Владивосток, конечно, столица, но совсем не та – Юрий Авдеев

125873171_3282344528560980_2153699073705324069_o by .
Недавнее откровение главы Хабаровского края Михаила Дегтярёва, сделанное им при обсуждении с журналистами развития острова Большой Уссурийский, когда он назвал Приморский край «Тупиком Ильича», наделало шума. Скандал получился громкий, язвительные комментарии и даже злобных отповедей набралось немало. Но вот ведущий научный сотрудник лаборатории социальной и медицинской географии Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН кандидат экономических наук Юрий Авдеев предложил подойти к ситуации спокойно: «Ошибиться может каждый!», информирует «Тихоокеанская Россия», ТоРосс.

Ошибиться может каждый!

Врио губернатора Хабаровского края назвал Владивосток «тупиком Ильича». Рискуя прогневить жителей Приморья, тем не менее, замечу, Владивосток, конечно, столица, но совсем не та, о которой говорит врио, и не та, которой город назначили более двух лет назад президентским указом, и уж совсем не та, которая так тешит самолюбие жителей Владивостока. Когда новый хабаровчанин настаивает на том, что Хабаровск – столица Дальнего Востока, он абсолютно прав. Больше того, он прав, когда с позиций Дальневосточного федерального округа называет Владивосток тупиком (тот, кого он сменил, вообще называл краевой центр Приморья «аппендиксом»). Удивительно, но абсолютно «свежий» человек в Хабаровском крае уловил эту географическую особенность Дальнего Востока, тогда как инициаторам «переноса» столицы округа во Владивосток наука география не указ, они с ней не в ладах.

Вспомните, ещё не улеглись страсти после губернаторских выборов 2018 года, родилась идея отобрать у Хабаровска статус дальневосточной столицы. Аргументы в пользу переноса мало относились к существу вопроса, мотив имел очевидную политическую подоплёку. Моих аргументов, к сожалению, тогда не услышали.
Управлять территорией, протяжённостью в три часовых пояса, сопоставимой с материком Австралия, когда центр управления выносится на периферию, не только сложно, но не рационально и затратно. Понятие экономико-географическое положение места никто не отменял, и с точки зрения управления, координации, согласования действий одиннадцати субъектов федерации экономико-географическое положение Хабаровска гораздо предпочтительнее Владивостока. Поэтому позиция врио губернатора, который настаивает на том, что дальневосточным логистическим центром является Хабаровск, имеет под собой основание. Слабым аргументом его позиции является 2 300 километров береговой линии – но как не крути, основные порты всё же в Приморье. Понятно, что территория Хабаровского края в четыре с лишним раза больше Приморья. Расстояние до первого на тихоокеанском побережье тогда города – Охотска – более 1600 километров, не всякий сегодня доберётся до краевого центра. На половине территории Хабаровского края (три северных муниципальных районах) – живёт меньше десяти тысяч человек. Актуальной задачей для Дальнего Востока и для края является изменение административно-территориального деления, совершенствование территориальной организации и управления в федеральном округе, укрепление транспортной, энергетической и производственной связности всех субъектов округа, и только тогда без лишних споров можно будет увидеть, где столица, и какие задачи она должна решать. Пока же, перетягивая друг у друга столичные функции, политика оказывается решающим аргументом, а ещё очень хочется чуть-чуть урвать от федерального бюджета.

Конкурировали (точнее соревновались) Владивосток и Хабаровск всегда, у каждого из них есть свои преимущества и недостатки. Владивосток – это выход в Мировой океан, даже будучи закрытым для иностранцев, да и своих граждан, тем не менее был самым открытым городом от Урала до Тихого океана. Хабаровск же, так сложилось исторически, является пересечением сухопутных, водных, воздушных транспортных путей с севера на юг, с запада на восток. И у того, и у другого постепенно формировалась своя особенность инфраструктуры. Владивосток нередко и сейчас называют форпостом России на Тихом океане, крепостью, хотя уже тридцать лет город открыт, и здесь восстанавливаются забытые надолго функции международного центра, каким он был с момента своего образования: более двух десятков иностранных консульств, инфраструктурные преобразования к саммиту АТЭС, о чём даже не мечтали, Восточный экономический форум, кинофестиваль стран АТР… Всё это мало имеет отношение к управлению территорией округа, тогда как международные коммуникации становятся главными.

