивостока. Ветераны писали: «Мы убеждены в том, что соответствующим органам власти, в первую очередь администрации города Владивостока необходимо срочно начинать работу по переносу памятника на новое место: искать возможные варианты площадок, проводить общественные слушания, продумывать источники финансирования…»

На мнение заслуженных людей, увы, не обратили внимания. Как и на выступления нашей газеты. На все публикации автора этих строк в прессе о безобразном состоянии памятника приходили успокаивающие, даже с благодарностью за активную гражданскую позицию, ответы. Последний пришёл в июне текущего года от Приморской краевой организации «Единой России», в котором подробно рассказывалось о проекте «Историческая память», который, оказывается, реализуется партийцами с 2013 года. «Не все представители власти были заинтересованы данным проектом и не до конца понимали значимость этой работы для жителей Приморского края так, как это понимаете вы», – отмечалось в письме. И сообщалось, что проект «Историческая память» партия «Единая Россия» будет продолжать «до тех пор, пока все памятники героям в Приморском крае не будут приведены в порядок». «Постепенно, объединив усилия местных властей, партии, представителей общественности и ветеранских организаций мы наведём порядок в этой сфере», – заверяли единороссы, предлагая и представителей СМИ присоединиться к работе по проекту.

Такой воодушевляющий ответ давал некоторую надежду, что хоть к 70-летию окончания Второй мировой войны территорию мемориала приведут хоть в сносный порядок – власти так любят говорить о придании Владивостоку (чуть не единственно их усилиями) внешнего лоска крупных, столичных городов. Но и эти надежды не оправдались. В частных беседах чиновники, депутаты, прочие ответственные лица искренне недоумевают: а что, собственно, не устраивает с памятникам морякам?.. В качестве ответа приведём почтовый конверт, купленный на этой неделе. На нём как раз изображена скульптурная группа памятника морякам торгового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны, с лазоревым небом на заднем плане. В реалиях сделать такой светлый снимок почти невозможно – мешает нависающий над монументом мост.

Похоже, нас приучили довольствоваться малым, когда только намёк на возможные изменения к лучшему воспринимается как само улучшение. Бывший Пушкинский скверик напротив мемориала моряков строители моста через Золотой Рог и вовсе срыли, оставшаяся неблагоустроенной территория превращена в очередную автостоянку. Куда пропал бюст поэта даже в год литературы мало кого беспокоит. Как и состояние сада Жертв революции от мемориала моряков до памятника Невельскому. Ещё одно памятное место Владивостока – Морское кладбище лишь на небольшом участочке содержится в более-менее приличном состоянии…

Чиновничье равнодушие и безудержный пиар бюрократов смущают. Ещё больше – лёгкость и молниеносность появления новым скульптур в городе или несокрушимая любовь к американской подданой, снискавшей такое безудержное поклонение своей частной перепиской… В одной известной песне поётся про родительский дом, начало начал, служащий каждому в жизни надёжным причалом. Владивосток с его улицами-пристанями, памятниками-скрепами, был, есть и, надеюсь, останется таким надёжным причалом для новых поколений. Уверенность в этом придаёт и существование в городе сразу четырёх детских флотилий (хотя раньше их было на порядок больше).

Сергей СЕМЁНОВ

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>