Ещё одно обстоятельство, о котором не следует забывать. От Красноярска на восток нет ни одного города-миллионника, самые крупные, с населением свыше 500 тысяч жителей, Владивосток и Хабаровск. Экономическая и социальная эффективность поселений во многом зависит от их размеров, от численности населения. Больше людей – более глубокий уровень разделения труда, выше уровень производительности, а значит больше возможностей сделать жизнь людей лучше, и в конце концов добиться того, чтобы люди отсюда не уезжали. И, разумеется, важно, на чём специализируется каждый конкретный город, что является его главной функцией, и как он взаимодействует и чём обменивается с другими поселениями. Сломать то, что складывалось многие десятилетия, не так уж и сложно, а вот создать что-то новое за последние 30 лет с трудом удаётся и в стране, и в регионе. Страна огромная, управлять из единого центра не так-то просто, возможно нынешний спор подвинет к тому, чтобы хотя бы начать обсуждение вопроса о том, что должно быть по меньшей мере два центра принятия решений: один в отношении запада, другой – востока. Не случайно же на гербе России двуглавый орёл. Москва-Санкт-Петербург – это европейское направление, Владивосток-Хабаровск – азиатское. Если уж не получается пока сформировать на востоке страны мегаполис, сопоставимый с городами соседних стран, то давайте хотя бы не станем разрушать то, что складывалось до нас, и укреплять устойчивую связь между нашими городами. Не так давно наши начальники с энтузиазмом подхватили китайскую идею наладить скоростную железную дорогу между Владивостоком и Харбином, но никому в голову не приходит мысль сделать такую дорогу между Владивостоком и Хабаровском. Один город выполняет функцию центра управления территориальным развитием Дальневосточного федерального округа, и с этих позиций Хабаровск по праву является столицей Дальнего Востока. Тогда как у Владивостока совершенно иная функция – он является площадкой международных коммуникаций, связывающей Россию, страны Европы со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, а потому он является Восточной столицей России, столицей Тихоокеанской России. Когда у одного города вынимают его естественно сложившуюся функцию, а другой перегружают несвойственными для него, проигрывают оба.

Всё это вроде как теоретические рассуждения, но за ними просматриваются более чем серьёзные практические проблемы. С точки зрения развития инфраструктурного комплекса, специализирующегося на одной или другой функции. Помимо того, что нынешний перенос «столицы Дальнего Востока» тянет за собой огромные финансовые затраты, первоначальное заявление полпреда президента в регионе, что с переездом бюджет не пострадает, оборачивается уже более чем двухлетней затяжкой решения этого вопроса.

Актуальность повышения эффективности управления (или хотя бы согласования) деятельности субъектов федерации чрезвычайно высока, а для этого в центре должны размещаться представительства каждой территории, что в условиях Владивостока весьма проблематично. Ему бы найти место для размещения представительств иностранных государств. Достаточно пройти даже по центральным улицам Владивостока, чтобы понять: пока город не тянет в международном плане на витрину России в Азии. К тем 680 миллиардам рублей, которые пошли на инфраструктурную подготовку к саммиту АТЭС к 2012 году, по тому курсу требовалось ещё не менее 900 миллиардов, чтобы соответствовать современному международному городу. Можно назвать много задач, которые требуют решения, за каждым из которых масштабные бюджетные вливания. Но принципиально в связи со спором, где и какой столице быть, требует хотя бы обсуждения вопрос о месте нахождения полпреда президента и министра Дальнего Востока. Почему и тот и другой большую часть времени проводят в Москве, тогда как в регион осуществляют преимущественно инспекционные наезды? Если разносить функции управления округом и международную, то место министра вместе с Министерством в Хабаровске, его зона ответственности – развитие социально-экономической сферы всех одиннадцати субъектов федерации Дальнего Востока. Тогда как полномочный представитель Президента Российской Федерации, и он же вице-премьер правительства главным образом выполняет роль связующего звена России со странами АТР. При таком подходе за прошедшее время во Владивостоке уже должны были бы появиться и часть секретариата АТЭС, и, возможно, российское представительство ШОС, и многие другие международные организации.

Как-то не очень удобно слушать о претензиях «столицы» на дополнительные бюджетные вливания, хотя такие деньги должны быть предусмотрены в федеральном бюджете. Но для Владивостока, вокруг которого в радиусе тысячи километров сконцентрировано более 300 миллионов человек, источником выполнения функции Восточной столицы является именно этот потенциал, остаётся только понять, как его можно использовать во благо города.

Юрий АВДЕЕВ

https://primamedia.ru/news/1077612/?utm_source=mail&utm_medium=subscribe&utm_campaign=evening_mail

Похожие записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>